Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Хрустальная туфелька для Люси

Десятки ребят ежедневно приходят сюда обедать. 200 порций на столах. И 200, нет, тысяча судеб.

Она обязательно должна быть удачливее матери, эта хрупкая девочка Люся.

Ну в самом деле, бывает же, когда все беды на одну бабу – то ли сама дура, то ли крест у нее такой свыше... Мать Люсину зовут Светлана. Уставшая, изношенная жизнью женщина. А между прочим, бывший культпросветработник. Кроме 14-летней Люси у нее еще двое младших мальчишек. Муж Светланы давно «объелся груш», сгинул с горизонта. Лучше б и вообще его не было, потому что когда еще жил в семье, так пацанов колошматил, что те до сих пор то вздрогнут, то вспылят на пустом месте, то заплачут.

Светлана тянется изо всех сил, жилы рвет. И все как-то бесполезно. Уж в который раз квартиру обещают, а подросшие дети вразумляют мать: ну что ты такая наивная, как же, дадут квартиру, догонят и еще дадут...

Признаться, им совсем было бы невмоготу, если бы не этот адрес: детский благотворительный центр. Здесь вот уже 8 лет детей ждет ежедневный сытный, полноценный обед. И маму тоже. Отсюда мама Света не раз отвозила и пакеты с довольно приличной одежкой – на «сейчас» и на вырост.

То, что другим детям дано как бы само собой – много любви, игрушек, конфет и возможностей, – этим надо долго ждать. Или обходиться без. И порой терпеть обидные слова.

Но вопреки всему дети у Светланы умненькие и честные. Люся вот собирается поступать в педучилище. Мама Света говорит, что у Люси был талант танцевать, но хореографическую студию не потянули – дорого. Зато теперь у девочки проявились компьютерные и художественные способности. И если не дождется какого-нибудь «принца», то заработает, пойдет и купит себе «хрустальные туфельки» сама. И будет удачливее матери.

САНЬКИНЫ НАДЕЖДЫ

Он обязательно дождется ее. Свою непутевую мамку из тюрьмы. И заживут они счастливо.

Глупый Санька... Он верит в это, наворачивая горячую кашу с мясом…...

Пока Саша бездомный. От бабки, с которой коротал свой век где-то якобы в Артеме в ожидании матери, сбежал. Как колобок. И прибился во Владивостоке к стайке таких же горемычных.

- Мамка деньги присылала. Ее на 7 лет посадили, вроде за воровство. После Нового года придет, будем вместе жить. Она меня никогда не била и не пила почти.

Санька с друзьями вошел – и чистенькая столовая бурно наполнилась запахом костра. Пацаны работают на стоянке, сторожат машины, греются у костра. Обитают в подвале. Там у них какая-никакая мебелюшка, тряпки. К вечеру заработают «деньжищ», купят колбасы с хлебом, поиграют в карты, поболтают и спать.

- А мои родители алкаши. Отца не знал никогда, а мать жива.

- Видитесь с ней?

- Где?! Уехала она куда-то.

Леша тоже приезжий. И Витя – бродяга. Чумазый, губы обветрены:

- У меня родители спились. Прямо на глазах.

- Тяжело вспоминать?

- Тяжело.

- А учиться хотел бы?

- Да.

Витя внезапно перешел на шепот. То ли оттого, что простужен, то ли от горечи.

И никто во всем свете не знает, что с ними будет завтра.

Впрочем, они во многом сами выбрали себе такой путь. Маленькие беглецы, хлебнувшие дурной свободы. Ни в интернат, ни в училище не хотят. Но аккуратно приходят за своим обедом – в чистую, приветливую столовую. Может быть, единственное место, где никто не закричит на них, не оскорбит, не турнет.

Вдруг когда-нибудь в голове что щелкнет и подумает неприкаянный пацан: начинаю новую жизнь. Ну вдруг...…

ДОЛЖЕН БЫТЬ ШАНС

- Эльвира Владимировна, запишите новенького, он из Дальнегорска приехал.

В журнале записи «клиентов» – вся география Приморья. Жертвы экономических экспериментов и родительских попоек, мальчишки кочуют по городам и весям в поисках теплой, сытной жизни. Никому не нужные, как бездомные собаки.

- К нам приходят ребята двух категорий: «улица», как мы их называем, и дети из благополучных, но малообеспеченных семей, - рассказывает директор детского благотворительного центра Эльвира Симанович. – Семейных, к счастью, больше. Нуждающихся ребят знают в школах, к таким очень деликатно может подойти социальный педагог и предложить: будете ходить обедать?

Аккуратный Дима – из таких. Совсем не смотрится девятиклассником - худенький. Учится в соседней школе, зашел после уроков. У Димы есть младшая сестра, и одна мама на почте работает, получает мало.

А еще каждое лето сюда ходят ребята, окончившие школу в детском доме. Пока оформляют им жилье – кому-то родительские квартиры возвращают, другим гостинки дают, - какое-то время кормятся. Выброшенные из тепличных условий в реальную жизнь, к жизни абсолютно не приспособленные, дикие, они успевают накуролесить...…

Одну девчушку взяли в благотворительный центр на работу. Тут по-свойски женщины пройдут с нею первые шаги новой жизни. Другой парнишка приезжает обедать – после детдома устроился сапожником, зарплата аж тысяча двести...…

Сидим с Эльвирой Владимировной в ее кабинете. Тут же мешки с одеждой – добрые люди собрали в очередной раз. Сейчас выложит в коридоре – мальчишки разберут.

- Эльвира Владимировна, дайте таблетку от живота.

- А мне от кашля и от температуры.

- Горе вы мое! Ну что ж я тебе от живота дам? - сокрушается директор. – Они все, «улица» моя, поголовно больные. (Это она уже мне.) Откуда здоровыми будут – спят на цементе, месяцами не моются. Битые все – где папаше под тяжелую руку попадутся, а где друг друга не пожалеют. Помню, приходил сюда Денис, талантливый мальчишка, стихи с ходу сочинял. Пришел однажды одетый как кукла - какие-то люди его нарядили. Через два дня еле приполз – избитый до синевы, раздетый, полдня отлеживался.

В первые годы сердце у Эльвиры Владимировны разрывалось с каждым новым посетителем. Сколько душеспасительных разговоров говорено...

- А потом заметила: поговоришь, предложишь – давай документы, в училище устрою, будешь жить в чистоте. Он головой кивает и вообще больше не приходит. Чтоб не приставала с нравоучениями. И я перестала лишний раз в душу лезть. Только если сами заговорят.

А разве могло быть иначе, если, преданные родными мамой-папой, они чувствуют – никому не нужны? Потому что уходят из дома, и никто, никто их не ищет…...

И все же изредка доносятся до Эльвиры Владимировны отголоски: вон тот, Олежка, обедал тут несколько лет, а теперь в Артем подался, на швейной фабрике работает, в общаге живет. Может, выправится судьба?

 

Детский благотворительный центр рыболовецкого колхоза «Восток-1» открылся 20 мая 1996 года по адресу: ул. Уборевича, 20.  Позже к этому адресу добавились еще две столовые: на ул. Светланской, 205а и на ул. Нейбута, 32.

Ежедневно штат поваров готовит 200 полноценных обедов. А по пятницам еще и выпечку. К Новому году ребятам приготовлены 200 сладких подарков.

Все расходы на продукты, аренду помещений, работу персонала взял на себя Александр Передня, председатель правления колхоза, депутат Законодательного собрания Приморского края.

Автор : Марина ИВЛЕВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мороз без аномалий

Полторы новогодних недели погода в Приморье радовала жителей теплом. Отсутствовали снегопады с метелями, морозец был умеренным, в дневные часы пригревало солнышко. А по югу края на южных склонах сопок даже вербы за-цветали.

Газета, которую мы делаем для вас

Перед вами – первый номер «Владивостока» образца 2004 года. Вы еще успеете заметить, как и что изменится в ней. Но уже сейчас мы бы хотели сказать кое-что о планах на предстоящие полгода – срок, на который оказали нам доверие десятки тысяч подписчиков столицы Приморья и края.

Еще одним долгостроем меньше

В канун наступившего года в г. Арсеньеве сдана в эксплуатацию с подписанием акта о приемке первая очередь девятиэтажного жилого дома.

Рассчитаемся… обезьянами

Памятная серебряная монета достоинством 3 рубля, на которой изображен символ нового года – обезьяна, введена в обращение со вчерашнего дня.

Без подарков не остались

Более 6 тысяч шоколадных наборов и сувениров было передано в эти дни воспитанникам домов-интернатов и детям работников бюджетной сферы Партизанска и Владивостока.

Последние номера