Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Принцип домино

Как часто в своей жизни мы совершаем поступки, не предполагая, чем они отзовутся через годы или даже десятилетия. И так это узнаваемо – мучиться угрызениями совести при воспоминании о давней своей оплошности, просто слове, сказанном не к месту… А главное-то, что изменить уже ничего нельзя - забор уплыл. И как бы ни отгораживался временем, саднит и саднит где-то в груди…

Как часто в своей жизни мы совершаем поступки, не предполагая, чем они отзовутся через годы или даже десятилетия. И так это узнаваемо – мучиться угрызениями совести при воспоминании о давней своей оплошности, просто слове, сказанном не к месту…  А главное-то,  что изменить уже ничего нельзя - забор уплыл. И как бы ни отгораживался временем, саднит и саднит где-то в груди…

Укрощение строптивого

Алексей Юрьевич в городе личность популярная, столько лет в одном вузе. На его счету несколько поколений студентов, вспоминающих своего педагога добрым словом. Нынче стареющий, седовласый, а лет двадцать назад он был неотразимым красавцем: богатая шевелюра вьющихся черных волос, роскошная борода, врубелевские глаза, породистый, с горбинкой нос. Само собой студентки влюблялись. Но тут их ждало полное разочарование, поскольку объект обожания слыл достойным семьянином. Жена Людмила - очаровательное создание, сынишка – прелесть.
Алексей Юрьевич, позволяя себе порой неформальное общение со студентами, всегда держал субординацию. Только коварные заочницы не унимались. И раз в полгода, в сессионный период,  на Алексея Юрьевича начиналась охота…

Жена не ревновала тогда Алексея: за годы совместной жизни  он ни разу не дал повода. К тому же она много лет дружила с коллегой своего мужа Ириной, которая, работая с ним на одной кафедре, была неким гарантом его моральной устойчивости. То ли в шутку, то ли всерьез коллеги окрестили Алексея не иначе, как Кремень, за его умение сохранять безупречную репутацию. Ира была частым и желанным гостем в семействе Люды и Алексея. А когда Иринин муж возвращался из рейса, собирались компанией за дружеским столом.
История, которая произошла более двадцати лет назад, до сих пор не дает покоя Ирине. И началось-то все с пустяка, не вызывающего тревоги, но по принципу домино больно зацепившего столько людей, круто изменив их судьбу.
Двоюродная сестра Иры Ольга была студенткой-заочницей как раз на курсе Алексея. И хотя Оля была замужем, но на почве влюбленности в своего педагога буквально свихнулась. Она не давала Ире прохода, уговаривая посодействовать встрече с Алексеем Юрьевичем вне институтских коридоров. На что Ира отвечала категорическим отказом.

Вспоминает Ирина:

- В тот вечер Оля была особенно возбуждена. Ей стало доподлинно известно, что жена Алексея Юрьевича вместе с сыном уехала отдыхать по путевке. Сидя на моей кухне, она торжественно объявила, что сегодня нанесет визит предмету воздыханий и соблазнит его, кровь из ноздрей! Я пыталась охладить ее пыл, подвергая всяческим сомнениям ее самоуверенность, взывала к соблюдению нравственных  устоев, убеждала ее в том, что ни черта у нее не получится. Но Ольга сказала, что у нее есть блестящий план захвата и «в гробе она видела» мои нравственные идеалы. За окном, помню  как сейчас, шел дождь. Единственная моя уступка сестрице – это одолженный зонтик. Так я наивно полагала в тот вечер.

Не зная толком адреса, Оля все-таки отыскала дом Алексея. Перед подъездом она сняла с себя одну туфлю, потопталась в луже босой ногой, заляпала себя грязью. В подъезде спрятала туфельку и зонтик за лифтовой шахтой и, припадая на одну ногу, двинулась к заветной двери.
Из рассказа Оли:

- Он просто обалдел от моего потрепанного вида. Тут уж не спросишь визитерку, типа, что вам надо. К тому же по сценарию я зарыдала со словами: «Меня чуть не убили… Простите, что заявляюсь к вам в таком виде… Вы единственный знакомый, кто оказался поблизости»… Ну и дальше в том же духе. Он мне, с перепугу, и рюмочку, и валерьяночку, и теплую ванночку, и женин халат. Одна пить я отказалась.  Стало быть,  приложились вместе. Нет, ты слушай дальше! Другая бы дура начала коленки показывать, халатик распахивать. Я же, как порядочная, попросила постелить мне где-нибудь на диванчике, вещички свои я успела заблаговременно постирать. Извинилась и удалилась «баиньки». Усыпила его бдительность. В кромешной тьме, спустя примерно час, я прокралась в кухню и грохнула стакан о раковину, тут-то он в одних трусах и примчался. Бессвязные объяснения, судорожные объятия… Короче, ВСЕ БЫЛО. Ура! И куда делась эта неприступность…

А месяцев через девять  Оля родила сына Сереженьку. Появление на свет ребенка впрямую не ассоциировалось с тем самым событием. Но, придя к сестре на смотрины племянника, Ира чуть свой подарок на пол не выронила. В колыбели лежал в миниатюре Алексей Юрьевич – те же врубелевские глаза и  хотя еще маленький, но уже породистый носик с наметившейся горбинкой. Ничего общего со своими славянского обличия родителями этот портрет не имел. Сестры встретились глазами. «Вот и молчи, раз такая догадливая», - процедила Оля.

Порочный круг

Ира просто извелась, считая себя соучастницей событий, в результате которых сестра вляпалась в историю. В семье Ольги начались раздоры. После очередной ссоры с мужем  Оля пыталась объясниться с Алексеем, но он не пожелал слушать ее слезных речей. С сестрой Ирина избегала встречаться, да и в семейство своих друзей  с таким камнем за пазухой не тянуло…

Между тем  Сережа рос красивым, фотогеничным мальчиком. У Ирины на кухне, пришпиленный к большому настенному календарю, «поселился» чудный портрет трехлетнего племянника, с каждым годом все больше походившего на истинного папашу.

Когда к Ирине в гости совершенно неожиданно пожаловала Людмила, жена Алексея Юрьевича, Ира молила бога, чтобы та не обратила внимания на фотографию, не заметила сходства малыша со своим мужем. Но Люда была настолько взвинчена, что, закуривая сигарету одну за одной, спешила выговориться.

 Исповедь Людмилы:

- Ирочка, милая, только к тебе могу обратиться с просьбой. Я схожу с ума. Алексей меня прибьет, если узнает, что я ему изменила. Он уезжал на сдачу проекта на три дня. В это время у меня был человек… Ну, ты понимаешь. Этому роману почти год. Удивительная история, но сейчас не об этом. Он уходил от меня в пять утра. Представляешь, его засекла соседка, редкая стерва. Она все расскажет Леше! Умоляю, прикрой меня, разреши мне сказать Алексею, что соседка обозналась, что это была ты со своим любовником, что ты попросила у меня ключи. Леша не станет тебя осуждать, твой же всю жизнь в морях… Ира, спаси меня. Леша безупречный муж, он не сможет простить. Рухнет вся моя жизнь.

Зачем Ира поступила так, а не иначе – она не знает. Просто терзается этим своим поступком больше двадцати лет. В ответ на Людмилины рыдания она сняла со стены портрет маленького Сереженьки и положила перед подругой со словами: «Брать на себя твой грех я не стану. А если Алексей хвост поднимет – покажи ему это фото.  Это не случайное сходство. Пусть сам расскажет тебе историю про себя. У твоего безупречного тоже рыло в пуху. Только давай договоримся: фото и информация у тебя якобы анонимные»…

Люда в тот же вечер, не дожидаясь доноса соседки, которая, к слову сказать, и не пикнула, устроила мужу допрос с пристрастием и сдала Иру с потрохам. Скандал вышел за пределы семьи. Оскорбленный Ирининым предательством, Алексей Юрьевич вынудил ее из института уволиться. Дружеские отношения были безжалостно порваны. И долго еще за Ирой тянулся шлейф склочной бабы.

Бог Ирину тем не менее милует – ни с Людмилой, ни с ее мужем Алексеем, живя в одном городе, она не встречается. Ира знает от общих знакомых, что Люда, желая укрепить семью, в сорок лет  рискнула родить второго ребенка, что дурно сказалось на ее здоровье. Между тем на свет появилась девочка с врубелевскими же глазами и породистым носиком.

Историю с незаконнорожденным сыном в семье Алексея и Людмилы постарались вычеркнуть. Так же, как и многолетнюю дружбу с Ирой.

Семья горе-соблазнительницы Ольги  развалилась из-за скандалов на почве подозрительности супруга.  Ольга стала пить. Сын Сережа, достигнув шестнадцатилетия,  от нее ушел, какое-то время мелькал по подворотням в дурной компании, а год назад был объявлен в розыск как без вести пропавший.

КОММЕНТАРИИ

Мнение мужчины:

- Ни на одну минуту не стал бы осуждать в происшедшем мужика. И дело тут не в пресловутой солидарности. В Америке за такие посягательства дамочка могла бы и срок схлопотать. Это же явная провокация! Жена тоже хороша – всех в грязи вываляла, а сама беленькая осталась. Даже не побоялась, что в момент выяснения отношений Ирина могла и ее темненькую историю выложить Алексею. Так ведь та-то смолчала. Хоть у одной сработало остановить эту цепь склоки и раздора. Но, судя по финалу, этот благородный поступок никем не был оценен. Ну, не зря в народе говорят: бабы – дуры...

Мнение женщины:

- По-моему, все в этой истории выглядят не лучшим образом. Только женщины, так или иначе, расплатились за свои опрометчивые поступки нервными срывами, переломанной судьбой, а с мужчины все как с гуся вода. Так легко все списать на физиологию. А наша физиология уже не в счет. И название «присвоили» из ненормативной лексики… Потом удивляются: откуда это столько феминисток развелось? Оттуда!

Автор : Татьяна БАТОВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Немец стал жертвой милиции

Сотрудники Фрунзенского РОВД избили ногами немецкого таможенного аудитора, недавно приезжавшего к нам в город в служебную командировку. Об этом сообщил во вторник начальник отдела международного сотрудничества администрации края Владимир Гончарук, выступая на заседании, посвященном миграционной политике и защите прав иностранных граждан.

Цитрус к празднику

Всем во владивостокском Институте вертеброневрологии и мануальной медицины хватит лимона к традиционному чаепитию в честь профессионального праздника. Ведь накануне Дня медицинского работника здешний врач Виктор Фарафонтов снял урожай, выращенный прямо на работе.

Сокровища царской эскадры

В южнокорейской прессе появились сенсационные сообщения о находке на дне Японского моря около острова Уллындо затонувшего российского корабля, на борту которого якобы находится огромный груз с золотом. Речь идет о русском крейсере «Дмитрий Донской», который был затоплен у берегов Уллындо во время русско-японской войны 1905 года.

Как ниточка тянется

Власти Северной и Южной Кореи достигли принципиальной договоренности о проведении 15 июня - в день 3-й годовщины первого межкорейского саммита - церемонии стыковки железных дорог двух стран.

Уволены и назначены

На минувшей неделе в администрации Приморского края состоялись одно увольнение и два назначения.

Последние номера