Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Здоровье, экология

Тепличный терроризм

В конце января атаман казачьего общества Октябрьского района Владимир Макаренко и заместитель главы Покровского сельского совета Виктор Тимков в очередной раз инспектировали лесной массив у сопки с поэтическим названием Сенькина Шапка (имеет, кстати, официальный статус памятника природы) на предмет браконьерских порубок. На этот раз улов был богатейшим, хотя и не радостным: прямо на деляне взяли бригаду из 18 человек, шестеро из них были китайцы. Точнее, бригад было три, но трудились они в одном месте и на одного хозяина, присутствовавшего там же, - владельца теплиц Анатолия Кима. А несколькими днями раньше в лесном массиве с еще более поэтическим названием Вторая Звездочка задержали трактор с тележкой, груженной дубовыми хлыстами. Водитель и не скрывал, что везет лес на теплицы. Так что работа по борьбе с самовольными рубками ведется, акты составлялись и будут составляться в будущем. Да только по большей части все это без толку, поскольку не последует главного - адекватного содеянному наказания. Потому что в Октябрьском районе по всем документам леса… нет. А значит, вроде и наказывать не за что.

В конце января атаман казачьего общества Октябрьского района Владимир Макаренко и заместитель главы Покровского сельского совета Виктор Тимков в очередной раз инспектировали лесной массив у сопки с поэтическим названием Сенькина Шапка (имеет, кстати, официальный статус памятника природы) на предмет браконьерских порубок. На этот раз улов был богатейшим, хотя и не радостным: прямо на деляне взяли бригаду из 18 человек, шестеро из них были китайцы. Точнее, бригад было три, но трудились они в одном месте и на одного хозяина, присутствовавшего там же, - владельца теплиц Анатолия Кима. А несколькими днями раньше в лесном массиве с еще более поэтическим названием Вторая Звездочка задержали трактор с тележкой, груженной дубовыми хлыстами. Водитель и не скрывал, что везет лес на теплицы. Так что работа по борьбе с самовольными рубками ведется, акты составлялись и будут составляться в будущем. Да только по большей части все это без толку, поскольку не последует главного -  адекватного содеянному наказания. Потому что в Октябрьском районе по всем документам леса… нет. А значит, вроде и наказывать не за что.

СКАЗКА БЕЗ ХЕППИ-ЭНДА

Владимир Макаренко, родившийся и проживший всю жизнь в Октябрьском районе:

- Великая Отечественная война подстригла наши сопки под ноль. Готовились к войне с Японией и сюда нагнали тьму войск. По сопкам до сих пор легко можно найти остатки окопов, самое большое в метр глубиной. Но вообще-то они строились в полный профиль и в рост человека. Лес шел и на их строительство, и на обустройство землянок, и на топливо - словом, военные его не жалели, и упрекать их в этом было бы неэтично. Когда в хате пожар, то любыми способами спасают прежде всего людей. В 50-х годах, когда я еще был пацаном и бегал по окрестным сопкам, растительность едва прикрывала мою макушку. Видимо, тогда в реестре и было записано, что в Октябрьском районе не лес, а древесно-кустарниковая растительность. Записали, да так и забыли.

Между тем за 50 с лишним лет относительного покоя ландшафт изменился до неузнаваемости. Эта едва прикрывающая макушку стоящего ребенка растительность превратилась в настоящий лес. Вековым его, конечно, не назовешь, да и особо ценных пород здесь нет. Но кто сказал, что лес можно оценивать только с точки зрения перспектив его использования в деревообрабатывающей промышленности?

Растут здесь дуб, береза нескольких видов, ильм, маньчжурский орех, амурский бархат, черемуха, боярышник, груша, абрикос, масса полезных и бесполезных ягодных кустарников, например калина, - прекрасные и благословенные грибные места. А берега реки Раздольной, петляющей между сопок, словно ресницами плотно  прикрыл ивняк и кустарник. Весной на скалах расцветает восхитительный багульник, поздней же осенью, когда лист скукожится или облетит совсем, ярким багряным пятном на серо-желтом фоне семафорит дикий виноград. Растет он как в пойме реки, так и в сопках, и местные жители делают из него тягучее и терпкое вино.

Все это уже давно превратилось в самодостаточный ареал, в жизнедеятельность которого лучше не вмешиваться. Лес дал собственный подрост, так сказать, закрепился естественным воспроизводством. Конечно, местные иногда баловались в лесу топором, заготавливая для себя дровишек на растопку - топили-то здесь  всегда углем, благо его на территории района достаточно. Брали в основном сушняк, а если рубили живое дерево, то выборочно, не причиняя особого вреда подросту, кустарникам.

Так бы и процветало это «древесно-кустарниковое» великолепие, из года в год густея и становясь дремучей, если бы в 1995 году не пришла настоящая беда, в принципе способная вернуть сопки в то состояние, в котором они находились в конце 40-х годов. Окрепшие фермеры и просто предприниматели, верно угадавшие конъюнктуру и наученные китайцами, начали строить теплицы. Это сооружение своими размерами впечатляет: шесть-восемь метров в ширину, 80 и более в длину. По центру этого «коридора», полусферой обтянутого полиэтиленовой пленкой, не сгибаясь, пройдет двухметровый баскетболист, не говоря уже о китайцах, преимущественно здесь работающих исключительно по причине собственной дешевизны как рабочей силы.

Наверное, и пусть бы работали, если бы не возводились эти теплицы из дубняка - из заготавливаемых совершенно незаконно 6-8-метровых  хлыстов диаметром 10-12 сантиметров. Идет он как на вертикальные опоры, так и на дуги, формирующие крышу. Из обрезков получаются прекрасные дрова, которые горят долго и жарко, оставляя после себя отнюдь не пыльный пепел, а угли. Не материал, а золото, которое предпринимателям достается практически бесплатно. Смешные штрафы, а также затраты на заготовку-доставку не в счет.

ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ

Эдуард Ким, один из учредителей ООО «Вондо», владеющего более чем 40 теплицами:

- Ругать нас, штрафовать, наверное, надо, но все это бесполезно. Мы живем в определенных экономических реалиях, которые и диктуют нам поступать так, как мы поступаем. Почему мы предпочитаем дубняк, а не конструкции из легких сплавов, которые в принципе в продаже можно найти? Во-первых, они дороги, а во-вторых, мы до сих пор не уверены, что завтра не изменится законодательство и нам не придется сворачивать свой бизнес. «Скелет» из дубняка служит пять лет - вполне достаточно, чтобы окупились затраты на его заготовку. И нам не нужны дорогие металлоконструкции, которые простоят 20 и более лет. Неизвестно, что будет завтра.

Все верно. Помимо сомнений в бесповоротности и окончательности реформ предприниматель сказал о самом главном: в стране, где экономика переведена на рыночные рельсы, все сферы жизни регулируются не умозрительными идеями и призывами типа «Не рубите мужики, не рубите..», а звонкой монетой. Даже самое благое дело теперь не продвинешь вперед ни на дюйм, если не найдешь «богатенького Буратино». Что же тогда говорить о производственной сфере, к которой и относится выращивание овощей в теплицах, в первую очередь помидоров и огурцов, дающее хозяевам колоссальные прибыли, не поддающиеся посторонним подсчетам. И для них, хозяев теплиц, пока не созданы условия, при которых они охотно перешли бы на другие материалы.

Правда, и на этом рынке появилось кое-что новенькое. Как всегда, первыми отреагировали китайцы, предложившие нашим предпринимателям дуги, изготовленные из цемента, рисовой соломы и еще каких-то компонентов. Эдуард Ким указал только на одну теплицу, где их начали использовать, и чувствовалось, что еще не один год к этому опыту будут присматриваться, и только потом, может быть, начнут внедрять и у себя.

А ведь в районе теплиц даже не десятки, а сотни. Потому и трещат местные леса. Иногда самовольными порубками занимаются, что называется, внаглую, без всяких документов. Но чаще всего имеют на руках порубочный билет, выданный Уссурийским лесхозом. Он, действительно, станет пропуском, если машину, груженную лесом, остановят на дороге. Прихваченным же прямо на деляне он не поможет. Потому что Уссурийский лесхоз не имеет право разрешать порубки на территории Октябрьского района.

А он и не разрешает, отправляя своих клиентов на Каменную гряду, что где-то под Никольск-Уссурийском. Но к тем делянам на японских микрогрузовиках, особенно по снегу, не пройдешь. Нужны дефицитные ныне «Газ-66» или «ГАЗ-157», которые и вовсе не найдешь. Есть места, где без трелевочника вообще делать нечего. Конечно, можно нанять армию китайцев, которые за копейки на собственных горбах, конечно же, вытащат заготовленные хлысты к трассе. Но ведь надо еще до места сооружения теплиц «пилить» добрую сотню километров на наших декалитрами пожирающих топливо вездеходах.

Словом, очень накладно предпринимателям заготавливать материал для теплиц на законных основаниях. Да и зачем, если доступный лес под боком. Даже если накроют на деляне, потери от штрафов не пойдут ни в какое сравнение с суммами, которые пришлось бы оставить в Уссурийском районе. И нет в Октябрьском районе на браконьеров-заготовителей никакой достаточно жесткой юридической узды.

КОРОТКИ РУКИ… У ВЛАСТИ

Игорь Шевчук, начальник службы участковых уполномоченных Октябрьского РОВД:

- Верно: в таежных районах Приморского края на людей, занимающихся самовольными рубками, заводятся уголовные дела. Но там объектом рубок является деловая древесина особо ценных пород - кедр, ясень и прочие. Когда мы задерживаем браконьеров или нам их приводят, я достаю Лесной кодекс и внимательно изучаю характеристики трех типов лесов. Ни одна из них не подходит под леса, произрастающие на территории Октябрьского района. У нас никем и никак не оценена древесно-кустарниковая растительность, подсчитать ущерб, понесенный государством от незаконных рубок, невозможно, и значит, ни один прокурор не подпишет документы о возбуждении уголовного дела.

Вот и приходится службе участковых уполномоченных и службе дознания готовить документы лишь на административную комиссию. Кстати, за январь таковых подготовлено ровно десять штук. Комиссия, конечно, сделает свое дело: наложит штрафы. Но, во-первых, они испугают только тех, кто приготовил пару бревен для собственной печи, - уж очень дорогими они получатся. А во-вторых, среди тех, кто занимается заготовкой дров для себя, преимущественно неплатежеспособные. У них попросту не хватило денег на покупку угля, и содрать с них штраф весьма проблематично.

Что же касается тепличников, то они далеко не все попадают на комиссию. Ведь задерживают лесорубов, а не их. А если даже им все-таки придется отвечать, то тысяча рублей там, тысяча здесь никак не скажутся на окончательной прибыли их бизнеса.

У лесов Октябрьского района был шанс обрести настоящего хозяина, который и подсчитал бы кубатуру, и оценил бы ее, и, возможно, в перспективе перевел бы лес в какую-нибудь категорию. При переделе лесного хозяйства три самых мощных массива взял под себя Уссурийский лесхоз. Да только, как выяснилось, не охранять они приходили. Сначала предложили местным хозяйствам оплачивать расходы на содержание лесников. Совершенно завиральная идея: с какой стати сельхозпроизводитель, живущий в общем-то небогато, будет платить за охрану лесов? Да и сами они, чего уж тут скрывать, там пасутся. Это все равно что заставлять козла отстегивать средства на охрану капусты - где же он тогда устроит пир желудку?

Затем лесники широко разрекламировали свое намерение добавить в массивы хвойных пород и под эту сурдинку понавырубали просек. Причем не в местах естественного мелколесья, а там, где стеной стоял 40-50-летний дуб. Наверное, все знают, что растет, набирается сил и мощи это дерево долго и трудно, и эти шрамы лес будет затягивать не одно десятилетие.

Хвойные породы лесхоз так и не высадил, древесину, добытую вот таким «законным» образом, естественно, продал и был таков. И теперь по всем документом с августа прошлого года вся растительность принадлежит муниципальному образованию Октябрьский район. Администрация района своим распоряжением передала права охраны сельским советам. Но ни те, ни другие пока не имеют специализированных служб, и потому, к примеру, на территории Покровского сельского совета все держится на энтузиазме 64-летнего председателя Владимира Николаевича Тяжова, готового день и ночь бегать по подведомственным лесам за браконьерами. Он и является основным поставщиком самовальщиков в службу участковых уполномоченных.

Но рубят не только у него. Треск раздается из массивов под Синельниково, под Фадеевкой. Власть там не настолько мобильна, да и ее ли это дело? Видя, что справиться с браконьерскими рубками нет никакой возможности, администрация района направила в краевое ЗС предложение об ужесточении приморского  законодательства по административным наказаниям. Тоже неплохо, смотришь, хозяевам теплиц станет невыгодно заниматься самовалкой. Но вообще-то без специальной службы, которая присматривала бы за лесами, ждать кардинального изменения ситуации не приходится. А это уже вопросы местного бюджета.

*  *  *

...Вместе с Тяжовым и Макаренко бредем по переметенному за ночь зимнику. Машиной рисковать не стали и старенькую «Ниву», выделенную нам для рейда, оставили на трассе. Разговор все время крутится вокруг теплиц, и атаман рассказывает о том, что они стали настоящим бедствием для окружающей среды. С лесами понятно, но это еще не все. Вдоль реки Таловки понастроен не один десяток теплиц, а прямо на берегу - туалеты для рабочих, причем таким образом, что в очко видна не выгребная яма, а вода. Летом овощеводы высасывают речку до дна, не платя за это ни копейки, из старых насосов (на новые ведь разоряться надо) в нее течет топливо, туда же идут отходы производства: пленка, перегнившие овощи - ведь везти мусор на официальную свалку весьма затратно. Минувшим летом Макаренко лично гонял китайцев, которые, подогнав микрогрузовик на высокий берег Раздольной, сбрасывали тепличный мусор в реку. Рубят прибрежную лозу для устройства парников на открытом грунте - в них высаживают рассаду арбузов.

А вот и деляна, куда приводил свои бригады удачливый овощевод Анатолий Ким - не путать с Эдуардом Кимом, а также его однофамильцем Владимиром, которые, по их словам, друг друга даже и не знают. Грамотно устроили лесосеку. По уклону сопки обустроено несколько троп-волокуш, по которым вручную трелевали хлысты. Подрост исковеркан, затоптан, пеньки - в пояс взрослому человеку. Это уже варварство, профессиональный лесоруб руки за это поотрубал бы. Впрочем, чего удивляться. Все эти наемные рабочие - либо китайцы, либо дешевый залежалый народец, не устроившийся в жизни, и делают они то, что им позволяют хозяева, устроившие в Октябрьском районе по отношению к окружающей среде настоящий террор.

Автор : Евгений ИЗЪЮРОВ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

В этом номере:
Владгордума выходит из подполья?

Не прошло и полугода после первого несостоявшегося заседания думы Владивостока, как депутаты проявили способность к практической работе: информационный отдел гордумы сообщил о назначении на 12 февраля внеочередного заседания с первым чтением проекта городского бюджета-2004.

Удовлетворение без радости

На прошлой неделе в дальневосточном полпредстве президента подводились итоги социально-экономического развития ДВФО в 2003 году. Для участия в Координационном совете в Хабаровск приехали дальневосточные губернаторы и их заместители.

Приморье: перезагрузка

Начавшийся 2004 год может стать решающим для многих приморских органов местного самоуправления. Количество предстоящих выборных кампаний таково, что муниципальная элита может обновиться кардинально. Примерное расписание выборов «В» предоставил председатель краевой избирательной комиссии Сергей Князев.

Зона специального режима

По мнению министра экономического развития и торговли РФ Германа Грефа, оживить экономику Дальнего Востока и Сибири могут только особые экономические зоны (ОЭЗ). Об этом глава МЭРТ заявил во вторник, выступая на семинаре для впервые избранных депутатов Госдумы четвертого созыва.

Как лед на голову

Это красиво. Это очень красиво. Матушка-природа немало постаралась, чтобы, объединив холод и воду, сотворить настоящие чудеса архитектуры. Ими можно восхищаться, рассматривая часами… Только делать это желательно издалека и обязательно помнить железное правило строителей «не стой под стрелой!»…

Последние номера