Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Личность

Андрей КУРАЕВ: Мечтаю о революции в православии…

Во Владивостоке побывал известный православный проповедник, автор множества интереснейших книг не только по богословию, но и по разным философским и житейским проблемам, профессор богословия, диакон Андрей КУРАЕВ. Цель его поездки – участие в семинаре “Религии в современном российском обществе” и просто встречи с людьми. Владивосток стал крайней точкой в большой многодневной поездке священника по городам России. Сегодня Андрей Кураев, или отец Андрей, как принято говорить в церкви, – гость “В”.

 Во Владивостоке побывал известный православный проповедник, автор множества интереснейших книг не только по богословию, но и по разным философским и житейским проблемам, профессор богословия, диакон Андрей КУРАЕВ. Цель его поездки – участие в семинаре “Религии в современном российском обществе” и просто встречи с людьми. Владивосток стал крайней точкой  в большой многодневной поездке священника по городам России. Сегодня Андрей Кураев, или отец Андрей, как принято говорить в церкви, – гость “В”.
- Отец Андрей, в православии много запретов, печали и некое поощрение страданий. А в других общинах – понятный язык,   более светские традиции. Не оттого ли молодежь идет туда?
- Увы, во все времена главным препятствием на пути к Христу были сами христиане. И сейчас нам прежде всего нужна перемена в нас самих...… Нам нужно восстановление православия.
У нас утрачено именно радостное переживание нашей веры. Еще с апостольских времен известно, что “молитва печального человека не имеет силы восходить к престолу Божию”. Великий подвиг сейчас – сохранить веру, и не угрюмую, точно загнанную в какой-то подвижнический тупик, а веру-любовь, любящую веру, веселящуюся о своем Христе.
У Иоанна Лественничка есть упоминание о людях, которые “одержимы бесом печали”. А преподобный Серафим Саровский говорил, что “как больной виден по цвету лица, так обладаемый страстию обличается от печали”.
Но почему же сегодня уставным выражением лица у слишком заметной части наших прихожан считаются тоскливые глаза бассет-хаунда? Знаете такую собачку с вечно грустными глазами?
Отчего-то  в 90-х годах, на исходе ХХ столетия, уже выйдя из полосы гонений, мы где-то потеряли православие. 
Войдите с видеокамерой в обычный наш храм в субботу вечером. Праздник. Хор гремит “хвалите имя Господне”. Снимите лица прихожан, потом посмотрите эту запись без звука. Покажите эту картинку любому стороннему человеку (а лучше светскому психиатру) и спросите: чем, по-вашему, занимаются эти люди? Радуются они, ликуют или же унывают и скорбят?
Люди видят эту нашу показную нерастворенную скорбь и потому обходят наши храмы стороной.
Так что же мы черпаем из нашей веры – скорбь или радость? Православящие мы или право-скулящие?
Радостопечалие (есть такое дивное церковно-славянское слово) - это и есть квинтэссенция православия. Радость без печали – это баптисты и харизматы. Печаль без радости – это шизофрения. А православие не то и не другое. Православие – это радость со слезами на глазах.
Я проповедую церковную контрреволюцию - возврат к серафимову православию, к православию радости.
А если мы будем угрюмничать - глазки в пол, все нельзя, “как батюшка благословит”, “спаси вас Господи” - то, конечно, люди будут уходить куда угодно мимо такого православия.
- У нас в Приморье что ни двор, то американская или корейская протестантская община. Проповедники там говорят: Бог един, и какая разница, куда ходит человек. Это лучше, чем безверие, наркомания, блуд…
- Не всегда религию можно оценивать по светским критериям. Может быть, с этической точки зрения деятельность неопротестантских церквей не несет вреда. Но у православной церкви религиозные критерии: например, все эти неопротестанты слишком примитивно понимают Библию, слишком энтузиастически-эмоционален характер их богослужений, когда происходит нагнетание требуемых эмоций и самовозбуждение человека. Но не стоит путать божий дар с яичницей. Человеческую симпатичность некоторых проповедников или те чувства энтузиазма, которые прихожане возбуждают сами в себе на своих собраниях, не нужно принимать за духовный дар. Дары Святого духа апостол Павел выражает следующими понятиями: любовь, радость, мир, долготерпение, целомудрие, воздержание. Массовый транс и бессмысленные вскрики и бормотания к числу этих даров явно не принадлежат.
Впрочем, и с точки зрения общественной есть здесь опасность: эти секты не могут смотреть добрым глазом на историю России. И Андрей Рублев для них всего-навсего “творец идолов”, а Александр Невский – человек, который, видимо, плохо понял Библию и почему-то взял в руки меч. Если так воспитать наших детей, те станут иностранцами в собственной стране.
- Рок-концерт, который – о, удивление! – был организован в Петербурге православной церковью, – веха на пути к осовремениванию церкви?
- У меня с собой диск рок-группы, впервые в истории вышедший с предисловием профессора богословия. Диск группы “Алиса” (Константин Кинчев), а предисловие мое...… Месяца два назад в Воронеже после епархиального собрания подошел ко мне послушник: “А у нас в монастыре братья не одобряют ваши заигрывания с рокерами”. Я говорю: “Меня это не удивляет, я знаю, что в Церкви есть разные мнения. Только что именно вашим братьям не нравится?”. “Ну как же, - отвечает, - слова у Кинчева хорошие, а вот рок-музыка - сатанинская”. “А как музыка может быть сатанинской?”. “Ну, агрессивная, жесткая, ударники, барабаны…”. И тогда я задаю ему страшный вопрос: “А полки Суворова на штурм Измаила под какую музыку шли? Во поле березонька стояла, что ли? Маршевая, армейская музыка всегда жесткая, агрессивная. И это означает, что Кинчев делает то, чего вы в вашем монастыре делать не умеете: он воспитывает воинов для святой Руси”. Увы, у нашей церковной педагогики слишком женское лицо. Как воспитать в мальчике мужчину? И Господь дал нам руку помощи. Это чудо конца XX века – православный русский рок, музыка русского сопротивления. Надо было видеть, когда на концерте тысяча мальчишек скандирует вслед за Кинчевым: “...…Моя светлая Русь! Моя светлая Русь”…...
 - Выходит, православие берет “положительный опыт” привлечения молодежи у других?
- Зачем брать у чужих, если Господь нам дает своих рокеров и своих проповедников!
И китайцы станут православными?
- В одном из интервью вы высказали экзотическую мысль. Во времена, когда русская нация катастрофически уменьшается числом, а китайцы потихоньку проникают и поселяются на наших землях, есть путь сохранения нашей духовной драгоценности – православия. И ссылка на Византию: на излете своей империи они передали свой духовный факел – православие -  варварам, то есть славянским племенам…
-  Я не пророк,  не могу и не хочу прогнозировать гибель России, но депопуляция – увы, факт. Китайская нация после десятилетий “культурных революций” и вправду религиозная целина. Чистый лист. И если Господь привел к нам китайцев, то пока они на наших территориях в меньшинстве, пока они учат наши язык и культуру, так почему бы не написать на этом листе святые православные слова? И готовить наших священников, которые бы работали с китайской диаспорой. Я не ставлю задачу обращения всего Китая, но те китайцы, которые волею судьбы оказались в России, могли бы принять православие. А уж если со временем китайцев здесь станет больше, чем русских, то тем более важно, чтобы среди китайцев были группы людей, которые смотрели бы на мир взглядом, близким к нашему, – православным…...
В Чечне – твердая рука
- Еще один трудный вопрос – Чечня. Вы утверждаете, что народ несет ответственность за своих террористов. И потому ситуацию спасет только сильная рука.
- Конечно! Быть христианином – не значит быть толстовцем. В православии были такие святые - “толстее” самого Толстого. Но был и святой воин Александр Невский...…
После каждой террористической вылазки пресса наполняется заклинаниями: “нельзя искать религиозных или национальных корней терроризма!”, “у бандитов нет ни веры, ни национальности!”. Инопланетяне какие-то. Но это ложь. Моя мысль такова: захват заложников в театре на Дубровке означает, что террористы не делают различий между действующей армией и русским народом. Так пора и нам понять меру единства террористов с их народом. Потому что есть разные культурные стандарты. И бывает, что захват заложников осуждается культурой одного народа, а в другой считается доблестью.
После публикации статьи меня вместе с двумя представителями столичной чеченской диаспоры пригласили на прямой эфир “Эха Москвы”. И я все допытывался у них: так вы осуждаете работорговлю? Нет!
И еще. Восточный, кавказский менталитет таков: если ты в чем-то уступаешь, тебя считают слабым. Эти люди понимают язык силы, уважают силу. И значит, первое, что нужно сделать для мира на Кавказе, – одержать победу в общественном мнении самой России: никакого капитулянтского, пораженческого, примиренческого сознания, полное изгнание “духа Хасавюрта”.
- Война до победы?
- Нет, диапазон широк: школы, церкви, но если надо, то и танки. Но сначала общественное мнение самой России должно признать право государства на применение силы. Весь туман про либеральность и “демонтаж образа врага” устарел.
Так есть ли Бог?
- Отец Андрей, были времена, когда наука воинственно доказывала, что “никаких следов” Бога ни на облаке, ни в космосе, ни под землей нет. Теперь, наоборот, появляются серьезные научные публикации со “спектральным анализом”  - в доказательство историчности существования Христа…
- Вечный коммунальный вопрос – вопрос соседства науки и религии...… Принцип мира ясен: чем выше забор, тем крепче дружба. Истинный профессионал – физик ли, богослов ли – точно знает границы своей компетенции, своих возможностей. И свой инструментарий. И не путает сферы. Наука уже давно (со времен Канта  или уж по меньшей мере с теоремы Гёделя или “принципа неопределенности” Гейзенберга) умеет собственными методами определять свои принципиальные границы, доказывать свою неполноту. Наука не может найти Бога. Она может найти лишь повод к своему собственному смирению: в мире и в нас есть нечто, что нельзя описать на языке математики...… А от смирения до понимания Евангелия уже один шаг. Шаг воли,  желающей обрести новый опыт.


 

Автор : Марина ИВЛЕВА,«Владивосток»

В этом номере:
От тракториста до художника

Во вторник губернатор Приморского края Сергей Дарькин торжественно вручил государственные награды главам муниципальных образований края, работникам социальной сферы, экономики и других отраслей.

Охота на избирателя открыта

Приморский край, как и остальные российские территории, готовится к президентским выборам. Чтобы нарушений было как можно меньше, краевая избирательная комиссия обращает внимание избирателей на ряд норм, связанных со сбором подписей в поддержку выдвижения кандидатов.

Маршрутный наезд

Утром во вторник на Океанском проспекте водитель рейсовой маршрутки «7т» сбил 27-летнюю женщину. Происшествие случилось неподалеку от остановки «Первая Речка» на глазах у множества людей, которые уверяют, что водитель не мог не заметить того, как сбитая им женщина упала на дорогу. Но тем не менее шофер не остановился и поехал дальше.

В упор и на поражение

Во вторник в 22.30 в дежурную часть УВД Владивостока позвонили жители дома № 14 на улице Сафонова и сообщили о нескольких выстрелах, которые прогремели прямо под их окнами. В городе тут же был введен в действие план «Вулкан-5», в рамках которого усилено количество проверок автомобилей на предмет перевозки оружия.

На ходу подметки срезал

Военная прокуратура завершила расследование уголовного дело в отношении матроса Марата Фадеева. Как сообщает помощник военного прокурора ТОФ по связям с общественностью Елена Шарлай, в августе 2003 года Фадеев, являясь военнослужащим срочной службы, самовольно оставил расположение воинской части и отправился развлекаться во Владивосток.

Последние номера