Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Горячее сердце Кармен

«Не забудешь прислать фотографию?» - спрашиваю Кармен. Она улыбается, кивает и неожиданно крепко обнимает меня: «Обязательно пришлю». «Я напомню», - обещает Ричард, ее седовласый отец.

«Не забудешь прислать фотографию?» - спрашиваю Кармен. Она улыбается, кивает и неожиданно крепко обнимает меня: «Обязательно пришлю». «Я напомню», - обещает Ричард, ее седовласый отец.

Могла бы я так же искренне радоваться, чувствовать себя столь же счастливой, усыновляя чужого ребенка? Честно говорю – не знаю. Потому что хорошо представляю те трудности, с которыми связано воспитание детей в нашей стране. Даже родных, даже здоровых. Иностранцы же усыновляют, как правило, не самых благополучных – им отдают тех, от кого отказываются русские.

С Кармен и ее отцом я познакомилась случайно - оказались попутчиками до Уссурийска. Увидев, как они открывают маленький фотоальбом, как улыбаются, вспоминая смешные моменты, запечатленные на снимках, как понимают друг друга с полувзгляда, не смогла сдержать любопытства - стала задавать вопросы, памятуя о том негодовании, которое вызывает у моих земляков иностранное усыновление.

Оказалось, что эта миловидная женщина с голливудской улыбкой и сияющими глазами работает менеджером по производству в такой крупной авиакомпании, как «Боинг». Она окончила престижный университет и получила специальность микробиолога. «Знаешь, какой я строгий руководитель? - сияла Кармен Лита Энджел ослепительными зубами. - У меня ведь в подчинении только мужчины». Трудно поверить, но она действительно бизнес-вумен, хорошо (даже по американским меркам) зарабатывает и вполне самостоятельна после развода. Поэтому ее не пугает, что три месяца, которые проведет дома с маленьким Женей, будут считаться отпуском без содержания.

Может быть, именно материальная стабильность позволяет им усыновлять наших детей? Нам-то долгое лечение ребенка явно не по карману. Но, с другой стороны, зачем эти хлопоты благополучной молодой женщине? С Наташей, например, которую Кармен взяла в двухлетнем возрасте из Дома ребенка Владивостока, помучиться пришлось немало - у девочки был целый букет болезней. Никто из наших соотечественников не решался ее удочерить, опасаясь в том числе и дурной наследственности. Кстати, о страхе перед «плохими» генами я тоже спросила попутчиков. Они лишь плечами пожали - мол, окружение более важную роль играет. И рассказали, что сестра и брат Кармен ей не родные - тоже усыновленные. Прекрасными людьми выросли, своих ребятишек уже воспитывают, с которыми Наташа, как и все дети, то ссорится, то любится.

На одном из снимков эта девчушка запечатлена в балетной пачке. «Beauty», - комментирую я. Американцы счастливо улыбаются. «Когда она вышла на сцену, - вспоминает Ричард, - то первым делом звонко прокричала: «Дедушка, я тебя люблю!». Учительница зашептала, что так нельзя, а малышка (такая упрямая!) опять: «Я люблю тебя!». Ни за что не поверю, что эти люди притворяются, что могут причинить вред малышам, как об этом порой говорят наши земляки. Если не любишь ребенка, будут тебя заботить, например, его пристрастия в еде? А тут мне с радостью сообщают, что Наташа любит овощи и фрукты. Ну и что? А то, оказывается, что американские дети предпочитают fast-food, и от этого быстро набирают вес. Кроме того, дочка любит музыку, танцы и лошадей. «Только предпочитает медленную езду». Все эти мелкие детали и нежное поглаживание фотографий говорят сами за себя. Но я все же задаю «провокационный» вопрос: «А если выйдешь замуж и мужу ребятишки не понравятся?». Кармен пожимает плечами: «Для любой матери счастье детей на первом
месте».

Ладно, к Наташе за несколько лет успела прикипеть вся большая семья. Но зачем еще один ребенок? Американцы в недоумении: «Она же не должна расти одна». Тут я почувствовала обиду за своих соотечественников - при всем желании иметь второго ребенка большинство из нас понимает, что обрекут его и всю семью на нищенское существование.

…Женечке из уссурийского Дома ребенка всего девять месяцев. Кармен показывает игрушки - это просто погремушка, а эта зубки точить. Дожидаясь решения суда, она с отцом ежедневно ездит в Уссурийск, чтобы час-полтора подержать мальчонку на руках, пока он не заснет, как положено по режиму. Ричард весело показывает, как они «вырывают» малыша друг у друга, и хвастает: «Он меня уже узнает и за усы дергает». Дома, в далекой Америке, к их приезду готовится вся родня. Для Жени приготовили комнату в большом доме, через три месяца у него появится няня, мама Кармен тоже в помощи не отказывает. Наташа же в этот раз собирается заказать Санта-Клаусу не любимые заколки и браслетики, а красивую одежду для братика. Хотя этого добра у него и так уже в избытке.

И все-таки зачем им наши дети, своих не хватает? Действительно, не хватает - на усыновление очередь, как это когда-то было у нас. И это несмотря на то, что закон на стороне прежде всего биологической матери. Ты можешь ребенка несколько лет воспитывать, любить его безумно, а появится родная мать, потребует вернуть - ничего не поделаешь. Кто-то на это решается, а кто-то хочет стабильности - российских детей назад не требуют.

Значит, эти малыши для России потеряны навсегда? «Это исключено, - отвечает Кармен. - Дети должны знать, где их настоящая родина и какая она. Захотят - вернутся. По крайней мере, через девять лет мы привезем их во Владивосток, пусть посмотрят». - «Почему через девять?» - «Жене исполнится 10, а это тот возраст, когда дети уже все понимают». - «Но они не будут знать русский язык». - «С этим действительно проблема, хотя мы стараемся приглашать в гости русскоговорящих. У нас все, как правило, знают два языка, но у меня второй - испанский». - «Может, стоит русским заняться?» - «Я уже начала, знаю: спасибо, хорошая девочка, до свидания…».

Кармен сдержала слово, вскоре прислала по электронной почте фотографии. Посмотрите на этих малышей - русских американцев - и скажите, что они несчастны в чужой стране.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, "Влаивосток", совместно с представительством Всемирной ассоциации детей и родителей

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Лучу» - зеленую улицу!

В администрации Приморского края сформирован бюджет футбольного клуба «Луч-Энергия» на сезон 2004 года, достаточный для завоевания в чемпионате России первого места. Такое в высшей степени сенсационное заявление сделал намедни губернатор Приморского края Сергей Дарькин в беседе с корреспондентом газеты «Владивосток».

Без угля и телефона

Три раза в неделю на полчаса телефон «В» превращается, если можно так сказать, в последнюю надежду. Горожане, которых власть самого разного калибра просто в упор не видит, спешат рассказать журналисту о своих бедах.

Главных елок будет 210

Скоро этих колючих красавиц привезут на новогодние базары. Приказ о порядке их заготовки, вывоза и охраны лесных угодий вступает в силу с 10 декабря. Основной объем, до 90 процентов, ляжет на таежные районы: Шкотовский, Чугуевский, Красноармейский, Тернейский, Рощинский.

Тепло ли тебе, Лизонька?

Шуба в квартире у Елены лежит прямо в комнате, на тахте. По привычке. Потому что только в четверг в их квартире дома № 16 по улице Терешковой во Владивостоке батареи немножко потеплели, а с воскресенья было очень холодно. Да еще вода с верхних этажей текла прямо на подоконник – ковер на полу до сих пор сохнет. Комиссия из ЖЭУ и «Теплосетей» к Елене еще не заходила, она и нас, журналистов «В», когда мы вчера позвонили в ее квартиру, встретила вопросом: «Вы из ЖЭУ?». Сегодня мама Елена и ее дочка Лизонька, наверное, уже живут «по-домашнему»...

Опять пролетели

С 1 января 2004 года владивостокцы перестанут платить за капремонт. Постановление на этот счет подписал позавчера глава Владивостока. Судя по тексту, сделал это мэр не оттого, что коммунальщикам не нужны лишние сборы, а потому, что до этого горожане оплачивали мнимый капремонт незаконно.

Последние номера