Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Александр Филиппенко: Злодеев не играю…

На прошлой неделе зрители Владивостока с превеликим удовольствием попали в «Мышеловку». Спектакль по одноименной повести Агаты Кристи, поставленный Виталием Соломиным, шел на сцене академического театра драмы им. Горького в исполнении целого созвездия актеров – Александра Филиппенко, Ларисы Гузеевой, Владимира Долинского, Ольги Машной, Дениса Карасева и др. Посовещавшись, звезды решили устроить пресс-конференцию, чтобы сэкономить силы журналистов. Но, как известно, рамки пресс-конференции слишком широки для доверительного диалога. Народный артист России Александр Филиппенко, известный зрителям по многим фильмам и спектаклям, нашел время и для небольшого интервью «В».

На прошлой неделе зрители Владивостока с превеликим удовольствием попали в «Мышеловку». Спектакль по одноименной повести Агаты Кристи, поставленный Виталием Соломиным, шел на сцене академического театра драмы им. Горького в исполнении целого созвездия актеров – Александра Филиппенко, Ларисы Гузеевой, Владимира Долинского, Ольги Машной, Дениса Карасева и др. Посовещавшись, звезды решили устроить пресс-конференцию, чтобы сэкономить силы журналистов. Но, как известно, рамки пресс-конференции слишком широки для  доверительного диалога. Народный артист России  Александр Филиппенко, известный зрителям по многим фильмам и спектаклям, нашел время и для небольшого интервью  «В». 

- Александр Георгиевич, в последнее время ваше имя  все чаще связывают не с кино или театральной сценой, а литературными проектами. Один из них - «Университеты Александра Филиппенко» рассчитан исключительно на школьников. Расскажите о нем.

- Получилась некая импровизация. Как-то мы разговорились с директором одного из лицеев Сережей Казарновским. Он предложил вести в его лицее литературный проект в рамках школьной программы. Я согласился попробовать. Могу сказать, что это безумно трудная работа. Хотя в гуманитарных школах Москвы это востребовано. Но это педагогическая прежде всего, а не актерская деятельность, которой надо заниматься постоянно. Сейчас я пока оставил этот проект.

- В тот момент вы не были задействованы в кино и театре?

- Нет, простоя не было. Просто хотелось обкатать опыт литературного театра, который я нарабатывал долгие годы. Он не был востребован на официальной эстраде, поскольку все же это серьезный жанр. А дети оказались очень восприимчивы, более того, им это необходимо. Кроме всего прочего они очень чуткие зрители и самые честные.

- Вы считаете, литературный театр, которым вы упорно занимаетесь, сегодня нужен? Ведь даже ваш собственный театр «Моно-дуэт-трио» называется шоу…

- Это тоже литература. Есть две или три сольные программы, с которыми я разъезжаю. «Моно-дуэт-трио» существует при Москонцерте. Это  возможность при минимальных бюджетных вспомоществованиях продвигать свой проект. Потому как все эти программы рассчитаны на малые залы - 200-300 человек. Я исполняю программы по Достоевскому, по Довлатову, по Зощенко. Сейчас есть «Пять историй Александра Филиппенко» от Зощенко до Акунина. Вариации поэтических программ, которые были в школе, видимо, я буду ставить в Театре музыки и поэзии Лены Камбуровой. Он открылся  недавно. Тоже небольшое помещение - 80 человек в зале. Пессимизма по поводу востребованности как-то не возникало. Дело в том, что на самом деле это очень нужно, я два года уже сотрудничаю с движением «Пушкинская библиотека» Института Открытое Общество. Только что выступал в Судаке  - была масса встреч, предложений, идей. В апреле собираюсь  в Магадан. Так что судите сами.

- Вы в свое время сыграли в пьесе с примечательным названием «Взрослая дочь молодого человека». Ваши трое детей уже взрослые,  вы чувствуете себя молодым?

- Если точно, это был монолог по мотивам пьесы, в самом спектакле я не играл. Наверное, я ощущаю себя молодым. Я нахожу общий язык с этим поколением. У них все другое – визуальная среда, темп жизни, взгляды на мир. Но я существую рядом, стараюсь не мешать им  и помогать, если нужно. Мои дети все творческие люди. Поэтому мне легко находить с ними общий язык. К примеру, старший сын часто помогает мне при записи моих программ с музыкальными отбивками и заставками. Он  занимается альтернативной музыкой, что дает ему какие-то небольшие деньги. Но это не тот шоу-бизнес, который мы привыкли видеть. Поэтому мы в одной примерно системе координат.

- Вам приходилось быть перед выбором – творчество или деньги, соглашаться на работу, которая вам не нравилась, только потому, что платили?

- Что касается творчества, в моей жизни было всего понемножку. Но ради денег я не поступался какими-то своими принципами. Все работы, которые были в театре и кино...… Мне за них не стыдно. В последнее время довольно часто отказываюсь от того, что неинтересно. Во всяком случае, злодеев я переиграл очень много, поэтому сейчас не соглашаюсь. Зато есть другое - на канале «Культура» скоро выйдет передача о жизни Достоевского, пять или шесть серий. Игорь Волгин, известный литературовед, будет ведущим, а я буду читать дневники и отрывки из произведений Федора Михайловича. Постановкой занимается Борис Григорьев, режиссер. Вот это мне интересно.

- Вы отказываетесь от ролей злодеев, но ведь природа злодейства порой более интересна и извилиста, чем добродетели. Во всяком случае, играть в «Карьере Артуро Уи» вам вряд ли было скучно...

- Это вопрос к литературоведам или философам. Мне в первую очередь было интересно, потому что это работа из золотого репертуара. Это ведь Брехт, с драматургией которого я имел дело еще в Театре на Таганке. Я предполагал и знал, что буду играть. Борис Бланк был режиссером этого фильма, у нас были общие взгляды на фильм.

- Театр на Таганке связан с именем Любимова, вы болезненно пережили  уход мастера?

- К счастью, я сам ушел из театра до этого момента. Но было очень больно наблюдать даже со стороны, как театр разделился. В обеих труппах были друзья. По поводу ухода были разные мнения, кто-то счел его творчество устаревшим. Но публика ходит и смотрит. Любимов был огромной театральной личностью, знаковой для Театра на Таганке. И никуда от этого не уйти.

- Театр завтрашнего дня будет каким, по-вашему?

- Техника, сценография другими, конечно, будут. Сейчас в Москве идет пьеса «Копенгаген» - интеллектуальный театр. И в то же время есть место шоу. Сейчас ищут. Театр не стоит на месте. Каким он будет,  я не знаю. Пусть со стороны смотрят театроведы.  В современной драматургии я не все принимаю, мне она не близка. Мне интереснее иметь дело с Гоголем, Булгаковым, Платоновым. С другим не происходит контакта.

- Впечатление такое, что умственная работа не прекращается для вас ни на минуту. Но как-то вы отдыхаете?

- Люблю быть на даче для переключения. Отдыхать, ничего не делая. Порой хожу потанцевать. Есть любимый джаз-клуб «Форте», куда я захожу, там меня знают и приветствуют. Даже висит моя фотография с саксофоном, хотя я на нем не играю. Это давняя история. Сфотографировали друзья на Бродвее, откуда-то раздобыв саксофон. Мне приятно.

- Вы согласились на очень маленькую роль в фильме «Романовы - венценосная семья» после того, как играли масштабные роли. Почему?

- Действительно, совсем маленькая роль, но мы были знакомы с Глебом Панфиловым, ему хотелось, чтобы я поучаствовал в его работе. Вот и все. Привлекал не масштаб роли, не рисунок. Я сыграл исторический персонаж в исторической картине. Больше наблюдал за съемками со стороны. Во всяком случае, посоветовался с семьей, все одобрили.

- Сегодня много говорят о том, что русские становятся этакими космополитами. Вы согласны?

- Не знаю. Недавно вышла газета «Русский курьер» - это бывшие «Новые известия», в ней было упоминание о статье Сергея Капицы. Умный, уважаемый человек сказал  в своей научной работе, связанной с развитием человечества в принципе, что мы сейчас находимся на спуске, почти на донышке синусоиды, согласно которой движется цивилизация. Да, это наше время, и, может быть, это грустно. Но это наше время. Человечество и Россия, в частности, находятся на спаде. Культура, театр – все в этом русле. Но потом обязательно будет подъем.

Автор : Ольга ЗОТОВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ёрико Кавагути: Японское море нас объединяет

Визит в Приморский край министра иностранных дел Японии г-жи Кавагути начался в субботу 28 июня с посещения закрытого административно-территориального образования Большой Камень и расположенного в этом небольшом приморском городе завода “Звезда”. Сюда она отправилась прямо из аэропорта.

Научный экспорт

В прошедшее воскресенье министр иностранных дел Японии почтила своим вниманием единственный в регионе Японский центр Дальневосточного государственного университета.

Сахалин, Находка и Курилы в уме

Большим событием не только для Приморья, но и для всего Дальнего Востока России стал визит во Владивосток министра иностранных дел Японии Ёрико Кавагути. По его итогам нельзя не отметить, что каждая из сторон, как российская, так и японская, получила определенную выгоду с прицелом на ближайшее завтра.

Лихорадка Ленда

На прошлой неделе в Находке было угнано аж три почти новых «Лендкруизера».

Водка и вода забирают мужчин

Трижды в июне приходилось спасателям доставать из различных внутренних водоемов тела утонувших людей, сообщил «В» начальник Приморской поисково-спасательной службы Сергей Кондратенко. Вслед за трагедиями в Раздольном и Липовцах последний подобный несчастный случай произошел в минувшие выходные дни возле села Борисовка.

Последние номера