Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Культура, история

На Хасане все было не так

Много лет назад в Приморье приезжала вдова маршала Блюхера Глафира. Я брал у нее интервью, и она сказала: «Вот вы-то доживете до 50-летия событий, может, тогда всю правду напишете».

Много лет назад в Приморье приезжала вдова маршала Блюхера Глафира.
Я брал у нее интервью, и она сказала:
«Вот вы-то доживете до 50-летия событий, может, тогда всю правду напишете».

Минуло полвека, потом с необыкновенной помпой отметили 60 лет, а вал вранья только нарастал.

Но вот в этом году издан роман приморского писателя Владимира Щербака «Малая война». Если не считать документального сборника, подготовленного сотрудниками газеты «Владивосток», то это одна из первых честных книг о событиях 1938 года на Хасане.

Владимир Щербак своими главными героями сделал журналистов. Хуже того военных журналистов. С одной стороны, только военный журналист мог тогда попасть в самый разгар событий и в самое пекло. С другой - именно военный журналист должен был написать не отчет о том, что он видел, а эпос о героях со всеми приличествующими случаю гиперболами, проклятиями и славословиями.

И автор предлагает своему читателю две версии происходящего: как это описывалось тогда и как это было на самом деле.

Он прослеживает путь многих участников хасанских событий с нашей и японской стороны. Когда перо беллетриста устает сочинять диалоги и любовные схемы, появляется хронист, который просто рассказывает канву событий, цитирует мемуары и документы. Есть в романе и мистификация - вставная новелла, повесть о героях, принадлежащая погибшему на поле боя журналисту. В романе много героев, почти все они реальные люди. Их судьбы сложились так, что и не всякий выдумает. Почитайте о том, как бежали в СССР японские интеллигенты - театральный режиссер Сугимото Риокичи и его жена актриса Окада Иосика, и что с ними потом стало

Тяжко человеку расставаться с героями и иллюзиями своей прошлой жизни. Но Владимир Щербак пытается быть правдивым.

Двадцать шесть Героев Советского Союза, песни про Катюшу и трех танкистов - вот что дали нам хасанские события. Но какие уроки были извлечены государственными деятелями и полководцами?

Увы, обманув страну, они сами поверили своей лжи.

А главный урок этой малой войны: воевать числом, а не умением. В расчете на то, что гусеницы их танков забуксуют в нашей крови.

Как это началось? 13 июня в районе озера Хасан перешел границу и сдался японцам начальник управления НКВД по Дальневосточному краю Люшков. Он предпочел сдаться врагам, чем попасть на допрос к своим коллегам.

Сталин направил на Дальний Восток заместителя наркома внутренних дел Фриновского и начальника главного политуправления РККА Мехлиса для расследования обстоятельств бегства Люшкова и «принятия мер».

И меры были приняты. Командование Посьетского погранотряда приказало занять высоту Заозерную и закрепиться на ней.

Кому принадлежала высота? Даже по тем картам, что были у нас, граница проходила по гребню гор. Значит, один склон был наш, а другой китайский. Пограничники вырыли окопы на китайском склоне, что совершенно верно с военной точки зрения: сидеть на самой макушке значит твой силуэт увидят.

К 13 июля на высоте окопалось уже около 40 советских пограничников. 15 июля ни с того ни с сего лейтенант Виневитин вдруг застрелил японского жандарма, который находился на своей территории. Что сделали воинственные японцы в ответ на эти мирные действия наших пограничников? Обстреляли из орудий? Пошли на штурм? Нет, посол Японии в Москве «потребовал отвода советских войск».

Маршал Блюхер сам решил разобраться в ситуации и послал комиссию на границу. Комиссия обнаружила, что пограничники нарушили границу. Блюхер послал телеграмму наркому Ворошилову с требованием «немедленного ареста начальника погранучастка». Но товарищ Сталин, выслушав доклад Блюхера, спросил его: «Скажите, товарищ Блюхер, есть у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если у вас нет такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту…». Блюхеру ничего не оставалось, как выехать на место и «лично возглавить» операцию. Какую? Ведь японцы еще не атаковали.

Император Хирохито принял решение действовать по дипломатическим каналам. Но японские генералы сами рвались в бой.

29 июля они выбили пограничные наряды с высоты. Вот и началось.

За несколько дней боев наши части так и не смогли выбить противника с высот. Так что нет никакой победы у озера Хасан.

Значит, все было напрасно. Глупо, не подумав, пограничники залезли на высоту. Взобравшись, не укрепились на ней как следует, так что были выбиты с нее первым же штурмом.

А вот японцы, заняв высоты, держались за них зубами. За несколько дней были вырыты траншеи и блиндажи. Ни бомбежка с самолетов, ни артобстрел не разгромили наспех подготовленные позиции японцев. А что же наши? Наши бойцы были вооружены самой передовой в мире идеологией, деревянными гранатами и холостыми патронами. Зато здесь, под Хасаном, родился главный слоган будущей Великой Отечественной - «За Родину, за Сталина». И «ура!», «ура!».

Танки потонули в трясине, взобраться на гору они все равно не смогли бы. Зато между подразделениями было развернуто социалистическое соревнование за право первым забраться на вершину.

Описания боев, смертей, ранений, героизма, дурости, бестолковщины может быть, лучшие страницы книги Щербака.

В итоге боевые действия завершили дипломаты. Наши потери в два или в три раза больше, чем у японцев. Начатая по глупости, кампания продолжалась бестолково и кончилась бесславно.

Но для советского народа все изложили, как надо.

Стране не до потерь, страна ликует. Та самая страна, где почти что в каждой семье кто-нибудь либо сидит в зонах ГУЛАГа, либо ожидает расстрела в тюрьме

Автор : Андрей КАЛАЧИНСКИЙ, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Перерыв затянулся

Вчера состоялась вторая неудачная попытка провести организационное заседание избранной 8 июня с. г. Думы Владивостока. Объявленный Юрием Копыловым еще 16 июля перерыв в заседании теперь продлен до 18 сентября. Причиной срыва стало отсутствие кворума из-за бойкота, объявленного за день до сессии гордумы фракцией «Свобода и народовластие».

Ученик - почти учитель

Год 1930-й. Владивостокское педагогическое училище № 1 объявило свой первый набор. На единственную тогда специальность - учитель начальной школы - поступило 28 советских подростков. После окончания было распределение - на Камчатку, Колыму, Чукотку.

Родилась… милиция

В Дальнереченском районе с понедельника официально начинает свою работу райотдел милиции. Это вновь созданное подразделение краевого УВД будет располагаться в городе Дальнереченске и в селах района.

«Примтелефон»: расширяя кругозор

Дальневосточный оператор сотовой связи - компания “Примтелефон” - запустил новые развлекательные и информационные SMS-сервисы и Интернет-портал МойПримтел (www.myprimtel.ru).

Новоселье в Бельцово

Сегодня в селе Бельцово Яковлевского района сдается в эксплуатацию школа на 108 учащихся. На торжественном открытии новостройки побывает губернатор края Сергей Дарькин.

Последние номера