Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Ночь, улица, фонарь, путана…

Пристально вглядываясь в проезжающие машины под тусклым светом уличного фонаря, мучаю себя одной мыслью: а если ошибусь? Как бы так сформулировать повежливее вопрос… «Простите, это не с вами я еду презервативы раздавать?» - может, так?

Пристально вглядываясь в проезжающие машины под тусклым светом уличного фонаря, мучаю себя одной мыслью: а если ошибусь? Как бы так сформулировать повежливее вопрос… «Простите, это не с вами я еду презервативы раздавать?» - может, так?
В красках представив себе эту картину, я не сразу замечаю гостеприимно распахнувшуюся дверцу неприметного «Крауна».
«Нас дожидаешься? - весело интересуется Елена Васильевна. - Ну, садись, поехали, покажем тебе, где ночные бабочки летают…
А это, познакомься, Олеся - аутрич-работница. Почти всех наших девчонок в лицо знает…
И договоримся сразу: ты смотришь, но молчишь, к секс-работницам с вопросами не пристаешь. Иначе в следующий раз они и с нами не захотят иметь дело…».

КТО СТОИТ У ОБОЧИНЫ?

Первая остановка – у обыденных и многочисленных хрущевок на проспекте 100-летия Владивостока. Подпирающая рекламный щит девушка в черном платье дружелюбно встречает Олесю, с удовольствием принимает «подарки» - обеззараживающий препарат мирамистин («Рот им рекомендуем полоскать после минета, чтобы хоть как-то себя обезопасить, - комментирует Елена Васильевна, - хотя часто мирамистином пользоваться не следует. Мы вообще надеемся в следующий раз специальные салфетки закупить»). Практически идиллическую картинку прерывает тихое появление плечистого молодого человека с суровым выражением лица. Откуда взялся сутенер – непонятно, вокруг ни души. Кратко осведомившись, в чем дело, и убедившись, что с его «подопечной» не ведут душеспасительных бесед и работать мешать не намерены, товарищ расслабляется, милостиво кивает… и растворяется в ночи. А мы отправляемся дальше.

СПРАВКА «В»

Аутрич – проще говоря, равный среди равных, чаще бывшие наркоманы, проститутки, завязавшие со своими пагубными пристрастиями, но на этом не остановившиеся, желающие помочь тем, кто все еще не бросил наркотики или проституцию. Они работают непосредственно в среде: потребителям инъекционных наркотиков рассказывают о пунктах обмена, пропагандируют здоровый образ жизни; проституткам  раздают презервативы, уговаривают прийти обследоваться на ВИЧ и другие заболевания, передающиеся половым путем. Аутрич-работники хорошо понимают суть проблемы, легко находят контакт, способны оказать психологическую поддержку – ведь они выходцы из этой же среды.

Недалеко от следующей нашей остановки на ярко освещенном пятачке пусто. «Рановато мы, - объясняет Олеся, - здесь обычно после 23 часов жизнь ключом бьет… Ладно, теперь на «Фабрику». Там никогда пусто не бывает». Чистая правда! Все, кто регулярно или периодически проезжает мимо остановки «Фабрика «Заря», замечают: здесь всегда стоят женщины неопределенного возраста и рода занятий.  Днем – объясняют мне – в основном любительницы «злодейки с наклейкой»: отдаются либо за водку, либо чтоб на нее, родимую, заработать. Вечером на вахту выходят те, кто принимает наркотики…

Мы довольно долго ждем, пока дама объясняется с потенциальным клиентом, чья пустая фура стоит неподалеку. Появление посторонних обычно отпугивает жаждущих продажной любви (стесняются, понимаешь), а оставшиеся без клиента девочки отнюдь не благосклонно встречают аутрич-работниц. Тут уж ни о каком диалоге речи быть не может.

Ну вот – переговоры завершились, дама кокетливо идет к фуре. Ждать бессмысленно, и мы отправляемся дальше.

И НИ РАЗУ НЕ ОШИБЛИСЬ…

Три симпатичные девчонки, весело попивающие пивко у рекламного щита в центре города,  лично у меня – наивной, необстрелянной – никаких подозрений не вызывают. Но водитель Саша – брат Олеси, между прочим исключительно из благородства кружащий нас по ночному Владивостоку, - решительно тормозит. Олеся с Еленой Васильевной берут раздаточный материал, направляются к девушкам. Я зажмуриваюсь в ожидании скандала: прилично одетые, веселые девочки, ничего экстраординарного, что в моем представлении связывается с проституткой - суперкороткие юбки, колготки-сеточка, перья, дикарский макияж, - нет. Ой, что сейчас будет… Ничего. Девочки благодарно берут предложенное, мирамистина просят даже побольше. Одна из них подходит к машине «за добавкой» – копна неярких кудряшек, светлая блузочка (у моей сестры точь-в-точь такая!), педикюр… Вот только голос хриплый, прокуренный… 

«И что, ни разу так не было, чтобы вы подошли к девушке, а она возмутилась: как вы смеете, за кого меня принимаете, я тут мужа жду?» - интересуюсь у Елены Васильевны. «Нет, - вздыхает она в ответ, - ни разу мы еще не ошиблись, у девочек – Олеси, Кати – взгляд наметанный. А знаешь, как иногда хочется! Стоят девчонки – красавицы, королевишны. Работаете, спрашиваем. Ага, отвечают. Вот ведь беда какая…».

СПРАВКА «В»

Четвертый раз подряд программа «Снижение вреда», разработанная и курируемая врачом краевого центра по борьбе со СПИДом Еленой Завадской, выигрывает грант Открытого института здоровья в Москве. Она направлена на изменение поведения потребителей внутривенных наркотиков. «Снижение вреда» работает в двух направлениях. Первое – обмен использованных шприцев на новые, чтобы наркоманы привыкали к индивидуальному инструментарию и не пользовались общим. Когда пункты обмена шприцев только организовывались, среди приносящих «баяны» проводилось анкетирование. Тогда выяснилось, что 88 процентов наркоманов пользовались общим шприцем. За полтора года работы это количество снизилось до 64, а к 2003 году – до 33 процентов.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

В центре города мы останавливаемся чуть ли не на каждой трамвайной остановке. Никогда бы и не подумала, что в городе так много мест, где можно легко и без проблем снять проститутку… «Я куда ни пойду – всегда вижу своих клиенток, - рассказывает Елена Васильевна. - Со мной здороваются такие личности, что дочка пугается: «Мам, с тобой страшно по городу ходить». Ну что же теперь делать? Хорошо, что нам доверять стали. Ну и мы стараемся, учитываем, так сказать, запросы населения: спрашиваем, какой фирмы презервативы лучше покупать, какие шприцы. Если нельзя прикрыть распространение заразы совсем, нужно же хоть как-то попытаться ее уменьшить! У нас уже был года четыре назад случай, когда клиенты одной фирмы досуга заразились от девочки СПИДом. Проституцию веками и безрезультатно пытались искоренить, но ведь можно как-то запереть ее в цивилизованные рамки…».

Последняя остановка нашего ночного ралли – транспортная развязка. Здесь торговля живым товаром идет вовсю. К группе хихикающих девушек подъезжает окончивший смену городской пассажирский автобус. Молодой здоровенный водитель аж ногами сучит от нетерпения, суетливо кивая на открытую в салон дверь: видать, припекло! Что ж, можно понять: работа сидячая, кровь в малом тазу застаивается… Немного морщусь от мысли, что завтра утром могу поехать на работу в салоне, где накануне торжествовала свободная любовь… Но торг идет неудачно: яростно сплюнув, водитель уезжает – только пыль из-под колес… Тут же подкатывает джип с затемненными стеклами, за ним пристраивается микроавтобус… Сидим, ждем перерыва в процессе. Стук в стекло водителя заставляет  вздрогнуть. Слегка подвыпивший мужичок сладострастно оглядывает нас и деловито интересуется у Саши: «Шеф, почем бл…й привез?». Да, эффектный финал, ничего не скажешь… Как-то не греет душу тот факт, что на этом рынке мы котируемся…

Раздав последние «подарки», потихоньку едем домой. Вспоминаю, как недавно разговаривала с врачом-гинекологом Любовью Федорищевой. «У наркоманок, пытающихся завязать, у проституток, - сказала она, - есть мечта о ребенке. Им кажется, что с рождением малыша они  смогут изменить свою жизнь, бросить наркотики. Есть у меня и ВИЧ-инфицированные пациентки – из «бывших», - готовые идти на любой риск, лишь бы принести в мир новую жизнь и очиститься… На самом деле начать все с нуля, расстаться с пагубной привычкой удается далеко не всем… Но если все же удается… В таких случаях я готова поверить в чудо».

«Практикуем мы и вторичный обмен, - рассказывает Елена Васильевна. - Добровольцы из числа потребителей наркотиков, наши аутрич-сотрудники обходят притоны, собирают шприцы и приносят сумками – до 1000 штук.

Кроме того, мы приглашаем потребителей наркотиков обследоваться на ВИЧ, периодически выявляя новых носителей, но с каждым годом меньше: от 20 человек в 2000-м до 5-8 в текущем».

СПРАВКА «В»

Второе направление программы «Снижение вреда» - работа с проститутками. Среди «ночных бабочек», работающих в фирмах досуга, всего около 10 процентов наркоманок, среди стоящих на трассе – 33-34 процента. Аутрич-работницы выдают им презервативы, профилактические средства, информационные материалы, рассказывают, что в центре по борьбе со СПИДом можно бесплатно обследоваться на ВИЧ, ЗППП и вирусные гепатиты... Приходят многие – сдать анализы, на прием к психологу, к дерматовенерологу, проходят курс лечения. ВИЧ среди них выявляется не очень часто, а вот другая зараза – да.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
РВК потеряло здание, но приобрело «крышу»?

Вчера утром сотрудники Владивостокского радиоцентра, пришедшие, как обычно, в здание бывшего «Дальтелефильма», так и не смогли ударно поработать – внутрь их не пустили. А снаружи уже появилась вывеска, гласящая о том, что здание обжито управлением по борьбе с налоговыми преступлениями УВД Приморского края.

Дорога начинается… с вокзала

Позавчера в Дальнереченске состоялось торжественное открытие нового железнодорожного вокзала.

Раздача слонов, гимнов, флагов

Сегодня, в день рождения трехцветного символа России, в городе нашенском пройдет ряд праздничных мероприятий.

Алло, говорит Москва

Московские компании давно мечтали попасть на дальневосточный рынок сотовой связи. До поры до времени у них это не получалось. И вот совсем недавно один из крупнейших игроков российского “сотового” рынка “Мобильные телесистемы” (МТС) купил у американской корпорации МСТ 50-процентный пакет акций ЗАО “Примтелефон”, тем самым первым из “москвичей” забронировав себе место на Дальнем Востоке.

Отказался от амнистии

Судебные прения по делу ученого-океанолога Владимира Щурова, обвиняемого в государственной измене, которые прошли вчера в Приморском краевом суде, принесли сенсацию – государственный обвинитель предложил освободить подсудимого по амнистии.

Последние номера