Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

Жесткие контуры мягкого пятна

Недавно во Владивосток из китайского города Чанчунь вернулся известный фотохудожник Михаил Павин. Он был приглашен ректором колледжа искусств провинции Цзилинь преподавать курс рекламной фотографии в институте дизайна. Однако из-за пресловутой атипичной пневмонии спецкурс Михаил так и не закончил и на два месяца раньше срока вернулся домой.

Недавно во Владивосток из китайского города Чанчунь вернулся известный фотохудожник Михаил Павин. Он был приглашен ректором колледжа искусств провинции Цзилинь преподавать курс рекламной фотографии в институте дизайна. Однако из-за пресловутой атипичной пневмонии спецкурс Михаил так и не закончил и на два месяца раньше срока вернулся домой.

- Михаил, это твой первый преподавательский опыт. И сразу же за границей, причем в стране, где люди обладают совсем другим мышлением и мировоззрением, отличным от нашего, «европейского». Трудно было?

- Самым сложным моментом были языковые трудности. Работал, объяснял теорию, давал задания через переводчика. И тут оказалось, что в китайском языке нет основополагающих для рекламы понятий, таких, как «слоган», «позиционирование». Долго учился выражать мысли односложными предложениями без наших, чисто русских метафор. Доходило до смешного – я говорил о композиции фотографии, а студенты спрашивали меня о диафрагме. Приходилось не столько рассказывать, сколько показывать. Я делал несколько снимков и говорил – это хорошо, а это – плохо. Я не рассказывал ученикам, что снимать, но показывал, как. Например, давал им задание снять «мягкое пятно» и «жесткое пятно», оговариваясь, что пушистого котенка можно сфотографировать жестко, а остро заточенный карандаш – мягко.

Кстати, об особенностях китайского менталитета: отношение к учителю там крайне почтительное. Так что, когда я демонстративно рвал свои «плохие» снимки, в аудитории было гробовое молчание. Казалось, студенты не понимают:  как УЧИТЕЛЬ может сделать что-то неправильно, да еще и уничтожить свое творение.

Китайский рекламный рынок развит очень слабо. Думаю, это потому, что у них нет настоящей конкуренции. В каждой провинции делается (и потребляется) свой товар, и особой нужды искать нестандартные ходы для его продвижения нет. Изощренная реклама начинается тогда, когда начинается «битва гигантов», жесткая конкуренция.

- Как технически оснащен институт дизайна?

- Прекрасно. Там есть самая современная компьютерная техника, шикарная фотостудия. Компьютеров в Китае много, только далеко не все могут ими пользоваться. Когда тамошние преподаватели увидели, как я смело подсоединяю провода и разбираюсь с «железом», они решили, что я ни больше ни меньше  компьютерный гений, как я ни уверял их, что по нашим меркам  лишь скромный пользователь. А еще в институте дизайна не оказалось Интернета, поскольку в здании не было ни одного проводного телефона – все с мобильниками. Почему-то компьютеры в Интернет-кафе там все без дисководов.

- Михаил, расскажи о своих учениках?

- Они такие же, как все студенты. Есть талантливые, есть не очень. Есть старательные, а есть и ленивые. А есть такие, кто заплатил деньги за учебу и сейчас «отбывает время», ждет диплом.

- Не было желания сделать в Китае свою выставку?

- Да, мы с художником Евгением Макеевым собирались подготовить экспозицию, но из-за этой странной болезни все массовые сборища (кроме партсобраний, конечно) сейчас запрещены.

- И тем не менее «китайскими мотивами» в своем творчестве ты нас порадуешь?

- В Китае я мало снимал, если не считать рабочих фотографий, на примере которых объяснял материал студентам. Я предпочитаю сначала выносить некую сверхидею, а потом моделировать снимки для ее иллюстрирования. Конечно, можно ходить с фотоаппаратом, наблюдать жизнь и ждать, когда она подарит прекрасное мгновение. Но таких моментов слишком много, никакой пленки не хватит (смеется). Второй путь мне ближе.

За те два месяца, что я провел в Китае, мои давние мысли и эксперименты как раз и оформились в сверхидею. «Любимая натурщица» кукла Барби теперь не что иное, как символ всепобеждающей массовой культуры. Она прошла по России, а теперь проникла и в Поднебесную.

Автор : Юлия ИГНАТЕНКО, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Когда уйдем со школьного двора

Из каких сундуков девчонки их только достанут, эти белоснежные фартуки с рюшами, в которых придут прощаться со школой? И сколько слез будет пролито? Вроде чего печалиться: до свидания, школа, от которой немного устали. Но ведь последний звонок – это уж точно прощание с детством…

Наследство… из Америки

30 апреля в суде штата Нью-Йорк было оглашено завещание Ирины Бринер, уроженки г. Владивостока, американской подданной (она умерла 26 января с. г.). В списке особых наследников значится музей им. В. Арсеньева.

Словно памятник «Надежда»

Учебный парусный фрегат «Надежда», совершающий кругосветное плавание, прибыл в Санкт-Петербург. Парусник, принадлежащий Дальневосточному государственному морскому университету, стоит у набережной Лейтенанта Шмидта. Фрегат примет участие в праздновании 300-летия северной столицы и в большой международной регате. В Санкт-Петербурге произойдет смена курсантов: вместо будущих судоводителей плавание продолжат второкурсники-судомеханики.

Обожженная дата

Лариса Гамова намерена поправить здоровье в одном из санаториев Приморья. Об этом вчера на брифинге сообщил начальник ТОРУ ФПС РФ генерал-полковник Павел Тарасенко.

Безопасность гарантировал

Евгений Наздратенко пообещал в эфире одной из камчатских телекомпаний заявить о том, что он не претендует на пост губернатора области.

Последние номера