Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

Был, есть, будет… Театру Тихоокеанского флота – 70

Большая дата, по поводу которой принято писать юбилейные заметки. Они, как правило, содержат два вопроса: «Как было?» и «Как сейчас?». Если говорить о Театре ТОФ, то в его истории было и время триумфа, когда имена актеров знали во всей России, и время почти полного забвения, когда играли лишь в гарнизонах. Несколько лет назад тофовцы вернулись во Владивосток из г. Совгавань, куда театр был переведен решением командования. Вернулись... и начали практически с нуля. И доказали – театр есть. О нем, сегодняшнем, размышляет художественный руководитель и главный режиссер Андрей Бажин.

Большая дата, по поводу которой принято писать юбилейные заметки. Они, как правило, содержат два вопроса: «Как было?» и «Как сейчас?». Если говорить о Театре ТОФ, то в его истории было и время триумфа, когда имена актеров знали во всей России, и время почти полного забвения, когда играли лишь в гарнизонах. Несколько лет назад тофовцы вернулись во Владивосток из г. Совгавань, куда театр был переведен решением командования. Вернулись... и начали практически с нуля. И доказали – театр есть. О нем, сегодняшнем, размышляет художественный руководитель и главный режиссер Андрей Бажин.

ТЕАТР

Зачем сегодня ходят в театр? Драматург, режиссер, актер, зритель – каждый оставляет здесь частицу души, при том, что приходит все-таки каждый со своим и за тем, что ему нужно. Я ищу общения…  Если я не получил именно этого общения с театром и со спектаклем, тогда я просто ухожу. Необязательно какого-то концептуального: если просто весело, я могу остаться, чтобы повеселиться. Но какую бы форму ни избрал режиссер, ни в коем случае не должно быть скучно. Что сегодня театр? Зрелище, развлечение или философское размышление о времени и судьбах? Об этом много спорят сейчас. Но споры не новы – еще Белинский размышлял о том, что такое театр. И снова нет одного ответа, который был бы правильным. В последнее время лично мне как зрителю все реже и реже хочется ходить в театр. Приезжал недавно Табаков во Владивосток: при том, что я очень хотел бы посмотреть, как мастер работает на своей сцене в своем театре, здесь не пошел. Почему? Наверное, ничего не ожидал. Мне кажется, что и со зрителем происходит так. Какой-то круг, кому нужен театр, сформировался, а у других нет потребности. И не надо искать чего-то концептуального. Наверное, это слишком простой ответ – нет потребности. И все же… Можно завлечь – начать развлекать. Но, я думаю, надо ли этим заниматься? Может быть, я здесь рассуждаю не как руководитель театра, потому что тогда я был бы должен заботиться о наполняемости зала. …Мне кажется,  желать надо по большому счету того, чтобы то, что ты делаешь, чувствуешь (если ты художник или пытаешься им стать), совпало с ощущением аудитории, срезонировало. Я - за такого зрителя, который ищет общения. За такой театр, который его дает. Репертуарный, камерный, подвальный – неважно…

АКТЕРЫ

Идеально, конечно, когда труппа – единая команда. Но такого не бывает в жизни, поверьте. Я не буду рассуждать, какими проблемами живет актерская братия вообще. В любом коллективе кто-то востребован, кто-то нет. И это проблема не режиссера, а людей, которые не попали в команду. На мой взгляд, в этом случае честнее уйти и искать место, где ты будешь востребован, а не ругать режиссера, плести закулисные интриги, ждать.

Ведь делать что-то стоящее, серьезное можно только с единомышленниками, которых объединяет лидер. В Театре ТОФ – ситуация особая: семь лет назад сюда пришел курс выпускников актерского факультета академии искусств, которые априори говорили на одном языке. За несколько лет ребята очень выросли, появился некий человеческий опыт. И сегодня, на мой взгляд, есть сплоченность, которая могла бы выйти в результат. У театра есть свой почерк, свое лицо, свой репертуар, свой рост, свое движение. Мешает одна очень принципиальная вещь: если сравнивать с другими театрами города, это прежде всего свой дом, куда приходит зритель. Дом, который можно обустроить, что-то в нем изменить. Мы, к сожалению, как были, так и остаемся без своего дома, и это не дает нам развиваться. Мы везде чувствуем себя наполовинку. В здании Матросского клуба мы только репетируем, в Доме офицеров флота – тоже гости. И мы это ощущаем, а через нас – зритель, который дезориентирован, он не знает, где мы находимся, есть ли мы. Он не может выстроить свои
планы, если у него есть желание сходить в театр. Нестабильность влияет на настроение. Для того, чтобы театр рос, нужен дом...

ЗРИТЕЛЬ

Флотский театр – это прежде всего тема патриотизма. Я не против. И я абсолютно патриот своей страны: если есть материал, через который я могу выразить свою любовь к Родине, к людям, которые живут вместе со мной в этой стране, я никогда не откажусь.

Я не стану иронизировать по поводу зрителя. Может быть, для матроса это первый приход в театр. Дай бог, чтобы эти приходы стали регулярными. Иногда зал реагирует по-детски импульсивно, шумно. И необязательно им интересно то, что касается флотской жизни непосредственно. Они смотрят классику, а там другие отношения, темы. Вечные темы… Я точно знаю, что интерес есть. Нас с радостью встречают, когда мы приезжаем в часть. В то же время мы остались театром для города в одном из самых театральных городов Дальнего Востока. И в этих обстоятельствах действительно нужно соответствовать уровню других театров. Мы пытаемся. У нас есть свой зритель, он предан, артистов знают.

Мне кажется, что здесь главное - не надо пытаться на кого-то быть похожими, вот это точно неперспективно. Как актер, так и театр не должен пользоваться чужим. Если я сейчас стану говорить, что ценю в своем собственном театре, я начну хвалить… Лучше я скажу другое: нам удается найти боль, нерв зрителя. И он это чувствует.

ДВОЕ

Двоевластие в театре – болезненная тема. В Театре ТОФ - два режиссера, которые ставят, – ваш покорный слуга и Стас Мальцев. На мой взгляд, о противостоянии говорить не приходится. Более того, мы - единственный театр в городе, где есть второй режиссер. Я могу пригласить кого-то, он может поставить, получить какие-то деньги и уехать. Здесь режиссер, который поставил спектакль, остается в театре, он заботится о своем детище. Не случайно спектакли Станислава живут у нас, они - под взглядом родителя. Я понимаю, что хлеб второго режиссера – несладок. Это очень неблагодарное положение в театре, оно зависимое, а человек все же должен быть свободен от мнения над ним. И здесь важно не убить желания работать, не смести того, что сделано. Спектакли Стаса составляют половину репертуара, значит, нам удается сотрудничать.

Если говорить в целом об оппозиции, если ее нет – не разрушающей, а критикующей, театр становится затхлым. Но. В театре должен быть хозяин. Гончаров, Товстоногов, Табачников, Звеняцкий – мы можем приводить много примеров и столичных, и наших главных режиссеров. Актер должен видеть человека, за спиной которого он себя спокойно чувствует. Если наступает момент, когда медведей в берлоге становится двое, грызня в труппе неизбежна. Мир так устроен – остаться должен один, более энергичный, перспективный. И еще: в театре положение лидера определяет труппа, с кем она, на стороне того – сила. И это любой режиссер чувствует. Если что-то пошатнулось, надо найти в себе силы и красиво уйти.

ПЕРЕМЕНЫ

Мне кажется, в любой творческой специальности есть это - исписался. Много примеров – Ефремов, Плучек… Какими были зубрами…  Как спасаться от этого «исписался»? Если человек сам не понимает… Нет, страшнее, когда понимает. Это трагедия. Надо искать ту нишу, в которой ты нужен, не у всех хватает мужества. Я пока так не заглядывал далеко. Если часть труппы, которая меня не признает, станет определяющей, а это обязательно когда-то случится, я уйду. Отношусь к этому философски. Сад я вряд ли буду садить, но поворотов не боюсь. Один из них я уже сделал, возглавив этот театр. До этого момента я жил более-менее спокойно. Сейчас – нет. Улучшило ли это мою жизнь? Вряд ли… Изменило ли? Да… Во всяком случае, дало некое ощущение свободы, которое обретает человек, совершив поступок. Это много. Не надо бояться перемен… Тогда в своей жизни проживешь несколько жизней.

P. S. Завтра в Доме офицеров флота состоится праздничный вечер, посвященный 70-летию Театра ТОФ, к которому приурочен мим-спектакль Романа Колотухина. Это первая режиссерская работа талантливого актера.

Автор : Ольга ЗОТОВА (фото автора), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Поклон врачу

Предновогоднее настроение не обошло стороной наших читателей. Стремление сказать добрые, теплые слова в это время сильно как никогда. А нам, журналистам, приятно узнать, как много хороших людей в нашем городе и крае.

К «атипичке» готовы!

Как сообщил «В» заместитель главного врача центра госсанэпиднадзора на водном и воздушном транспорте Дальневосточного региона Анатолий Переверзев, медики края предприняли все необходимые меры, чтобы в случае опасности остановить ТОРС (так называют теперь атипичную пневмонию) еще на границе. Закуплены дополнительные средства защиты (одежда, маски, перчатки, термометры двух видов) для пунктов пропуска.

Преступность молодеет

Во Владивостоке состоялся «круглый стол» по профилактике социального сиротства, правонарушений и преступлений среди подростков.

Вам на какой?

26 декабря лифтеры и механики МУП “Владлифт” остановят работу. Это значит, что почти 2000 обслуживаемых ими владивостокских лифтов “станут на якорь”. Такое решение принял позавчера на своем заседании профсоюз лифтеров.

Автокопилка

Ровно треть всех таможенных платежей на территории Дальнего Востока пришлось на долю Владивостокской таможни.

Последние номера