Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Мегаполис

Лес рубят - «утки» летят, или Кому выгодно кричать: «Держи вора!»

Замечено совершенно точно: о лесном браконьерстве и незаконных рубках древесины у нас в крае как по заказу начинают шуметь ближе к осени. В прессе появляется сразу серия публикаций, в которых бесстрашно бичуют и гвоздят «лесную мафию» и ее «отцов-покровителей». И уже не первый год подряд почему-то «осиным гнездом», в котором якобы засели все самые главные лесные мафиози, упорно определяют Дальнереченский район.

Замечено совершенно точно: о лесном браконьерстве и незаконных рубках древесины у нас в крае как по заказу начинают шуметь ближе к осени. В прессе появляется сразу серия публикаций, в которых бесстрашно бичуют и гвоздят «лесную мафию» и ее «отцов-покровителей». И уже не первый год подряд почему-то «осиным гнездом», в котором якобы засели все самые главные лесные мафиози, упорно определяют Дальнереченский район.

Понятно, что совпадения не случайны. Хотя бы потому, что, во-первых, осенью начинается процесс согласования на муниципальном и краевом уровнях выделения годовых лимитов на вырубку леса и заготовку дров. А во-вторых, близится благодатный зимний сезон большой браконьерской работы в тайге, к которому готовятся и те, кто этому беспределу противостоит. Оттого и традиционная «артподготовка»: очернить в глазах общественного мнения и властей, навешать ярлыков на противников, пытающихся помешать беспрепятственно грабить тайгу. Такая проверенная тактика настоящих криминальных лесных баронов еще вчера с лихвой оправдывала затраченные на нее средства. Приезжали комиссии, выносились предписания, разбирались с «превысившими» полномочия инспекторами и главами. А в этой «нервной» обстановке лесовозы с тысячами кубометров украденного ясеня, кедра, липы тянулись со всего северного Приморья на погрузочные площадки, удобно расположенные в Дальнереченске и Лесозаводске. …Похоже, что на этот раз использовали ту же схему, и опять традиционно «наехали» на кость в горле - Дальнереченский район, в котором, по оценкам многих специалистов, как раз эффективнее всего в крае борются с браконьерами.

Но отработанная технология подвела. Потому что в этом году благодаря активной позиции нового руководства управления лесным комплексом края, администрации Дальнереченского района , местной межрайонной прокуратуры именно в этом регионе северного Приморья активизировали по разным направлениям меры против лесного браконьерства и реальной «зеленой» мафии. А одесский шум лишь подстегнул различные госструктуры и органы скоординировать свои действия по охране леса.

Недавно в Дальнереченске прошло очередное координационное совещание местных и краевых структур, ответственных за борьбу с незаконными рубками леса. За некоторое время до этого многих участников совещания, начиная с главы районной администрации, прокурора и заканчивая инспекторами оперативной спецгруппы управления лесным комплексом, которой командует бывший начальник отряда «Кедр» Анатолий Кабанец, в газетных публикациях обвинили в коррупции и «крышевании» незаконных лесных вырубок. Но собравшихся там не в первый уже раз представителей самых разных структур из края и района не очень удивили такие упреждающие пропагандистские выстрелы. Речь на совещании шла о выполнении решений, что принимались полгода назад на подобной встрече, и о мерах по реализации новых подходов в краевой лесной политике. Кое-что, несмотря на мощное противодействие уже окопавшегося на севере лесного криминала, удалось сделать. Например, в районе по инициативе властей почти на порядок сокращено количество лесозаготовителей. (На будущий год этот процесс решили продолжить.) В двух лесхозах, Малиновском и Дальнереченском, начали действовать специальные передвижные бригады охраны леса. Это уже сказалось на количестве задержаний диких бригад. Правда, осторожные лесники пока что не торопятся, как предполагалось, вооружить своих людей. Говорят, хлопотное это дело. Но ведь с голыми руками против вооруженных лесных братьев вообще ничего не сделаешь. Поэтому прокурор потребовал без вариантов встать под ружье уже в сентябре.

На координационном совещании был представлен и начальник Дальнереченского райотдела милиции. Дело в том, что до этого раскинутый на сотню с лишним километров по северу Приморья глухой и не избалованный коммуникациями район никогда не имел собственных стражей порядка. Расквартированные в Дальнереченске городские милиционеры в последнее время вообще махнули рукой на район. Привлечь их к проверке лесовозов в лучшем случае можно было разве что на гострассе у въезда в город. Сейчас же ситуация должна поменяться, надеется глава района Анатолий Фтодосьев, несколько лет «пробивавший» на самых высоких уровнях статус райотдела. От разовых рейдов и малоэффективных гражданских проверок давно пора переходить к громким уголовным делам, в которых должны фигурировать крупные лесные воры. Что толку ловить по лесу нанятые за копейки дикие лесные бригады?

Как появление полноценной силовой структуры в районе, дороги которого используются для транспортировки краденого леса из многих соседних районов, повлияет на безнаказанность приморских лесных авторитетов, в последние несколько лет имеющих большой интерес в северо-западных районах края, говорить, конечно, еще рано. Но то, что даже саму идею создания районной милиции многие в Дальнереченске и округе восприняли как угрозу своему благополучию, чувствуется. У простых же жителей появилась надежда на закон.

Как известно, противники усиления контроля за незаконными вырубками чуть что - обвиняют местные власти в том, что те, дескать, «своим» лесопользователям согласовывают лучшие куски, а другим отказывают. И эти обвинения были сняты на совещании. Руководитель управления лесным комплексом края Павел Корчагин объявил, что с этого года определять, кому, сколько и на какие цели добывать леса в районе, будут на конкурсной основе. Причем происходить нарезка «пирога» будет на месте, в Дальнереченске. Кстати, эта практика не нова. Рассказывают, что когда несколько лет назад во главе района встал Фтодосьев, он с этого и начал. Создал специальную комиссию, которая разбиралась с каждым желающим поработать в лесу. Тот, кто собирался быстренько напилить кругляка и толкнуть за нал китайцам, согласования не видел. Но тогда за эту демократию глава быстро получил по рукам.

Образ осиного гнезда приморской лесной мафии, которая засела в районе, сегодня очень даже выгоден многим. Прежде всего настоящим лесным баронам, интересы которых, как правило, в других местах. Чем больше шумят и проверяют в Дальнереченском, тем меньше внимания тем местам, откуда действительно ворованный лес уплывает за кордон. Это как отвлекающая стрельба при наступлении. Не случайно ведь официально добычей в том же Дальнереченском районе занимаются чуть больше десятка лесных фирм. А торгуют лесом, который стекается в город Дальнереченск, больше 150 продавцов. Поэтому начинать-то по большому счету надо не с незаконных порубок. А с ликвидации черного рынка леса, который процветает у городских подъездных путей.

Справка «В»
В Дальнереченске существует около 40 площадок по отгрузке леса. По данным РУБОП, отгрузкой древесины там занимаются почти 50 фирм. Из них половина либо полностью китайские, либо с высокой долей китайского капитала. Практически весь лес через порты и погранпереходы уходит за границу, в основном в Китай.
По оценкам самих лесозаготовителей, до 80 процентов древесины на складах Дальнереченска и Лесозаводска имеют незаконное происхождение.

Глава района Анатолий Фтодосьев, которого не раз в прессе бездоказательно обвиняли в покровительстве лесным браконьерам и даже придумали впечатляющую кличку Фокс, уже устал повторять, что надо не просто ловить лесных воров, что и делается, надо одновременно наводить порядок на отгрузочных лесных площадках Дальнереченска, Лесозаводска, сделать процесс реализации и отправки леса там прозрачным. Пока есть легкий спрос на ворованный лес, так и будем безуспешно ловить наших браконьеров, считает он. Не с хвоста надо начинать...…

Не стоит повторять, что надо сделать, чтобы остановить лесной беспредел не только в Приморье, на Дальнем Востоке, но и в стране. Это целый комплекс мер. Начиная с создания новых рабочих мест в таежных селах (что и делают в Дальнереченском районе, поощряя строительство лесопилок) и заканчивая жестким запретом экспорта отдельных пород (смогли же таким образом резко уменьшить заготовки кедра 25 лет назад). Все эти шаги известны давно.

В Дальнереченском районе никто не воспринимает всерьез разговоры о том, что у них правит лесная мафия. Власти здесь доверяют. Но от этого не легче ни простым людям, ни руководству района. Поэтому тамошние власти давно уже ратуют за более тесное объединение усилий всех государственных ведомств и нормальных лесных предпринимателей, готовы даже к тому, чтобы на базе района начать эксперимент по отработке новых приемов и методов борьбы с лесными браконьерами.

Автор : Виктор ЛУКЬЯНЧУК, «Владивосток»

В этом номере:
Где мой пистолет?

Вчера ночью в одной из частей соединения морской пехоты, расквартированной в Снеговой пади во Владивостоке, произошло чрезвычайное происшествие. У помощника дежурного по части украли табельное оружие.

Солнечный удар

Новый пожар вспыхнул днем 23 сентября на военном арсенале возле поселка Таежного в Надеждинском районе. На открытой площадке № 1, на которой складировали все собранные в округе боеприпасы, полыхнули под солнечными лучами три гильзы с порохом от армейских минометов.

Стрельба по колесам

Вчера около пяти утра инспектора ГАИ Владивостока вынуждены были применить табельное оружие для того, чтобы остановить мчавшуюся на скорости свыше 100 километров в час иномарку.

Шоковая терапия

Во Владивостоке становится все опаснее жить. На этой неделе двое жителей оказались в самой экстремальной бытовой ситуации, только вышли из нее по-разному: у ребенка - серьезнейший перелом, у женщины - стресс.

Дорога готова на все 75. Процентов

Для города Некрасовский путепровод имеет первостепенное значение. Поэтому понятно, что в преддверии запуска движения по нему, когда остался буквально месяц, напряжение возросло.

Последние номера