Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Квартирный вопрос

Недавно в редакцию “В” почти одновременно обратились жительницы Владивостока, немолодые женщины, вовсе не знакомые друг с другом, но объединенные одной бедой: взрослые сыновья торопят их к могиле, желая самостийно “царствовать” в материнских квартирах.

Недавно в редакцию “В” почти одновременно обратились жительницы Владивостока, немолодые женщины, вовсе не знакомые друг с другом, но объединенные одной бедой: взрослые сыновья торопят их к могиле, желая самостийно “царствовать” в материнских квартирах.

- Прошу “Владивосток” помочь мне в несправедливых действиях разобраться, - пишет 66-летняя Валентина Драчева, - и опубликовать в газете – может, это поможет какому пенсионеру быть впредь бдительным.

По словам Валентины Яковлевны, ее сын Валерий Владимирович, разойдясь в свое время с женой, несколько лет жил у другой женщины на улице Толстого. Но что-то там не сладилось, и четыре года назад сын вернулся жить к матери, собственно, по адресу своей всегдашней прописки и нынешней регистрации.

- Стала жизнь моя черными днями, превратилась в ад, - плачет Валентина Яковлевна, жалуясь, что ее взрослый сын привел с собой сожительницу Ирину Владимировну, с которой все это время издевается над матерью. Впрочем, о перипетиях такого совместного существования можно узнать из многочисленных заявлений в Фрунзенский РОВД, городское УВД, прокуратуру Фрунзенского района, а также из решения Фрунзенского районного суда по иску Валентины Яковлевны к сыну и Ирине Ш. “о выселении из квартиры без предоставления другого жилого помещения”.

К слову, согласно упомянутому решению от 22 августа 2002 года Ирина Ш. была-таки выселена из дома № 70 на Океанском проспекте судебным приставом в присутствии понятых и вроде бы возвратилась в свою квартиру на улице Адмирала Юмашева, 8-б.

- Как жила Ирка Ш. в моей квартире, так и по сей день, - сообщает Валентина Яковлевна в письме в нашу редакцию и в последнем заявлении начальнику УВД Владивостока. – Никуда не уходила.

Уходить приходится номинальной хозяйке, что могут подтвердить соседи, к примеру, из 65-й квартиры, где порой ночует после скандала в родных стенах Валентина Яковлевна. И все свои несчастья она связывает именно с Ириной Владимировной, которая подбивает Валерия Владимировича пьянствовать и оскорблять свою мать.

Самое печальное в этой действительно дикой ситуации то, что Валентина Яковлевна воспринимает Валерия как неразумного сынишку, подверженного чужому влиянию. Примерно так мама подростка, попавшего на учет милиции, считает, что “плохие мальчики” заставили его воровать. Ну а Валентина Яковлевна винит в хамстве сына, которому, между прочим, уже 46 лет, его сожительницу, 52-летнюю “Ирку Ш.”.

Похоже, в глубине души верит Валентина Яковлевна, что если уйдет совсем “Ирка Ш.” из 16-й квартиры дома № 70 на Океанском проспекте, Валерий вновь станет хорошим сыном. В ожидании этого матери приходится нелегко, о чем свидетельствуют ее заявления в милицию и прокуратуру: “В 11 часов 45 минут вечера 11 мая выталкивал с пьяной рожей меня из моего собственного дома. Все продукты, печенье и прочее свалил на мою кровать и облил 3-литровой банкой варенья. Вся постель обезображена, мне негде спать”, “Сын Валерий меня по рекомендации сожительницы избил. Я прошла судебную экспертизу о побоях”, “Пьяные издеваются надо мной, оба по моей слабой нервной системе топчутся”.

Из милиции и прокуратуры, кстати, исправно отвечают постоянной заявительнице такими письмами: “На основании акта № 648 вам причинены телесные повреждения, которые не расцениваются как вред здоровью. Вам необходимо обратиться в порядке частного обвинения во Фрунзенский районный суд г. Владивостока”.

“Уважаемая редакция, пишу вам как в последнюю инстанцию, от большой безысходности, не докричавшись к власть имущим”, - написала нам намедни из дома № 2 на улице Адмирала Завойко 75-летняя Валентина Хорошилова, история которой сходна с рассказанной выше.

“В 1973 году мы с мужем получили трехкомнатную благоустроенную квартиру, - пишет Валентина Степановна. – Нас в этой квартире было 5 человек. Постепенно семья уменьшилась (мама умерла, уехала невестка – разошлась с моим сыном, и недавно умер муж). И остались мы вдвоем с сыном. Вот только радости и теплоты человеческой не стало”.

По словам Валентины Степановны, ее 43-летний сын Владимир Викторович неустанно искал личное счастье:

- К сыну стали невесты наведываться. То одна, то другая, третья. А потом пришла молодая женщина и осталась, а через пару дней привела ребенка 10 лет. Я стала возмущаться, так она мне заявила, что сейчас все такие и время такое, а вы устарели. Мол, мы поженимся, и эта квартира будет принадлежать моему сыну, а если вам не нравится, можете удаляться.

Квартира у Валентины Степановны и вправду просторная. Вполне комфортно можно разместиться здесь и с новой семьей сына. Тем не менее отношения разладились напрочь:

- Под давлением этой девицы он стал меня оскорблять, угрожать. Обещал, что достанет соответствующие документы (сейчас за деньги все можно купить) и отправит меня в психушку. Девица как бы радовалась, что Владимир пьет, и сама с ним пила. Мальчик тоже все время твердит, что эта квартира наша. Хозяйничают. Мне приходилось уходить на вокзал ночевать. А я очень больна и отпор не могу дать. Мне нужна помощь, а сын ни в чем не помогает, и самое главное, нет с его стороны теплого отношения ко мне, а мне так его не хватает. Ведь я прожила жизнь только для него, все ему отдала, здоровье, средства, какие были, и все тепло души своей.

…Жалко, жалко этих пахнущих валерьянкой и корвалолом пожилых женщин, которые обращаются в редакцию “В” “как в последнюю инстанцию”. Кроме Валентины Яковлевны и Валентины Степановны, чьи драмы наиболее типичны, есть и другие. А взывают они к нам письменно или лично по двум причинам.

Во-первых, запомнили опубликованную не так давно корреспонденцию автора этих строк о несчастной Маргарите Васильевна Ш., которую терроризировал великовозрастный сын Вячеслав, а милиция не реагировала (после выступления “В” дебошира урезонили, а Маргарита Васильевна прислала нам письмо: “Прошу выразить благодарность за участие в моей судьбе”).

Во-вторых, в последние месяцы по местному телевидению регулярно показывают репортажи о том, как глава городской администрации Юрий Копылов вручает счастливым новоселам ордера на квартиры, причем в большинстве случаев это жилье так называемого повторного заселения либо переведенное из разряда служебного или общежития.

Униженные своими взрослыми отпрысками матери умоляют редакцию помочь попасть на прием к мэру:

- Может быть, Копылов сумеет взамен большой квартиры дать две маленькие и заставить моего сына переехать в одну из них?

Все может быть на белом свете, и в принципе, наверное, возможно сдать городу трехкомнатную квартиру и получить вместо нее две однокомнатные или гостинки. Но вот “заставить” более чем взрослого человека съехать туда из хорошей квартиры, которая после смерти матери достанется сыну целиком, вряд ли сможет даже мэр. Да и не станет он в это вникать.

Во всяком случае, на адресованную городской власти слезную просьбу несчастная мать получила от заместителя главы письмо, краткое содержание которого укладывается в формулу “администрация Владивостока разменом квартир не занимается”.

Известно, впрочем, что из любых правил бывают исключения. Например, для таких, как инвалид по зрению и слуху Валентина Степановна, которая не в состоянии сама обратиться в риэлторское агентство:

“Будет ли у нас закон, - риторически спрашивает в своем письме в редакцию Валентина Степановна, - который бы защищал не только от преступников, но и от собственных детей? Эти дети еще ничего не сделали для общества, а пользуются родительскими благами, имуществом, заработанным нашим тяжким трудом. Перешагнут, убьют собственных родителей из-за несчастных квадратных метров”.

Ну как тут не вспомнить классика, который в ХХ веке вложил в уста Воланда (сиречь – Сатаны) свое мнение о современниках:

- Они – люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было...… Ну, легкомысленны…... ну, что ж...… и милосердие иногда стучится в их сердца...… обыкновенные люди...… в общем, напоминают прежних...… квартирный вопрос только испортил их...…

- У меня же одна жизнь, и та подходит к концу, - рыдает Валентина Степановна. – В общем, считаю, что жизнь прожита зря, не смогла уберечь сына от пагубного поветрия вседозволенности. Мне надо было семью кормить, одевать. Работала как проклятая. Теперь никому не нужна стала – ни родному сыну, ни власти нашей.

Автор : Светлана ЖУКОВА, «Владивосток»

В этом номере:
Крамар против Крамара

Как уже сообщал «В» в минувшую пятницу, 1 июля префектуральный суд Ниигаты приговорил российского моряка Владимира Крамара к 11 годам тюремного заключения за попытку контрабанды крупной партии наркотиков из России в Японию. Прошло это краткое сообщение и по многим другим российским СМИ. В выяснении подробностей этой сенсации (а по японским меркам это именно сенсация) мы решили пойти дальше и связались с нашими коллегами из газеты «Ниигата Ниппо», которые с самого начала внимательно следили за развитием событий. Вот что они сообщили.

Путину - студентам!

В начале июля отправились первые группы студентов из Приморья для работы в путинных отрядах на рыбозаводах Сахалина и Курил: всего студентов попросили и заключили договоры 9 предприятий области.

Турнир поэтов

Проект 1-го Владивостокского межрегионального фестиваля поэтов «Владивосток-Москва», намеченный на следующий год, представили в управление культуры администрации Приморья участники литобъединения «Серая лошадь».

Потерявшие лицо. Юридическое

Сегодня в Приморье официально действуют почти 25 тысяч юридических лиц. Об этом «В» сообщили в пресс-службе Приморского управления Министерства по налогам и сборам РФ.

Затяжная дележка

Планировавшееся на вчерашний день первое заседание Думы Владивостока второго созыва состоится 16 июля.

Последние номера