Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Мегаполис

Поезд на войну

Семь часов езды от Моздока на бронепоезде - и мы в Ханкале. Это конечная станция. Если хотите – чистилище. Здесь базируется Объединенная группировка федеральных войск (ОГВ) на территории Северного Кавказа. До Грозного – семь километров.

Семь часов езды от Моздока на бронепоезде - и мы в Ханкале. Это конечная станция. Если хотите – чистилище. Здесь базируется Объединенная группировка федеральных войск (ОГВ) на территории Северного Кавказа. До Грозного – семь километров.

ВСТРЕЧА

Темнеет в Чечне очень рано.  Всего шесть часов вечера, а уже сумерки. И непролазная грязь, о которой предупреждали бывалые коллеги. Снег тает, не успевая долететь до земли. Погрузившись в «Уралы», двигаемся в штаб группировки, где нас встречает один из заместителей командующего ОГВ.

На построении генерал ошарашивает прибывший отряд, главным образом его командиров, приказом: «В штабе находится замминистра (обороны. – Прим. авт.), поэтому кто пьяный, лучше сразу ложитесь спать и не шарахайтесь по территории». Выясняется, что некие «доброжелатели» успели доложить начальству о якобы имевших место нарушениях дисциплины бойцами Приморского сводного отряда милиции (СОМа) по дороге в Чечню.

Автор этих строк – свидетель. Объявленный командирами отряда сухой закон не нарушался за время следования от Владивостока до Ханкалы ни разу. Но с генералами не спорят.

В общем, нас отшлепали как нашкодивших пацанов и отправили спать в палаточный городок. А мы с замполитом отряда Константином Авериным еще долго беседовали  о том о сем, ну и о случившемся конфузе в частности. В походном блокноте осталась запись о собеседнике. «Подполковник Аверин, начальник отдела Приморского УВД по специальной подготовке. Великолепный рассказчик, кладезь баек и анекдотов, душа компании. В Чечню едет во второй раз. Жена отпустила в командировку со скандалом. Дома все нормально, жизнь налажена. Да и в годах человек. Зачем, спрашивается, поехал?».

Константин Витальевич охотно поделился собственными мыслями:

- Я отвечаю за этот отряд. Сам его собирал, мотался по всему краю, со всеми бойцами провел собеседование, две недели гонял их на сборах. Приморский СОМ всегда считался одним из лучших отрядов, и эту традицию надо поддерживать. В ходе подготовки подразделения понял, что практического опыта мне, пожалуй, уже не хватает. Считайте, что еду в командировку за повышением квалификации… Полковник Цакун – отличный командир. В сотрудников верю. Думаю, что общими усилиями мы сумеем показать себя перед командованием группировки.

Забегая вперед, скажем, что меняемый нами Приморский СОМ во главе с Олегом Цымбалом был признан лучшим отрядом по ОГВ. Наши отработали положенные полгода  с отличными показателями, а главное – вернулись домой без потерь. Тем сложнее, надо полагать, придется отрядам Цакуна и Аверина. Высокую им поставили планку…

БАРДАК

Одно из тягостных впечатлений от командировки – ночевка в палаточном городке ОГВ. В палатках – сантиметровый слой пыли на железных койках. Темно, и нет воды. Вся надежда на то, что утром откроется военный магазинчик и там можно будет купить минералки. Кормежка, справедливости ради, организована нормально. Но впечатление бардака, к сожалению, осталось.  

Отправка в Грозный назначена на 10 часов утра. Едем автоколонной. Перед поворотом на трассу Ханкала – Грозный нас останавливает шлагбаум.

Ждем час, второй, третий. Мимо нас движутся нескончаемые колонны бронетехники. Куда идут, кто ж его знает? До боли жалко зачуханных срочников, сидящих на броне танков, БМП и БТР. Бойцы вряд ли имеют даже тот минимум комфорта, которым обеспечиваются милиционеры. Говорят, что вэвэшники неделями, а то и месяцами ночуют в окопах…      

Скучаем. Едем со взводом управления в кузове «Урала», на который забыли натянуть тент. Нулевая температура, падает снег. В результате три часа стоим по щиколотку в воде. До Грозного, как уже было сказано, всего семь километров. Давно бы пешком дошли… Ждем два БТРа прикрытия. Один из водителей колонны уведомил, что БТРы обычно подъезжают часов в 12. Спрашивается, чего же нас запустили в такую рань?! В конце концов появляются бронированные машины, и колонна трогается. Кто-то из бойцов изрекает сарказм в стиле Уинстона Черчилля: «Чем организованнее движение, тем оно бестолковее».

Со стороны Грозного доносятся отзвуки перестрелки. «Пулемет Калашникова», - определил кто-то из попутчиков. Накануне, как сообщили нам в Ханкале, в городе был убит один федерал.

В колонне движутся два «уазика» с «Пеленой» на крыше. «Пелена» - установка, создающая радиопомехи и подавляющая таким образом работу радиоуправляемых взрывных устройств, в просторечии – фугасов. Радиус действия – несколько десятков метров. К слову сказать, боевики давно уже нашли противоядие. Минирование дублируется: от фугаса, установленного на трассе, обычно тянется еще и электропровод. Не сработал радиосигнал – не беда…  

У задней двери каждого из наших пяти «Уралов» сидит боец со снятым с предохранителя Калашниковым. Возникает дискуссия на тему «Где лучше во время движения находиться корреспонденту?». Такое впечатление, что все озабочены безопасностью  «приблудившегося» гражданского человека. Корреспонденту «В» не остается ничего другого, как пристально всматриваться в пробегающие мимо унылые ландшафты и внутренне готовиться к возможному прыжку из (а кто его знает?) подорванного «Урала».

РУИНЫ

Грозный… Зрелище полуразрушенного города можно было бы назвать фантасмагорией, если бы это не выглядело столь трагично. Представьте себе Дрезден после бомбардировки союзников – все, что от него осталось… Кинорежиссер Лопушанский, снявший в начале перестройки фильм о последствиях третьей мировой войны, слюной захлебнулся бы, предложи ему в качестве декораций подобную натуру, или, лучше сказать, натюрморт (в переводе с латинского - мертвая природа).

Вместе с тем здесь не то что прозябает, а просто течет нормальная (по местным меркам) человеческая жизнь. Вот этот факт, пожалуй, самое сильное впечатление от командировки.

Грозный, по рассказам, – город величиной с Владивосток.  Движение на дорогах, которое составляют большей частью отечественные автомобили, достаточно оживленное.  Ходят и пассажирские автобусы. На одном из «пазиков» удалось рассмотреть табличку «Дети», на другом – «Студенты». На стенах расклеены плакаты с предвыборными лозунгами типа «А. Завгаев – наш президент» или «Жить в Чечне – значит быть героем. Народная партия». И все это – на фоне полуразрушенных многоэтажек…

При этом черные глазницы окон не должны вводить в заблуждение. Почти в любом доме, подвергнувшемся воздушной бомбардировке или артиллерийскому обстрелу, найдется хоть одна обитаемая квартира. Электричеством в таких жилищах обеспечиваются с помощью переносок-перебросок. Прочие удобства, естественно, во дворе или на необитаемой жилплощади по соседству.

Миновали площадь Минутка, прокатились по улице Трудовой, проехали под Романовским мостом. Куда ни кинешь взгляд, разруха запредельная. Есть смысл напомнить, что Романовским мост назван в честь генерала Романова, бывшего командующего группировкой, подорванного в ходе первой чеченской кампании. Раненый генерал до сих пор находится в коме.

ПОЛИТИКА

Последние шесть месяцев ознаменовались выборами президента Чечни. Принято говорить о наступлении стабилизации и нормализации. Идет строительство, жизнь налаживается.

Было бы большой наивностью делать какой-то анализ на основе столь мимолетного «галопа» по Чечне. Без ссылок на источники в любом случае не обойтись.

В эмвэдэшной газете «Щит и меч» в конце ноября - начале декабря было опубликовано интервью с командующим Объединенной группировкой федеральных войск на Северном Кавказе генерал-полковником Валерием Барановым. Вот как полководец ответил на вопрос об изменениях в социально-политической ситуации в Чечне после выборов «первого президента республики».

- События последнего времени красноречиво свидетельствуют о позитивной динамике в политическом процессе и правильности выбранного курса федеральным центром в отношении Чеченской республики. На ее территории созданы базовые условия для становления и оптимального функционирования политической системы. После выборов президента и его инаугурации проходят демократические изменения, позволяющие всем политическим силам республики участвовать в политическом процессе…. Я был командующим Объединенной группировкой войск в Чечне с июля 2000 года по октябрь 2001 года. И сравнивать есть с чем. Мне помнится, что вся Чечня была погружена во тьму и только полыхали факелы горящей нефти. А сейчас республика, за исключением, может быть, отдаленных горных селений, освещена электрическим светом. Причем вечерами светятся не только окна домов, но есть даже уличное освещение. Многое сделано по газификации населенных пунктов. Даже в Ножай-Юртовском районе появился газ, который при советской власти только собирались туда провести. Восс
танавливается добыча и переработка нефти. Сделан рывок в сельском хозяйстве. Трудолюбивый чеченский народ способен сделать многое.

Люди с большими звездами на погонах в условиях «горячей точки» обязаны быть политиками. Некоторые выражения, понятно, можно воспринимать с поправкой «на ветер». Главное, что свидетельства непосредственных участников событий, в общем, не сильно расходятся с выводами начальства.

НЕФТЬ

Что касается «факелов горящей нефти», то во время вечернего движения по Чечне автору этих строк довелось наблюдать необычное зрелище – багровые всполохи сразу в нескольких точках горизонта. Ощущение дезориентации в пространстве. «Это не закат, - объясняют сомовцы, - это нефть горит».

Еще пару лет назад, рассказывают земляки,  все небо озарялось такими факелами. Сейчас с незаконным промыслом активно борются стражи порядка. Бойцы Приморского СОМа под командованием Олега Цымбала, как следует из справки по отряду о результатах его деятельности, провели за полгода пять этапов специальной комплексной оперативно-профилактической операции «Чеченская нефть». В ходе операции приморские милиционеры выявили и уничтожили 26 колодцев по добыче сырой нефти.

Все сомовцы утверждают: Чечня – богатейший край. Практически в любом месте, на любом огороде можно с помощью лопаты вырыть нефтяную или газовую скважину. «Черное золото» залегает часто на глубине каких-нибудь пяти метров. Причем местная нефть по качеству вполне сравнима с продуктом, добываемым в Саудовской Аравии. А верхний слой маслянистой жидкости, именуемый конденсатом, даже не требует обработки. На всех автотрассах Чечни можно видить чеченских женщин, торгующих конденсатом. Русские бабки продают грибы, чеченские – бензин. Трехлитровые банки на обочине – это и есть автозаправка по-чеченски.         

Около 14.00 наша колонна приезжает наконец к пункту временной дислокации (ПВД) Приморского СОМа. Наш адрес: проспект Ленина, здание школы № 18. Горячая встреча, радостные лица «дембелей», фотографии на память. Корреспондента предупреждают, чтобы он не выходил за известные пределы: можно попасть под пулю снайпера или подорваться на растяжке, поставленной в качестве ограждения самими сомовцами. На все про все – час времени.

В роли Вергилия выступил сапер отряда Сергей Салунин, в сопровождении которого автор этих  строк поднялся на крышу школы и смог обозреть опасные горизонты. В поле зрения попала практически вся зона ответственности Приморского СОМа: улица Трудовая, проспект Ленина, Романовский мост…

В сотне метров от ПВД находится междугородный переговорный пункт. 5 июля 2003 года там погибли пять красноярских омоновцев. На их месте, по рассказам приморских сомовцев, могли оказаться наши земляки.

История трагическая. Была ли трагедия неизбежной – трудно сказать. По словам Сергея Салунина, бандитам удалось организовать там засаду. Одному из красноярских бойцов приспичило позвонить домой. Вроде бы у него был день рождения. Поговорил, вернулся к своей машине, к которой тем временем успел присоседиться «жигуленок» 7-й модели. «Семерка», как выяснилось впоследствии, фактически была начиненным взрывчаткой радиоуправляемым фугасом.  Рвануло. Четверо красноярских бойцов погибли на месте, пятый скончался в реанимации.

Приморцы в тот день, по словам очевидцев, тоже собирались сходить на переговорный пункт. Местные предупредили наших, что видели в том районе «бородатых». Командир своих бойцов на переговоры не пустил…

…Главных впечатлений было много. Особенно отпечатались в памяти простые милиционеры – не какие-нибудь сказочные дяди Степы или легендарные Карацупы, а обычные приморские менты.

Сотрудник Приморской ГИБДД, житель Владивостока… Скромный, деликатный человек. Держится исключительно в стороне. На фотопленке оставался последний кадр, парень оказался в нужном месте. Так и познакомились. Выяснилось, что парень-то – герой!..

Андрею Караваеву 33 года. Майор милиции. 3-й раз в Чечне. В 1995 году был награжден медалью «За отвагу». За вторую командировку (2000 год) получил орден Мужества. Жена, две дочки. Один из тех, кто провел на боевом посту ровно полгода.

Автор : Юрий БОДУХИН (фото автора), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Звонкая тема

Напоминаем, читатель, что в понедельник, среду и четверг с 10 до 10.30 работает «Горячая линия «В».

За Туманную ответят

Коллегия при губернаторе Дарькине обсудила «оборонку», госграницу и браконьеров.

Мэры собрались подумать

Вчера по приглашению Константина Пуликовского в полпредстве президента РФ в ДВФО собрались руководители муниципальных образований Дальнего Востока. Мэры Хабаровска, Владивостока, Благовещенска, Южно-Сахалинска, Биробиджана, Большого Камня, Арсеньева, Нерюнгри, главы Смидовичского района ЕАО, Усть-Большерецкого района Камчатской области, Олюторского района Корякского автономного округа, Ленинского района ЕАО, Пожарского района Приморского края и другие обсудили комплекс мер по реализации федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Пробоина ниже ватерлинии

В ледовых полях Татарского пролива в этот момент тонет грузовой теплоход «Памела Голд». Сухогруз под флагом Камбоджи с российским экипажем принадлежит компании «Памела корпорейшн», офисы которой расположены в Пусане (Республика Корея) и Владивостоке. Большинство моряков являются жителями Приморья.

«ЮКОС» хочет в Улисс

В среду на пресс-конференции в Москве вице-президент ОАО «Российские железные дороги» Салман Бабаев сообщил, что нефтяная компания «ЮКОС» обратилась с предложением к ОАО «РЖД» построить железную дорогу к нефтеналивному терминалу в бухте Улисс.

Последние номера