Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

Возвращение Бриннеров

Международный кинофестиваль Pacific Meridian собрал во Владивостоке огромное число звездных гостей - российских и зарубежных. В их числе Рок Бриннер - сын знаменитого голливудского актера Юла, родившегося во Владивостоке. Журналистам «В» удалось сделать виртуальное интервью с Роком еще до его приезда. Он прилетает сегодня, и мы встретим его в аэропорту с этим номером.

Международный кинофестиваль Pacific Meridian собрал во Владивостоке огромное число звездных гостей - российских и зарубежных. В их числе Рок Бриннер - сын знаменитого голливудского актера Юла, родившегося во Владивостоке. Журналистам «В» удалось сделать виртуальное интервью с Роком еще до его приезда. Он прилетает сегодня, и мы встретим его в аэропорту с этим номером.

- Рок, вы играли в театре, сейчас пишете книги и мемуары, занимаетесь историей, культурологией. Но в вашей копилке и участие в рок-движении, вы были рядом с рок-звездами первой величины. Что вам ближе и почему?

- Я, как, наверное, каждый из нас, - некий собирательный образ всего того, что было в моей жизни и с кем меня сводила судьба. Будучи ребенком, я знал, что буду писателем, а для этого мне нужно было иметь что-то, о чем можно было написать. Лет десять ушло на то, чтобы прочувствовать на себе всю многогранность жизни. Ведь все мы смотрим на жизнь сквозь очки, которые сами же себе подбираем. И мне хотелось смотреть на свою жизнь под разными углами зрения, дабы избежать ловушки, в которую обычно попадают дети звезд, поскольку видят только богемную, элитную сторону жизни, а ведь слава, пусть даже вторичная, разрушает человека. Так что перед тем как стать писателем, я кем только не был: уличным клоуном, актером на Бродвее, компьютерным программистом, музыкантом, поваром в суши-баре, водителем такси и пилотом частного самолета. Невероятно, но с 1971 по 1974 год я был охранником Мухаммеда Али, человека, которого я безмерно люблю и уважаю. Я также был менеджером Боба Дилана и группы The Band. Еще я участвовал в создании Hard Rock Cafes в Лондоне и Нью-Йорке. В конце концов я поселился на опушке леса в ста километрах от Нью-Йорка, где и живу сейчас в полном одиночестве, пишу романы, занимаюсь исследованиями и преподаю литературу, историю и философию в Мэрист Колледже. Степень доктора исторических наук я получил десять лет назад и сейчас продолжаю читать лекции по истории Конституции, эпохе рабства в США и социальной революции рок-н-ролла. В общем, да, я - эклектик, но я стараюсь смешивать воедино все стороны своего характера.

- Вы написали шоу одного актера и сыграли в нем на Бродвее. Это шоу - иллюстрация вашей собственной жизни или всего лишь вымысел?

- На самом деле пьеса, которую я написал и в которой сыграл в Дублине, Лондоне и на Бродвее, - это мой перевод произведения Жана Кокто «Дневник лечения от опиума». Жан был другом моего отца и, неформально, моим крестным. В 1969 году, когда мне было 22, я написал пьесу для одного актера на основе дневников Жана Кокто, где он описывал свой путь излечения от опиумной зависимости. Это можно сравнить с постановкой великолепных «Записок сумасшедшего» Гоголя. Видите ли, оба моих родителя были актерами, и хотя меня никогда не привлекала сценическая карьера, тогда, в 1970-м, мне хотелось доказать, что я, проведя все детство за кулисами, тоже кое-чему научился. После этого я больше нигде не играл, хотя, наверное, смог бы.

- Ваша последняя повесть «Репортаж с Дня страшного суда», основанная на материалах изучения глобального изменения климата, является апокалиптической. Но вас трудно назвать мрачным прорицателем. Что вы скажете по этому поводу?

- Вовсе необязательно быть мрачным прорицателем, чтобы видеть, что Земля находится в большой опасности, и все благодаря нам, людям. И мы это знаем! Мы видим это каждый день и тем не менее не можем отказаться от своих сиюминутных желаний и нужд, которые наносят серьезный урон экологии и рано или поздно приведут к катастрофе. Но мы предпочитаем не думать о далеких перспективах, человеку вообще несвойственна дальновидность. Хотя проблемы экологии настолько велики, что решения нужно принимать немедленно, иначе над нами всеми нависнет угроза глобального потепления климата, вымирания - целых видов и многое другое. Говоря образно, Земля - это большой корабль, который находится в километре от скал, и его можно попробовать развернуть, но радиус разворота будет явно больше километра. И все равно еще не поздно изменить ситуацию, примером тому - Монреальский протокол, который позволил снизить опасность разрушения озонового слоя, особенно на территории России.

- В российской прессе часто пишут о том, каково быть сыном звезды, а каково быть сыном американской звезды?

- Да, действительно, сыном звезды быть трудно. Но учитывая, что в нашем мире так много страданий, и зачастую дети (да и взрослые) лишены возможности реализовать полностью свой потенциал, я не стал бы так уж сильно сокрушаться о трудной судьбе сына знаменитости. С одной стороны, будучи сыном известных родителей, ощущаешь, что люди смотрят не на тебя, а как бы поверх тебя, словно выискивая там, собственно, саму знаменитость. Но с другой стороны, благодаря отцу жизнь моя была полна приключений и судьба давала шанс встретиться и подружиться со многими талантливыми людьми, начиная с Чарли Чаплина и заканчивая «Битлз». Так что, несмотря на то, что, пока я рос, у меня хватало трудностей и проблем, я не жалуюсь на судьбу.

Юл в молодости. 1952 г.- Рок, вы сын Юла Бриннера. Насколько и как он влиял на ваше собственное становление? Каким вы помните Юла Бриннера?

- Из всех великих людей, которых я когда-либо встречал, мой отец остается самым неординарным человеком. Ранние годы были самыми лучшими, потому что Юл был настоящим любящим отцом, каковым он впоследствии стал для двух моих сводных сестер, которые младше меня на 12 и 25 лет. Мы вместе с отцом путешествовали по миру, встречаясь с мировыми лидерами, учеными и знаменитостями. И где бы мы ни были, везде катались на водных лыжах. Юл с детских лет, проведенных во Владивостоке, любил воду. Бриннеры почти все лето проводили в своем имении на Сидими. Юл обладал удивительной харизмой, которая помогала ему добиваться успеха в любом деле. Он был человеком, который изобрел сам себя. Однажды Жан Кокто о нем сказал: «Должно быть, Юл Бриннер сумасшедший, если думает, что может быть Юлом Бриннером!». Он действительно был настолько разноплановым человеком, что описать его несколькими словами просто невозможно.

- На одном из Интернет-сайтов сказано, что Юл так и не назвал точное место своего рождения. Но в России его имя связывают с Приморьем, что вы скажете по этому поводу?

- Во-первых, история семьи Бриннеров настолько сложна и запутанна, что когда Юл стал знаменитым, выяснилось, что ни одна из газет не давала точную информацию о нашей семье. Более того, Юлу нравилось быть человеком-загадкой, поэтому каждый раз, давая интервью, он придумывал какую-нибудь новую историю: то он был цыганом, то маньчжуром, то рос на Сахалине, то был родом из Монголии… И в каждой истории была доля правды. На самом же деле Юл родился в 1920 году во Владивостоке, на улице Алеутской, 15 в доме своих дедушки и бабушки, швейцарца Юлиуса Бриннера и бурятки Натальи Куркутовой. Отец Юла, Борис, вырос под влиянием русской культуры, мать, Мара Благовидова, воспитывалась в среде московской интеллигенции. Где-то в 1927 году семья перебралась в Харбин, а оттуда, несколькими годами позже, в Париж, где Юл примкнул к цыганам и играл на гитаре во всех русских ресторанах и кабаре.

В 1941-м Юл приехал в США с шекспировской труппой Михаила Чехова, племянника Антона Чехова, который вместе со Станиславским руководил Московским художественным театром.

- А что вы сами знаете о Приморье, что вам рассказывали в семье?

- Отец рассказывал, как они ходили в море под парусом и как охотились на тигров на юге, недалеко от корейской границы. Дед умер в 1920 году, как раз в год рождения Юла. Отец был совсем еще ребенком, когда семья переехала в Харбин. Так что кроме этих его воспоминаний я мало что знаю о Приморье. Как историк, я начинаю изучать сложную историю вашего региона, которая охватывает период с 1917 по 1922 год. Так как Юл родился во Владивостоке в 1920 году, по бумагам местом его рождения была недолго просуществовавшая Дальневосточная республика. С тех пор все так изменилось!

- В одном из своих интервью вы сказали, что порой у ваших знаменитых родителей «съезжала крыша». Что имелось в виду? Может быть, творческий человек имеет право на «съехавшую крышу»?

- Ну не то, чтобы они действительно сходили с ума. Просто временами и мать и отец были довольно бессердечными по отношению к своим близким, а в моем понимании ни один артист, каким бы великим он ни был, не имеет права обижать и причинять боль другим людям. Слава губительна, если лишает людей чувства сострадания и уважения к окружающим.

- Имея российские корни, вы впервые собираетесь в Россию, почему? Что вы планируете делать во время своего визита во Владивосток?

Рок с отцом за год до его смерти. 1984 г.- Моя поездка во Владивосток - настоящее чудо, потому как послужит завершением трех рассказов многолетней давности. Начнем с того, что мой отец уехал отсюда ребенком, проделав долгий путь из Владивостока в Москву, затем в Париж и США. Уехал, чтобы уже не вернуться никогда. Теперь его сын, продолжая эту одиссею, проделывает обратный путь и везет фотографии, копии работ и другие плоды творчества отца, чтобы передать их в музей им. Арсеньева, построенный при участии деда, Юлиуса Бриннера. Я благодарен организаторам кинофестиваля, и особенно Александру Долуде, за приглашение приехать во Владивосток и рассказать о творчестве отца. Ведь, по сути дела, он был единственной кинозвездой мирового уровня, родившейся во Владивостоке, но по ряду причин большинство его фильмов были допущены в местный прокат только после его смерти в 1985 году. И вот теперь, спустя много лет, благодаря этой поездке мне, как единственному сыну и третьему Юлу в семье (имя, данное мне при рождении), выпала хорошая возможность закончить повествование о жизненном пути отца. Для меня это просто чудо.

Но для меня также удивительно то, что госдепартамент США пригласил меня приехать во Владивосток в качестве историка и выступить на тему «Конституция США» в ДВГУ и рассказать о влиянии рок-н-ролла на мировую культуру в музее им. Арсеньева и в ДВГТУ. И это стало возможным не благодаря заслугам моего деда и отца, а благодаря моим собственным достижениям.

Первый раз правительство США хотело послать меня в Азию почти сорок лет назад, во Вьетнам. Я вежливо отказался. Сейчас, после многолетнего изучения истории своей страны, правительство снова приглашает меня, на сей раз во Владивосток, чтобы рассказать о Конституции США в посткоммунистической России!  Для меня это просто невероятно, ведь большая часть моей жизни прошла в годы холодной войны. Я и мечтать не мог о том, что когда-нибудь приеду сюда, не говоря уже о том, что буду читать здесь лекции, да еще по приглашению администрации Буша, поклонником которой я являюсь далеко не всегда. Но ведь именно терпимое отношение к многообразию мнений стало самым большим достижением, вынесенным из эпохи холодной войны двумя нашими странами. И в этом свете мой приезд во Владивосток можно рассматривать символически - как выражение свободного обмена мнениями, даже при том, что оратором буду выступать в основном я.

Но все-таки основное для меня - это завершение одиссеи Юла - Юлия - Юлиуса Бриннера в трех поколениях. Расскажу поподробнее, что я имею в виду. В 1865 году дед Юлиус первым из Бриннеров покинул Швейцарию, страну, где я благодаря его происхождению провел почти всю юность. Я уже говорил - дед умер в тот год, когда родился мой отец Юл. И вот теперь я, внук, названный его именем, возвращаюсь в город, который помогал строить мой дед. Примерно год назад я ездил в небольшую швейцарскую деревушку неподалеку от Цюриха, которую дед покинул шестнадцатилетним подростком. А уже в 1881-м, в свои 32, он, обосновавшись здесь, во Владивостоке, с группой сподвижников-предпринимателей помогал превратить небольшой морской порт в культурный и интеллектуальный центр на Дальнем Востоке, каким он остается и по сей день. Так что за один только год я прошел весь путь деда от деревушки Морикен-Уилдег в Швейцарии до Владивостока на Дальнем Востоке России. Вот почему мой приезд сюда так много значит для меня: как будто все три Юлиуса зак
ончили свой долгий вояж по миру и вернулись во Владивосток.

Я хочу передать самые теплые и искренние слова приветствия жителям Владивостока и Приморья и надеюсь, что мой визит будет интересен вам как с исторической, так и с духовной точки зрения.

P. S. Редакция благодарит генеральное консульство США во Владивостоке за помощь в подготовке материала.

P. P. S. Фото для публикации предоставлены Роком Бриннером.

Автор : Ольга ЗОТОВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Hello, Америка!

Генеральное консульство США во Владивостоке совместно с американским советом по международным исследованиям и обменам (IREX) и американскими советами по международному образованию на пресс-конференции, состоявшейся на этой неделе, в очередной раз объявило об открытии конкурса на участие в программах образовательных и культурных обменов, финансируемых госдепартаментом США.

Коллегия покажет

В среду министр обороны РФ Сергей Иванов доложил президенту Владимиру Путину об итогах командно-штабных учений с Тихоокеанским флотом. Об этом сообщила пресс-служба президента с обычным для нее немногословием.

Гуляй, Уссурийск!

Сегодня в Уссурийске начинаются массовые гулянья по замечательному поводу - День города. И продлятся они, как и положено на Руси, ровно три дня.

Попадаем в кадр

Похоже, Владивосток и вправду становится столицей кино в северной части Азиатско-Тихоокеанского региона. Параллельно с проведением международного кинофестиваля в городе нашенском проходят съемки художественного фильма под рабочим названием «Отель «Винас».

Водовозка по вызову

В жилые дома, в которых проблема подачи холодной воды стоит особенно остро, она подвозится на спецмашинах.

Последние номера