Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Дурочки, или «Уйдешь – я умру…»

Каждый год в России добровольно уходят из жизни около 20 тысяч детей и подростков. Почти каждый день во Владивостоке кто-то из молодых людей делает попытку покончить с собой…

Каждый год в России добровольно уходят из жизни около 20 тысяч детей и подростков. Почти каждый день во Владивостоке кто-то из молодых людей делает попытку покончить с собой…

- Приезжайте! Она еще немного сонная, но уже пришла в себя, - с врачом-психиатром отделения токсикологии городской тысячекоечной больницы Ириной Кравченко у нас договор: она сообщает, как только привезут “суицид”.

Долго ждать не пришлось... Еду в “тысячекойку”. Ирина Владимировна подводит ко мне большеглазое создание. Катюша. 17 лет. Попытка покончить жизнь самоубийством: проглотила горсть таблеток. Реанимация. Причина – несчастная любовь…...

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ

- Он явился в мою жизнь внезапно,  Алешка. Наши родители когда-то в юности дружили, а потом - мы здесь, они в Хабаровске, - Катя тараторит, поглядывая на мобильный, висящий на шее (позвонить должны!). - А тут Алеша приехал летом на каникулы, остановился у нас. Любовь закрутилась вихрем. Он, конечно, умница, в 11-м классе учится, толковый, в компьютерах ас. Потом Алеша домой вернулся, ему родные условие поставили: хорошо школу закончишь – поедешь во Владик поступать. Переписка по е-майлу кипит, дня друг без друга не можем. На зимние каникулы я к нему примчалась. И тут он меня ревностью своей стал доставать: с кем ходила, на кого смотрела? Ладно, терплю. Он и в письмах, и по телефону стал претензии предъявлять: “Ты должна отчитываться, где была”. Ага, щ-щас! Ладно, опять терплю. Но тут он меня “убил”: мне, говорит, писать тебе стало некогда. Это он на работу устроился, компьютерный дизайн. Я, конечно, понимаю, что деньги нужны и что школьника работать взяли – это не хухры-мухры. Но чего нос задирать? Или он меня проучить решил? В общем, написала я ему большое философское письмо: обдумывай, говорю, свои поступки. Он в ответ – ни слова. День, другой, третий. Я к телефону: чего молчишь?! А он вальяжно так: “Вот напишешь нормальное письмо, а не оскорбительное, может, и отвечу”. Потом еще что-то сказал, видимо, ужасное, но что именно – не помню. Потому что дальше как во сне: открыла ящик стола, достала бабушкины таблетки, заглотила сразу пачки полторы. Правда, как оказалось, успела еще записку написать: “Клофелин. Много клофелина…”... Мама в это время гуляла с собакой, пришла, увидела, вызвала “скорую”. Двое суток в реанимации.  Врачи говорят, могли бы и не откачать. Короче, дурочка. Это я сейчас так себе говорю, а тогда нашло затмение. Но что б я еще раз так – да ни за что! Ни один парень, даже самый распрекрасный, не стоит, чтобы из-за него жизни лишаться. Лучше б я в ночной клуб пошла...…

- А коридор и свет в конце видела, который, говорят, перед смертью видят?

- Нет. Зато когда в реанимации очнулась, надо мной мама склоняется, и лицо от горя и слез такое…... А мне в тумане представляется: везут мое тело синее под простыней, и мама...… Вот это было самое страшное – мамина боль.

- И как отреагировал Алеша?

- Он в шоке, ушел “на дно”. Родные его чуть не заклевали за меня, запретили звонить, писать...… Ладно, проживу, пошел бы он подальше.

- А хотелось, чтобы он все-таки позвонил?

Пренебрежение на лице у Кати вдруг сменяется грустью:

- Наверное...… Хоть бы извинился. Если к телефону не пускают – мог бы через подруг передать...…

Катюша вскочила с диванчика: “Ну ладно, там ко мне пришли!” - и стремительно умчалась.

- Ну как вам наша девочка? – поинтересовалась доктор Ирина Владимировна.

- Обаятельная, хорошенькая и вовсе не дурочка,… - отвечаю в растерянности.

- То-то и оно...… И представляете, такого ребенка мы могли бы потерять. А из-за чего?!

ВРЕДНЫЕ СТИХИ

- Если вы думаете, что за каждым подростковым суицидом – трагическая история любви, предательства, разлуки, верности, измены, ошибаетесь, - устало подводит итог Ирина Кравченко. - Чаще все так банально...… Но для подростка обыденные конфликты, ссоры обязательно выливаются в трагедию с желанием немедленно как-то наказать обидчика или обратить на себя внимание.

Выходит, учим сложнейшие разделы физики и интегралы, но не умеем справляться с банальными сложностями отношений? Смертельно остро реагируем на неосторожное слово близких. А расставаясь с любимым человеком, всерьез думаем, что любви больше никогда, ну никогда не будет. И будучи в чем-то правыми – такой-то любви точно не будет, совершаем ошибку с точки зрения прагматичности жизни…... 

Для самых чувствительных плохую службу могут сослужить даже романтические стихи: возомнят, что “любовь в жизни бывает лишь раз”, а потом чуть что – за уксус или таблетки. “Понятно, любовь – сильное чувство, но в реальности человек может создать отношения со многими людьми”, - размышляет врач-токсиколог Наталья Тимофеева.

На ее долю, как и на долю всех докторов отделения, приходится эта тяжкая миссия – спасать, вытягивать с того света, выхаживать.

А цифры, признаться, просто с ног сшибают: каждый год в отделение токсикологии городской больницы поступает 1500-1600 пациентов с разными отравлениями. Из них минимум 350 - после попытки суицида. Каждый день один-два человека! Плюс еще полсотни самоубийц в год “скорая” доставляет в другие отделения – после попыток свести счеты с жизнью другими способами. Плюс те, кого уже спасать поздно...… В этот страшный список попадают и мужчины, и цветущие женщины, и одинокие, брошенные родными пожилые люди, и что самое ужасное – дети!

Специалисты констатируют: у людей нет культуры переживания несчастий. Нет привычки обращаться за помощью к психологам в сложных ситуациях – вот они и воспринимаются как неразрешимые...…

«БУДУ ЛЕЖАТЬ В ГРОБУ КРАСИВАЯ»

– Еще несколько лет назад наши пациенты предпочитали травиться уксусом, теперь на первом месте таблетки, - рассказывает врач-токсиколог Наталья Тимофеева. - Женщины считают, что это не больно, как бы даже красиво. И якобы не страшно: съел и забылся...… Потом осознают, как ошибались. Сколько лет здесь работаю – сожалеет о своем шаге большинство! Увы, каждый год человек 8-12 погибают уже в отделении. Ведь степень опасности разных медикаментов различна: например, сердечные препараты могут дать такое тяжелое расстройство сердечной деятельности, что спасти уже не удается. Уксус дает страшные осложнения, от него часто погибают, причем мучительно.

У психологов есть совет, который должен стать законом для родителей: подросток заговорил с вами о своем – бросайте мыть посуду, положите телефонную трубку, отложите ВСЕ свои дела, садитесь напротив, глаза в глаза – и слушайте, вникайте, сопереживайте, думайте вместе! И еще: ребенок, подросток должен знать, что он ВСЕГДА может рассчитывать на вашу поддержку и помощь.

Иногда поступает молодая, красивая,  что-то там случилось в личной жизни – и что?! В сердцах скажешь про себя: ох и глупая, что наделала? Перед выпиской поговоришь, спросишь, неужели это так было нужно? Самое интересное, что пара дней в отделении – и та же самая “неразрешимая” ситуация уже не кажется такой безнадежной. Поистине, многое зависит не столько от обстоятельств, сколько от нашего отношения к ним...…

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

Лере 16 лет, эдакий пример акселерации, сочная и зовущая, как наливное яблоко. Но - пачка таблеток, реанимация...… Мы разговариваем с Лерой за пару дней до ее выписки: слава богу, выходили и эту.

- С отчимом, с бабкой ругаемся вечно. Все я им не такая. С мамой у нас нормальные отношения, она все про мою жизнь знает, в том числе, что парень у меня есть, мы с ним живем. А бабуля не в курсе, судит меня по каким-то своим древним меркам. И тут как-то вечером сцепились, бабка меня и шлюхой, и проституткой обозвала. Ну за что такие обидные слова?! И мама вроде как поддакивала. Мне так обидно стало. Полкоробки каких-то колес проглотила, снотворное, кажется. Легла спать – сплю и сплю. Уже потом родные встревожились, вызвали “скорую”. Ужасно, эту трубку в глотку пихают – желудок промывали. Мать на меня рассердилась, долго ко мне даже не приходила. А парень пришел и одно сказал: ну ты и дура! Он за меня переживает очень. А я, в общем, и сама теперь понимаю: дура.

«Я ТЕБЕ НУЖЕН?»

- Суицид подростков – проблема особая, - комментирует Ирина Кравченко. – В нашем отделении больше половины пациентов, кто поступает с попытками самоубийства, – подростки и молодые люди до 25 лет. Это 180-250 человек в год. Чаще всего суицидальные попытки подростков спонтанные, не продуманные и спланированные, а совершенные на высоте эмоций. И часто демонстративные: это не столько желание умереть, сколько отчаянный крик о помощи: “Обрати на меня внимание! Пойми меня!”.

И крик – нам, взрослым. Ведь они только с виду выросли и ершатся – в психологии это называется “реакция эмансипации”, желание быть независимыми. Но именно подростки больше, чем кто-либо, нуждаются в поддержке взрослых! Первая любовь, конфликты со сверстниками, мучительное завоевание статуса в кругу друзей, а тут еще ссоры с родителями, которые дергают, критикуют, ругают, “не дают свободы”...… Когда на неудачи жалуется взрослый – близкие откликаются: бедняжка, держись, все будет хорошо! А когда пожаловаться пытается подросток, как часто родители, самые близкие люди(!), отмахиваются: “Мне бы твои проблемы! Любовь несчастная? Какие глупости! У тебя парней (или девчонок) еще сто штук будет!”.

Конечно, горючего в огонь эмоций добавляют особенности физиологии подростка: впечатлительность, перепады настроения, максимализм по принципу “все или ничего”, стремление к самостоятельности и взрослой жизни, а при этом малый жизненный опыт. “Увеличивает суицидальный риск и такой фактор, как неблагополучная семья, частые конфликты родителей, их алкоголизм, - говорит Ирина Кравченко. - А еще неправильное воспитание в семье: либо назойливая опека, либо, наоборот, излишняя жесткость без ласки”.

На памяти врачей отделения случай, когда ребенок, которого родители записали во все мыслимые кружки и секции, пытался покончить с собой - перегруженный, затюканный со всех сторон, вынужденный оправдывать возложенные на него родителями надежды…...

Нередко с помощью угроз – “не купишь джинсы – покончу жизнь” – подростки могут пытаться манипулировать родителями. Или теми, кого любят: “Уйдешь – мне не жить”. Любопытно, что на городские телефоны доверия частенько звонят не только готовые свести счеты с жизнью, но и те, кого “шантажируют”: “Что делать? Я ее не люблю, а вдруг она… того -… я ж виноват буду?”.

Но и к таким, с виду показным, намерениям близкие, родители все равно должны относиться серьезно! Ведь в этот момент в юной душе – такие бури…...

 Особый разговор – о подростковых депрессиях. В отличие от взрослых, которые жалуются на подавленное настроение, у подростков она проявляется по-другому. Взрослых должно насторожить, что прежде общительные, они вдруг становятся замкнутыми, одинокими, теряют интерес к прежним увлечениям, начинают плохо учиться. А еще могут “проговориться”, мол, жизнь утратила смысл. Это тревожный знак, который подает сам подросток!

“Беда в том, что в городе невозможно получить экстренную бесплатную психотерапевтическую помощь, кроме как по телефону доверия, - говорит психиатр Ирина Кравченко. - В Москве  для подростков работает целая сеть кризисных центров, после суицидальных попыток их на дому посещают опытные психологи. У нас судьба наших пациентов неизвестна...… Мы в отделении успеваем отчасти снять суицидальные намерения и внушить человеку уверенность в своих силах, но потом должна начаться главная работа с психотерапевтом: попытка изменить что-то в жизни, научиться по-другому реагировать на естественные жизненные неурядицы”.

Рекомендации психолога:

“Если свет померк в глазах и вам очень плохо и больно…”
1. Нужно срочно сменить обстановку! (Выйти из квартиры, поехать в гости или еще куда-нибудь).
2. Рассказать о своих чувствах человеку, которому доверяешь.
3. 3аручиться поддержкой кого-то и взять его в союзники.
4. Так как суицид - уход от проблемы, лучше попытаться вступить с проблемой во взаимодействие. Например, написать 5-10 вариантов решения проблемы, пусть самых нереальных.
5. Отвлечься – например, устроить танцы или отправиться в поход по магазинам.
6. Вооружившись фломастерами или красками, нарисовать свое состояние (черный взрыв? серые тучи?) А потом дорисовать солнышко и яркие цветы.
7. Громко покричать в ванной, в лесу или на шумной магистрали, побить подушку.
8. Написать письмо обидчику – обо всем, что чувствую. А потом – или отдать ему, или порвать…
Но самое лучшее – позвонить на телефон доверия.  Во Владивостоке: 44-65-10, 44-65-01, 33-12-68

Автор : Марина ИВЛЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Следствие ведет Грызлов

Полиция южнокорейского города Пусана, комментируя заявление главы МВД России Бориса Грызлова о том, что застреленный здесь Василий Наумов по кличке Якут является заказчиком убийства генерала Гамова, сообщила, что расследование зашло в тупик, так как свидетели отказываются что-либо сообщать.

С неба и с моря

В рамках сбора-похода, проходящего в эти дни на Тихоокеанском флоте, на полигоне соединения морской пехоты, расположенном в районе полуострова Клерка в Хасанском районе Приморья, прошли плановые тактические учения с боевой стрельбой десантно-штурмового батальона (ДШБ), которым командует подполковник Марат Губайдулин.

Новоселье «Орлихи»

25 апреля вступает в строй пограничная застава «Орлиха» Тихоокеанского регионального управления уже Федеральной службы безопасности. Она располагается на территории Октябрьского района, хотя и входит в состав Гродековского отряда.

Основной инстинкт у каждого свой

Впервые за время своего существования проект Светланы Сорокиной «Основной инстинкт» в полной мере подтвердил свое название. На программе «Непобедимая и легендарная», посвященной весеннему призыву, телеведущей удалось столкнуть лбами непримиримых противников, у каждого из которых был свой главный инстинкт. Да и сама при этом не прогадала, подняв рейтинг своей программы.

Чем теплее, тем страшнее

“Закусочная” в доме № 38 на улице Кирова оказалась за последнее время единственной торговой точкой, где проверяющие из контрольного управления администрации Владивостока не сделали ни одного замечания.

Последние номера