Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Экономика, финансы

Инвестиционный голод

Последние десять лет Приморье постоянно испытывает дефицит в инвестициях. Сегодняшняя ограниченность финансовой поддержки со стороны федерального центра сохранится скорее всего и завтра. Роль восполнения денежных ресурсов практически полностью ложится на плечи капитала из-за рубежа. Но динамика поступлений иностранных инвестиций нестабильна. К тому же в большинстве своем общегодовые суммы вложений в реальный сектор экономики слишком малы, чтобы предприятия могли в полной мере модернизировать свои производственные мощности и тем самым способствовать повышению конкурентоспособности приморского экспорта. Что, несомненно, накладывает отпечаток на интеграцию Приморского края в экономику стран АТР на равноправных и взаимовыгодных условиях.

Последние десять лет Приморье постоянно испытывает дефицит в инвестициях. Сегодняшняя ограниченность финансовой поддержки со стороны федерального центра сохранится скорее всего и завтра. Роль восполнения денежных ресурсов практически полностью ложится на плечи капитала из-за рубежа. Но динамика поступлений иностранных инвестиций нестабильна. К тому же в большинстве своем общегодовые суммы вложений в реальный сектор экономики слишком малы, чтобы предприятия могли в полной мере модернизировать свои производственные мощности и тем самым способствовать повышению конкурентоспособности приморского экспорта. Что, несомненно, накладывает отпечаток на интеграцию Приморского края в экономику стран АТР на равноправных и взаимовыгодных условиях.

Скромные капвложения в регион не соответствуют тому географическому положению, которое он занимает. Казалось бы, соседство таких стран, как Япония, Китай и Южная Корея, по идее должно как магнитом тянуть к нам инвесторов. Но только теоретически. На практике же все выглядит совсем наоборот.

Если просмотреть статистику основных показателей инвестиционной деятельности последнего десятилетия прошлого века и начала нынешнего, то увидим, что более или менее солидную сумму иностранцы выделили краю всего один раз - в 2001 году. В других случаях предпринимателям приходилось довольствоваться освоением скудных ресурсов. И во многом по своей собственной вине.

- Когда объявили об открытости экономики, все государства кинулись к нам, - говорит директор международного института конъюнктуры и прогнозирования Александр Латкин. - Все-таки на горизонте замаячили новые перспективы для расширения деловых возможностей: отличное геополитическое расположение, неплохие климатические условия, производственный потенциал, в конце концов морские порты. Кроме того, мы одни из первых стали создавать свободную экономическую зону «Находка». Однако пора эйфории прошла быстро, поскольку чего-то реального для привлечения инвестиций сделано не было.

В результате приток иностранного капитала в течение нескольких лет то постепенно снижался, то резко поднимался. Так, в 1996 году объем инвестиций составил 96,6 миллиона долларов, в 1997 году - 94,7 миллиона долларов, в 1998 - 56,3 миллиона долларов и в 1999 году - 54 миллиона долларов. В

2000-м вроде бы наметился рост (78 миллионов долларов) и даже срикошетил на следующий, 2001-й (108 миллионов долларов). Но уже в 2002 году количество денег упало вдвое (57 миллионов долларов).

При таком неустойчивом инвестиционном фундаменте хозяйственные связи краевой экономики оставались и остаются непрочными. Несмотря даже на прошедший в позапрошлом году форум АТЭС, который должен был выступить в роли спасительной соломинки. Однако и после него инвесторы по-прежнему не толкаются локтями вокруг кучи привлекательных объектов вложений. По сути, единственный проект, который действительно на слуху - это приграничный торгово-экономический комплекс «Пограничный - Суйфэньхэ». Все. Остальные находятся в тени. Как следствие, за девять месяцев прошлого года за счет зарубежных стран в Приморье было инвестировано 44,8 миллиона долларов, что, правда, на 9,6 процента больше, чем за аналогичный период 2002 года. Статистика за весь год появится где-то в апреле, но тем не менее уже сейчас очевидно, что объем не перескочит хотя бы за сотню. Так что от проведения форума край пока не выиграл. И не выиграет, если инвестиционный климат не потеплеет.

КЛИМАТИЧЕСКИЕ РИСКИ

Причин, почему иностранцы с опаской поглядывают на край, предостаточно. Все-таки инвестор - субъект дотошный и потому не станет вкладывать туда, где не знают, как рационально использовать полученные богатства.

Недавно Приморский комитет государственной статистики провел обследование инвестиционной активности промышленных предприятий в 2003 году и инвестиционных намерений предпринимателей на 2004 год. Результаты показали, что деятельность в этом направлении осуществляли 72 процента опрошенных организаций, большинство которых вкладывали в основной капитал за счет собственных финансов. Другие обратились за помощью к кредитам и заемным средствам. Эти деньги руководители предприятий направляли на замену изношенной техники и оборудования, увеличение производственных мощностей, расширение ассортимента, снижение себестоимости продукции и экономию энергоресурсов. В нынешнем году кто-то собирается увеличить объемы инвестиций, а кто-то, наоборот, уменьшить. Или же совсем отказаться. Среди сдерживающих факторов были названы отсутствие финансовых ресурсов, высокие инвестиционные риски и высокий процент коммерческого кредита.

То, что многие на поддержание своего производства изыскивали внутренние средства, только подтверждает гипотезу недоверия иностранных инвесторов к приморскому хозяйственному сектору. С одной стороны, краевой рынок достаточно емкий, но с другой - продукция неконкурентная. Яркий тому пример - лес, которого в крае пруд пруди. Однако мебель все равно завозится из-за рубежа, и даже двери мы получаем из Санкт-Петербурга. Помимо всего прочего чуть более 40 процентов коммерческих организаций в крае нерентабельны, а значит, не привлекают капитал и сдерживают развитие региональной экономики.

Что касается кредита и займа, то практически 80 процентов оборотных средств предприятий являются таковыми. И это опять-таки не слишком положительно сказывается на имидже той или иной компании.

- Все кредиты, которые получает компания, как правило, сроком всего лишь на один год, - говорит исполнительный директор Центра развития инвестиций Марина Макеева. - И это опасная тенденция, потому что предприятие не имеет возможности пускать деньги на развитие производства. А получаемый доход - это доход прежде всего банка.

Потенциальные инвесторы не раскошеливаются еще и потому, что на Дальнем Востоке вообще и в Приморском крае в частности идет постепенное сокращение населения. А зачем кому-то создавать завод, если рынок сбыта настолько мал, что скоро реализовывать продукцию и вовсе станет некому. Плюс негативное отношение складывается из-за низкого прожиточного минимума.

Практически половина жителей края находятся за бортом нормального существования. За исключением, может быть, Владивостока и Находки. Но и тут деятельность инвесторов почти нулевая. Сравнивая тот же краевой центр с его извечным соперником Хабаровском, можно сказать, что деловая активность первого выше второго. Но если Хабаровск уже года два тому назад начал разрабатывать концепцию развития своего города, то Владивосток только недавно приступил к этому.

- Инвесторы постоянно крутятся вокруг Владивостока, - рассказывает начальник инвестиционно-аналитического отдела городской администрации Андрей Ахонин. - Но проворачивать свою деятельность они боятся, так как нет гарантий того, что деньги вернутся к ним. «Покажите свою заинтересованность в том или ином проекте, тогда мы подумаем», - говорят они. Заинтересованность эта проявляется участием денег. А город не может позволить себе это по одной простой причине - с каждым годом наш бюджет урезается. Если будет продолжаться в том же духе, то в ближайшем будущем мы вообще не сможем реализовать ни один проект.

Деньги населения играют одну из главных ролей в оптимизации инвестиционного процесса. Если посмотреть на Америку, то тамошние обитатели покупают акции различных компаний и таким образом обеспечивают себя и организацию. Конечно, большое значение при этом имеют огромные фондовые рынки, которые там развиты как нигде. В Германии несколько другая система. Закрытая. То есть акциями владеют крупные корпорации и банки. Западная часть России медленно подходит к использованию наличности. Восточная же пока очень далека от этого, впрочем, как и Приморский край.

- Я никогда не слышала, чтобы крупные приморские компании выпускали облигации, - отмечает Марина Макеева. - В лучшем случае работают в вексельном обращении. А ведь акции, облигации и другие ценные бумаги являются основными источниками дохода любого предприятия.

Проблема только в том, что если у приморцев и водятся деньги, то они не знают, где что купить. Во многом из-за отсутствия прозрачной отчетности организаций и нормальных условий для купли-продажи ценных бумаг.

Вот и получается, что в действительности лишь небольшое число предприятий способно наращивать основной капитал за счет собственных ресурсов и имеет готовые к реализации инвестиционные проекты. Между тем усилия компаний по оценке реально действующих спросовых ограничений и структуры рынка по большому счету неадекватны. Это само собой резко отражается на инвестиционном климате края.

Много барьеров на пути иностранных денег лежит и в социальном аспекте. Финансовые вливания, как правило, идут в собственность (недвижимость, оборудование и земельные участки). Откуда бы ни приходили деньги, это все равно идет только на пользу региону. Здесь даже не нужны какие-либо льготы или преференции. Важнее другое, а именно: сохранение и приумножение инвестиций. А для этого необходимо создавать нормальные условия для предпринимательской деятельности - развивать коммуникации, упрощать налоговые и арендные отношения. Помимо этого строить инфраструктуру, и прежде всего - социальную.

Социальный климат сегодня оставляет большой черный след на имидже Приморского края. В Дальневосточном федеральном округе нет другого региона, который бы испытывал такие катаклизмы, как отсутствие воды (а когда она есть, то зачастую грязная, непригодная для питья), замерзание жилищного фонда и тому подобное. Коммунальные аномалии сейчас вроде неактуальны, по крайней мере, в таком виде, как в 2000-2001 годах. Однако и сухих кранов достаточно, чтобы отпугнуть иностранцев, которые не станут ни за какие деньги жить в таких условиях.

Не стоит забывать и о политических рисках. Завтра не станет лучше, равно как и послезавтра, если эти риски будут давить на инвесторов. Не начнут вкладывать в край, пока не будет преемственности. То есть пришедшие к власти новые люди не перестанут кардинально менять всю экономическую политику.

ПУТЬ ОДИН: К САМОДОСТАТОЧНОСТИ

Как известно, в Приморье нет таких природных ресурсов в промышленных объемах, какие есть, например, в Якутии или на Сахалине. Его основное конкурентное преимущество в привлечении инвестиций заключается в выгодном географическом положении, близости к транспортным коридорам Азиатско-Тихоокеанского региона. Сегодня краевая экономика немного поднялась с колен. Но это всего лишь порог роста. Далее будет значительно труднее, так как редкими всплесками инвестиционной активности облегчить подъем не удастся. Необходим по меньшей мере стабильный уровень притока иностранного капитала. А лучше всего - настоящий инвестиционный бум.

Сейчас существует колоссальный разрыв между имеющимся уровнем инвестиций и необходимым для наиболее эффективного роста края. Нынешнего объема явно недостаточно. В администрации края полагают, что максимальный объем инвестиций, которые может освоить край, очень велик и исчисляется десятками миллиардов долларов, особенно если удастся грамотно интегрироваться в АТР. Оптимальным же считается уровень, составляющий 20-25 процентов от ВВП, в масштабах края это около 20-25 миллиардов рублей в год.

Достичь этого объема будет сложной задачей, учитывая множество дыр, которыми изобилует экономика края. Более того, то, что в дальневосточном инвестиционном процессе не все в порядке, дает понять и Москва. Федеральная инвестиционная программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на 1996-2005 годы и до 2010 года» разработана специально для ДВФО. Но при этом Минэкономразвития России не увеличивает уровень финансирования по ней. Отчасти потому, что край не готов грамотно освоить деньги.

- Объекты, включаемые в программу, должны иметь исчерпывающую информацию и документацию, - рассказывает председатель комитета экономического развития края Вячеслав Андреев. - Это и проектно-сметная документация, и экспертиза, и технико-экономическое обоснование. Все это необходимо передать до 1 апреля в три инстанции: Минэкономику, Минфин и Дирекцию федеральных программ. В противном случае объекты снимаются с финансирования. И это обидно, так как тогда деньги уходят в другие субъекты ДВ. В текущем году таких ошибок мы повторять не будем.

Но в любом случае доля федеральных средств должна быть на порядок выше по всем программным направлениям. Как минимум в два раза. В 2003 году их доля составила около 650 миллионов рублей. С потенциалом Приморья этого катастрофически мало. Тем более что доля финансирования федеральных программ из средств бюджета края возросла до 51 процента и составила в прошлом году порядка 2,5 миллиарда рублей.

- Сформировать проектно-документный пакет самое легкое, несмотря на всю дороговизну, - продолжает Вячеслав Андреев. - Прежде всего, надо научиться грамотно использовать деньги. Если хотите, осмыслить инвестиционный процесс. Пока же он у нас не зарегулирован.

Это видят и иностранцы. А вот чего они не видят, так это автономного управления инвестиционными возможностями. Стратегические планы обозначены, но финансирование оставляет желать лучшего. Оттого и федералы осторожно подходят к делу. В прошлом году Дирекция федеральных программ впервые стала осматривать объекты на местах - и так вплоть до введения в эксплуатацию. Если уж свои не доверяют, то что говорить о гостях…? Видимо, придется краю становиться самодостаточным, чтобы самому производить денежные вливания. Может, это послужит сигналом для федерального центра и объем финансирования там, где есть доля государственной власти (аэродромы, границы, порты), увеличится. Возможно, у зарубежных инвесторов сложится положительное мнение, и тогда они тоже двинутся к нам.

Автор : Андрей САКУН, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Трассирующий Путин

Перерезав совместно с двумя строителями символическую ленточку на мосту через Амур, президент Владимир Путин и словом, и делом поспорил с Редьярдом Киплингом, утверждавшим, что Западу никогда не сойтись с Востоком. «Теперь запад и восток плавно соединены, и соединены надежно», - подытожил президент. Торжественное открытие трассы «Амур» - участка федеральной автодороги Москва-Владивосток на перегоне от Читы до Хабаровска – и стало поводом для поездки Владимира Путина в столицу Дальневосточного федерального округа город Хабаровск. Во всяком случае, поводом официальным…

Приморье - в полосе фронта?

На втором раунде шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Северной Кореи, прошедшем на днях в Китае, не было «практического или конкретного движения к разрешению конфликта». Об этом заявил в интервью агентству ИТАР-ТАСС заместитель министра иностранных дел России Александр Лосюков, вернувшийся в воскресенье из Пекина.

«Мы долгое эхо друг друга»

Вышла в свет третья книга собственного корреспондента газеты «Владивосток» Михаила Матвеева – «Мы долгое эхо друг друга». Как и предыдущие, она включает в себя прозу, публицистику, поэзию. Сборник готовился к 65-летию г. Артема, поэтому в разделе «Штрихи к портретам моих земляков» представлено около 30 очерков об артемовцах – шахтерах, учителях, ветеранах войны, художниках. В свое время они были опубликованы на страницах газеты «Владивосток».

Вот вам наш ответ

Дефицит денежных средств не позволяет владивостокской коммунальной компании в полной мере осуществлять свою деятельность. В частности, закупать топливо, производить ремонтные работы и обеспечивать городское население бесперебойным снабжением. Недостаток финансов образовался в результате несвоевременного похода потребителей в расчетные центры. Некоторые затянули слишком и поэтому поплатились ограничением воды.

Почему я пойду на выборы?

Мария Владимирова, 23 года, социальный педагог: - Потому что и мой голос что-то, наверное, решает... Во всяком случае, я чувствую себя лучше, если знаю: свой выбор сделала, и он на что-то может повлиять. Если не проголосовал, и в итоге выбрали не того, кого ты хотел, то возникает ощущение, что вдруг твой голос что-то бы решил.

Последние номера