Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Здоровье, экология

«Липовый» лес

Согласно краевому закону в Приморье запрещены к рубке все виды липы. Почему именно это дерево так тщательно оберегается? Все очень просто – липа является главным растением, с которого пчелы берут нектар, а заодно и опыляют. И в результате получается липовый мед. Если раньше липа была не востребована как древесина, то в последние года два ею заинтересовались китайские перекупщики. Из нашего края пошел настоящий вал «липового» леса. Это чревато тем, что мы напрочь забудем вкус меда, а наше пчеловодство умрет навсегда.

Согласно краевому закону в Приморье запрещены к рубке все виды липы. Почему именно это дерево так тщательно оберегается? Все очень просто – липа является главным растением, с которого пчелы берут нектар, а заодно и опыляют. И в результате получается липовый мед. Если раньше липа была не востребована как древесина, то в последние года два ею заинтересовались китайские перекупщики. Из нашего края пошел настоящий вал «липового» леса. Это чревато тем, что мы напрочь забудем вкус меда, а наше пчеловодство умрет навсегда.

Лучший подарок, по-моему,  мед...

Когда-то Красноармейский район славился на все Приморье своим медом и, понятное дело, пчеловодами. В свое время в районе «проживало» около 9 тысяч пчелосемей. Сейчас осталось всего 3700. До перестройки в Красноармейском районе насчитывалось более 200 пчеловодов. Некоторые из них в лучшие годы брали до 100 кг меда с одного улья. Почему были такие хорошие показатели? Да потому что в Приморье растет восемь видов липы. Они и были в буквальном смысле кормильцами для пчел и для пчеловодов. В былые годы в Приморье на один гектар в среднем приходилось восемь-девять лип, и каждая давала до четырех кг меда. Сейчас эту породу деревьев активно вырубают. В том же Красноармейском районе сейчас осталось чуть больше 70 пасечников. Причем тех, кто держит сотню ульев, - буквально единицы.

- У многих пчеловодов пасеки находятся на территории, которая арендована лесопромышленниками, а те это соседство не приветствуют и даже выгоняют, - сетует пчеловод Петр Пономар.

- Пчеловодство района находится в плачевном состоянии, - вторит ему пчеловод Анатолий Кучеров. - У нас осталось всего четыре крупных пасеки. Мы теряем не только в количестве меда, но и в качестве. Теряем генофонд, а ведь наша дальневосточная пчела уникальна. Если сейчас не принять меры по прекращению рубки липы, то с пчеловодством можно распрощаться.

- Пчеловодство помогает существовать нашим семьям и решать экономические проблемы, - говорит глава администрации Красноармейского района Андрей Каверзин. - У нас есть два цеха по переработке этой продукции. Один из них, к сожалению, простаивает, а второй реализует свою продукцию за пределами района и края. Пока что мы берем в нашем районе 560 тонн, а можем 1200. Расчеты показывают, что теряем на 2 миллиона долларов товарной продукции.

Кстати, мировая цена на мед – 14 долларов за килограмм. Это значит, что наши пчеловоды потенциально могут иметь стабильный доход за счет экспорта меда.

Нас не догонят!

В то же время глава района признает, что в Красноармейском идет интенсивная рубка липы и эту проблему местные власти пока разрешить не в состоянии. Хотя издано постановление о запрете вывоза ценных пород древесины за пределы района. Например, за прошлый год на территории Рощинского лесхоза зафиксирован 61 случай нелегальной порубки. Объем составил 3373 кубометра, а ущерб – 191 миллион рублей. Причем в 26 случаях виновные не были установлены, хотя материалы своевременно направлялись в РОВД. Задержана 41 единица транспорта, перевозившего незаконно заготовленный лес.

- К сожалению, техника, задержанная на самовольных рубках, возвращается владельцам. Даже бензопилы, - негодует директор Рощинского лесхоза Дмитрий Козлов. - Максимальный срок, на который предполагается задержка техники, – 10 дней. Еще не было ни одного случая, чтобы мы ее высудили хотя бы в счет возмещения ущерба.

Беспрепятственно и бесконтрольно передвигаются лесовозы по тайге. Ни гослеснадзор, ни какие-то другие органы не влияют на ситуацию. Недавно в Лесозаводске на площадках для хранения леса были обнаружены большие запасы липы. Оказалось, что лес туда вывозился по поддельным документам Рощинского лесхоза.

По словам Козлова, за прошлый год было рассмотрено 18 уголовных дел по незаконной рубке леса на территории лесхоза. По приговорам взыскана сумма 8 миллионов 620 тысяч рублей. Но ни рубля не поступило в лесхоз в качестве возмещения ущерба. Не были описаны ни имущество, ни техника осужденных. Руководство Рощинского лесхоза отправляло запросы в краевой суд, но безрезультатно.

- Рост «лесных» преступлений объясняется безнаказанностью, - вторит своему коллеге директор Мельничного лесхоза Николай Козачко. - За два последних года возбуждено всего шесть уголовных дел.

Преступление! А наказание?

- В «лесных» преступлениях очень сложно доказать вину, если человек не будет пойман непосредственно во время валки деревьев, - говорит начальник следственного отдела Красноармейского РОВД Иван Биктулов. - Часто бывает так: есть следы порубки, есть следы машины, но где искать нарушителя - один бог знает. Еще многое зависит от наказания. Если раньше согласно 1-й и 2-й частям 260-й статьи Уголовного кодекса оно определялось до двух лет лишения свободы, то сейчас добавили 3-ю часть, где наказание до трех лет.

По словам прокурора Красноармейского района Юрия Хлебникова, мужики, задержанные при трелевке леса, обычно работают по найму и никакой ответственности не несут.

Что имеем - не храним...

Усугубляет положение финансовое состояние лесхозов. А оно весьма и весьма сложное. По признанию Николая Козачко, государство финансирует Мельничный лесхоз только на 20 процентов. А ведь там на одного лесника приходится до 30 тысяч гектаров! И это не только проблема отдельно взятого лесхоза. В Приморье зарплата лесников очень низкая. В пределах 2 тысяч рублей. В то же время лесхозам спускаются планы рубок: в прошлом году Рощинский лесхоз должен был заготовить 9 тысяч кубов, а Измайлихинский – 40 тысяч. За счет этой древесины лесники получают прибавку к зарплате, денежные средства на приобретение транспорта и ГСМ, на тушение пожаров. Работники лесхоза вместо того, чтобы исполнять свою прямую функцию - охранять лес, вынуждены его рубить. В том числе и липу.

Автор : Александр АЛЕКСЕЕВ, «Владивосток»

В этом номере:
Благословленный папой римским

Денис Рогов, стоя у окна кабинета литературы, показывает: «Вон там между деревьями железная «радуга». Видите?». Я-то вижу… Он продолжает: «Когда я был в первом классе, упал с нее и сломал руку». – «И с ревом побежал жаловаться маме?» - «Тогда она еще не была мамой». Это Денис о Зое Анатольевне Дизендорф, воспитательнице, которая стала самым дорогим и близким человеком в его жизни.

«Без крови никак»

Имя актера театра и кино Андрея Панина в последние два года стало одним из самых популярных в режиссерской среде: он снимается практически во всех заметных картинах, а фильм «Свадьба» вообще стоит смотреть только из-за Панина. О «Бригаде» говорить не приходится… Владивостокский зритель получил свой подарок – Андрей Панин играл в антрепризном спектакле «Семейная идиллия» писателя, который «запер» свой талант в самый дальний ящик и начал строчить книжки типа «Пистолет наголо»: мысли нет, зато есть деньги. Грустный человек, у которого вроде все как у людей, но «мысли о смерти посещают». За кулисами Андрей был тоже невесел, утомлен перелетом и большой разницей во времени: к нам он приехал практически сразу после съемок фильма «Человек-амфибия», которые проходили на Кубе. Беседа с корреспондентом «В» получилась лаконичной.

Полгода в Чечне

Сегодня совгаванским поездом, отправляющимся в 13.16 по местному времени, сводный отряд милиции (СОМ) УВД Приморского края отбывает в Хабаровск, чтобы назавтра вылететь военным «бортом» на Северный Кавказ. 100 человек со всего края, из различных подразделений УВД проведут ближайшие полгода в столице Чеченской республики городе Грозном, охраняя правопорядок в самой горячей точке России.

Не спешите провожать

Интернет-агентство Seanews распространило информацию, согласно которой головной офис ОАО «Дальневосточное морское пароходство» в обозримом будущем может переехать в Москву.

Июньские свадьбы

Июнь – традиционное время свадеб. По наблюдению работников загсов в апреле и мае количество стремящихся под венец снижается, что связано с соблюдением предпасхального поста и нежеланием «маяться», а с наступлением лета резко возрастает. Так, если с начала года в Первореченском загсе Владивостока зарегистрировано 409 браков (на эту же пору, кстати, приходится 400 разводов), то уже на ближайшие пятницу и субботу подано около 40 заявлений от будущих супружеских пар.

Последние номера