Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Суда под судами

На вопросы "В" отвечает арбитражный управляющий холдинговой компании "Дальморепродукт" Александр ЧЕРЕВИК. Обстановка в холдинговой компании «Дальморепродукт» по-прежнему остается сложной, что подтверждает недавняя акция протеста рыбаков, требующих вернуть долги по заработной плате. Способна ли процедура внешнего управления дать вторую жизнь некогда одному из крупнейших предприятий Дальнего Востока? Об этом накануне Дня рыбака наш корреспондент беседовал с Александром Черевиком, арбитражным управляющим «Дальморепродукта».

На вопросы "В" отвечает арбитражный управляющий холдинговой компании "Дальморепродукт" Александр ЧЕРЕВИК.

Обстановка в холдинговой компании «Дальморепродукт» по-прежнему остается сложной, что подтверждает недавняя акция протеста рыбаков, требующих вернуть долги по заработной плате. Способна ли процедура внешнего управления дать вторую жизнь некогда одному из крупнейших предприятий Дальнего Востока? Об этом накануне Дня рыбака наш корреспондент беседовал с Александром Черевиком, арбитражным управляющим «Дальморепродукта».

- Александр Михайлович, 23 октября 2002 года вы вступили в должность арбитражного управляющего. Что удалось сделать за это время?

- Первые недели работы в «Дальморепродукте» у меня ушли только на изучение документов. Ситуация в тот момент была удручающей: наиболее ликвидное имущество было растащено. Полностью потеряны минтаевая флотилия, крабовая флотилия «Аляска», почти все транспорты. Не были пролонгированы договоры на «голубые» супертраулеры. Фактически у «Дальморепродукта» не осталось ни одного судна – одни были  проданы, другие отданы в аренду, третьи заложены-перезаложены. Создалось ощущение, что Юрий Диденко сошел с ума: он создал множество дочерних компаний, каждый вице-президент компании имел «свое» ООО, в собственность которых и перетекли все основные фонды «Дальморепродукта». Компания уже не занималась производством.

Однако на фоне этого упадка «Дальморепродукт» не отказывался от содержания обширного жилого фонда и учреждений социально-культурной сферы, хотя эта роскошь по карману не каждому преуспевающему предприятию.

Юрий Диденко – человек старой формации, один из последних «красных директоров». Похоже, он просто не владел ситуацией в многочисленных подразделениях компании. Чего стоит только ситуация с «ДМП-Порт». При его строительстве были нарушены природоохранные требования, на основании чего теперь порт просто нельзя использовать. К тому же на многие его объекты нет техпаспортов, свидетельств на право собственности. Как можно было игнорировать такие вещи – для меня необъяснимо. В итоге же 18 миллионов долларов попросту зарыто в землю.

Общая сумма долга вместе со всеми штрафами составляет сейчас более 100 миллионов долларов. Основной кредитор – Банк Москвы, в свое время предоставивший компании кредит на 50 миллионов рублей. Интересно, что за два дня до дефолта 1998 года рублевый кредит был трансформирован в валютный, в результате чего сумма долга многократно увеличилась. Кроме того, ряд иностранных компаний сейчас так же требуют быть внесенными в реестр кредиторов. Это и корейская фирма, и группа японских компаний, вложившие в свое время, с их слов, в «Дальморепродукт» 150 миллионов долларов.

В такой обстановке нам предстояло готовить к путине суда, которые к тому моменту выработали свой ресурс до предела. К тому же все они должны были пройти государственный реестр. Всего за два месяца нам удалось отремонтировать плавбазы «Содружество» и «Рыбак Приморья», подготовить пять СТР. Инвесторы к тому моменту попросту разбежались. Каждого приходилось убеждать лично. В итоге, по моему мнению, компания сработала неплохо: была полностью освоена квота на 12 тысяч тонн минтая. Причем освоена грамотно – рыба была с икрой, суда накрывали плотные косяки, оптимально были составлены маршруты перегрузчиков. Всю продукцию удалось выгодно реализовать, что позволило рассчитаться с долгами за ремонт судов. Для сравнения: в путину 2002 года «ДМП» освоил только 5 тысяч тонн минтая.

- Тем не менее рыбаки не получают зарплату…

- Текущую – получают! Проблемы только с выплатой задолженности, накопившейся за предыдущие годы, однако за последние месяцы эту сумму удалось снизить вдвое. Увы, цифра по-прежнему остается внушительной: 63 миллиона рублей.

- Выходит, ситуация не такая уж и страшная: суда выходят в море, предприятие работает?

- Но какой ценой это достигается! Репутация «Дальморепродукта» изрядно подмочена. Добывающие компании не рискуют с нами работать, а своего добывающего флота у «ДМП» уже практически нет. Из-за этого в прошлом году предприятию не удалось участвовать в лососевой путине. Рыбаки Камчатки и Сахалина попросту отказывались сдавать улов на плавбазы «Дальморепродукта».

Нельзя не отметить еще одну трудность: огромные плавбазы, которые есть в распоряжении «ДМП», сегодня неэффективны. Только две из них за год способны переработать 60 тысяч тонн минтая и столько же сайры. Столько рыбы в Охотском море попросту нет, и все СТР Приморского края не смогут полностью загрузить их работой. Такие мощности сегодня просто не нужны, их содержание и эксплуатация стали невыгодными.

- Тем не менее, судя по ситуации вокруг вашей персоны,  «Дальморепродукт» по-прежнему остается привлекательным. Против вас возбуждалось уголовное дело, Арбитражный суд Дальневосточного федерального округа назначал другого арбитражного управляющего.

- Уголовное дело (меня пытались обвинить в мошенничестве) было закрыто за отсутствием состава преступления. Иначе как провокацией тот инцидент я назвать не могу. Всякому переделу собственности свойственны интриги с правоохранительными органами. Я полагаю, что все это у «Дальморепродукта» еще впереди.

Что же касается решения Арбитражного суда ДВФО – оно также было отменено, а я восстановлен в должности. Обидно только, что за те два месяца, что длились суды, многое было упущено, приостанавливалась подготовка к путине.

Несмотря на кризисную ситуацию, «ДМП» по-прежнему представляет интерес для многих финансово-промышленных групп, в том числе и московских. Я стою у них на пути. Поэтому не исключаю, что меня и дальше будут пытаться скомпрометировать, упрятать за решетку или даже устранить физически. Но я не могу позволить, чтобы «Дальморепродукт» растащили по кусочкам.

- Александр Михайлович, а почему именно вас Арбитражный суд Приморского края назначил антикризисным управляющим «ДМП»?

- Точно сказать не смогу, но думаю, что решение было принято благодаря моему опыту работы. Я всю жизнь прожил на Дальнем Востоке. По образованию – юрист, практиковал в области корпоративного права. В 1998 году стал арбитражным управляющим «Сахморепродукта». Это полный аналог нашего «ДМП». Оппоненты часто ставят мне в вину, что, несмотря на мое управление, предприятия теперь нет. Однако на его месте мне и моей команде удалось создать несколько других, стабильно работающих предприятий. К примеру, ОАО «Холмский морской рыбный порт» сумело привлечь стратегических инвесторов, и сейчас через него проходят все грузы, поступающие по проекту «Сахалин-1». Логика антикризисного управления не предусматривает любой ценой сохранить название производства, находящегося в стадии банкротства, что, кстати, как правило, и невозможно. Высшим пилотажем в нашей работе считается именно умение эффективно его реорганизовать.

- В чем заключается дальнейшая стратегия вывода «Дальморепродукта» из кризиса?

- Решения, способного быстро устранить все проблемы, нет и не будет. Возрождение предприятия – это долгая, каждодневная, рутинная  работа. Главное – не давать простаивать основным фондам, любыми способами отправлять суда в море. В «Дальморепродукте» проведена тщательная ревизия, результаты которой позволили отказаться от непрофильных активов и ненужной собственности. Мы продали теплоход «Одесса» 1941 года постройки и учебно-тренировочное судно «Авиатор», из-за древности которого никто на нем тренироваться уже не мог. Сокращен аппарат управления: из 350 человек, что «трудились» там при Диденко, остались лишь 74.

Скажу честно – поводов для оптимизма пока мало, особенно учитывая возможность отмены бесплатных промышленных квот. В сегодняшнем состоянии «Дальморепродукт» просто не сможет выигрывать аукционы на освоение рыбных запасов.

- Есть ли какая-то помощь от местной власти?

- В принципе, власть любого уровня не должна вмешиваться в работу самостоятельного хозяйствующего субъекта. И краевая администрация достаточно долго дистанцировалась от проблем «Дальморепродукта», вплоть до осени 2002 года, когда ситуация приобрела черты громкого социального конфликта. После этого  Сергей Дарькин взял ситуацию под контроль. Весомой поддержкой предприятию стали выделенные с его помощью солидные квоты на вылов рыбы. Как я уже говорил, коллектив предприятия оправдал это доверие губернатора, квоты были освоены успешно и качественно.

- Александр Михайлович, что бы вы хотели сказать людям, задействованным в конфликте вокруг «Дальморепродукта»?

- Хотел бы попросить их не мешать работать коллективу «Дальморепродукта». Суды и разбирательства отнимают много сил и времени, так нужных на восстановление нормальной экономики предприятия. Дайте нам время наладить дело - я уверен, «Дальморепродукт» способен эффективно работать и постепенно рассчитается со своими долгами.

Автор : Отдел специальных проектов, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Крамар против Крамара

Как уже сообщал «В» в минувшую пятницу, 1 июля префектуральный суд Ниигаты приговорил российского моряка Владимира Крамара к 11 годам тюремного заключения за попытку контрабанды крупной партии наркотиков из России в Японию. Прошло это краткое сообщение и по многим другим российским СМИ. В выяснении подробностей этой сенсации (а по японским меркам это именно сенсация) мы решили пойти дальше и связались с нашими коллегами из газеты «Ниигата Ниппо», которые с самого начала внимательно следили за развитием событий. Вот что они сообщили.

Путину - студентам!

В начале июля отправились первые группы студентов из Приморья для работы в путинных отрядах на рыбозаводах Сахалина и Курил: всего студентов попросили и заключили договоры 9 предприятий области.

Турнир поэтов

Проект 1-го Владивостокского межрегионального фестиваля поэтов «Владивосток-Москва», намеченный на следующий год, представили в управление культуры администрации Приморья участники литобъединения «Серая лошадь».

Потерявшие лицо. Юридическое

Сегодня в Приморье официально действуют почти 25 тысяч юридических лиц. Об этом «В» сообщили в пресс-службе Приморского управления Министерства по налогам и сборам РФ.

Затяжная дележка

Планировавшееся на вчерашний день первое заседание Думы Владивостока второго созыва состоится 16 июля.

Последние номера