Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Наши дети

Россия напоминает собаку на сене – от несчастных детей детдома по швам трещат, тысячам родительского тепла не хватает. Однако наши земляки не спешат обездоленных осчастливить, при этом сурово осуждая государство, разрешившее иностранное усыновление. Сегодняшний рассказ о судьбах тех, кого взяли «в дети» жители далекой Америки. Без особых комментариев.

Россия напоминает собаку на сене – от несчастных детей детдома по швам трещат, тысячам родительского тепла не хватает. Однако наши земляки не спешат обездоленных осчастливить, при этом сурово осуждая государство, разрешившее иностранное усыновление. Сегодняшний рассказ о судьбах тех, кого взяли «в дети» жители далекой Америки. Без особых комментариев.

У НИХ…

ВАДИР (по-английски WACAP) – это Всемирная ассоциация детей и родителей, организация общественная, то есть существующая на добровольные пожертвования. В роскоши, естественно, не купается, но средств хватает, чтобы многочисленные представительства по всему земному шару содержать, потенциальным родителям помощь оказывать и даже свой журнал издавать. Обложку вышедшего недавно номера мы сегодня воспроизводим. Посмотрите на эту девочку. Она несчастна? Девочку зовут Наташа, ее нынешняя фамилия – Lindquist, ей 9 лет. Когда-то, брошенная родившей ее женщиной, жила она в Доме ребенка во Владивостоке, а сейчас в штате Вашингтон. Почему фотография именно этой девочки украсила обложку? Дело в том, что Наташа стала самым юным «донором» организации, прислав свой взнос – первые заработанные ею деньги. И письмо: «Пожалуйста, купите русским детям что-нибудь вкусное». Родители не скрывают от приемной дочери ее прошлое, воспитывают в ней любовь к родине, сочувствие к тем, кому живется хуже, чем ей. В конце письма Наташа нарисовала сердечко и написала: «С любовью».

История другой семьи вообще уникальна. Супруги Хенз взяли во Владивостоке сразу четырех сестер и их братика. Вот выдержки из статьи, опубликованной в американской газете: «Эти люди пытаются соединить две семьи и две культуры. Они всегда чувствовали в этом свое предназначение. Вначале у них было достаточно места, но не было времени – пятеро своих малышей требовали внимания и заботы. Когда дети немного подросли, супруги подали документы в агентство по усыновлению с мыслью удочерить девочку из России. Когда увидели фотографию русской семьи, поняли, что в таких можно влюбиться – пять пар черных глазенок смотрели на них с надеждой. Как сказал социальный работник, наверное, им было предназначено привезти этих пятерых в свой родной Спокейн. …Осенью 2001 года их дом наполнился дополнительной одеждой, обувью, англо-русскими словарями, а кроме того – потасовками детей, непослушанием, капризами. В результате отец семейства попал в больницу с сердечным приступом. В критический момент Ненси сказала мужу: «Если ты вздумаешь умереть и оставить меня одну с детьми, я воскрешу тебя и убью снова». Майкл заверил ее, что останется жить, чтобы вырастить детей. При выписке доктор посоветовал больному избегать стрессов. Он рассмеялся в ответ».

А теперь выдержки из писем Ненси, которые приходят во Владивосток: «Наши русские дети все набирают в росте и весе. Наташа даже становится пухленькой. Недавно она сидела у меня на коленях, пока я работала на компьютере, и говорила, как сильно меня любит. Всего 17 месяцев – и какое отличие. Я уже забыла то время, когда она последний раз царапала или ударяла кого-то. …С языком у ребят все хорошо – Наташа и Галина говорят уже почти без акцента. …Когда у нас гостила подружка Оксаны, дочка, отведя меня в сторону, спросила, прилично ли она себя ведет, не рисуется ли перед одноклассницей. Я заверила, что Оксана ведет себя прекрасно, и подумала, что она проявляет чудесную зрелость. Елена тоже невероятно меняется, несмотря на свое упрямство. Ее английский «прорвался» пару месяцев назад. Хотя девочка пока испытывает определенные трудности, ее усилия учить язык поразительны. …Женя настоял, чтобы его называли Джозефом. Мы перепланировали дом, чтобы он спал с Тимом, так как Женя боится один оставаться в темноте. Он любит играть с братьями и обожает быть в обществе мальчиков.

Я могу хвастать своими детьми бесконечно. Раньше были минуты слабости, когда я думала, что разбила свою семью, добавив в нее пять новых членов. Глядя на них сегодня, я с уверенностью могу сказать, что все мы любим друг друга и уже не можем жить порознь. Мы не можем исправить их прошлое, но их будущее – прекрасно».

…И У НАС

Слово «коррекционный» применительно к детскому дому для большинства наших земляков своеобразный жупел – уж если кого и усыновлять, то абсолютно здорового. Поэтому из коррекционного детского дома № 1 Владивостока за последние три года взяли лишь восьмерых, причем только одного ребенка в российскую семью. Остальные поселились в Америке. Их фотографии – это калейдоскоп белозубых улыбок, счастья, спортивных баталий и объятий с новыми родителями.

В филиале детдома на проспекте «Красного знамени» живут самые маленькие, из 114 человек круглых сирот 15. У остальных где-то мамки-папки существуют, но или сами от детей отказались, или малышей у них отобрали. Как, например, у той особы, которая однажды оставила в закрытой квартире полуторагодовалого малыша. Через пять дней вызванные соседями милиционеры сломали дверь и отвезли ребенка в больницу. Потом, уже в детдоме, так называемая мать его навестила, но даже не узнала. А вот другая история. Девочка родилась с дефектами лица. Дедушка, вероятно испугавшись общественного мнения, сообщил дочери, что внучка умерла. Молодая мать не стала вдаваться в подробности, даже о месте захоронения не спросила. Девчушка же жила в казенном учреждении, училась в школе. Когда, наконец, сотрудники нашли спонсоров для оплаты дорогой операции, пора уже было задуматься о дальнейшей судьбе ребенка, о том, где она будет жить, став самостоятельной. Таким образом вышли на ее семью. Можно представить, какая разыгралась трагедия - родители удочеряли собственного ребенка. Говорят, после проведенной операции она стала достаточно симпатичной, учится в музыкальной школе, очень счастлива.

Почему я рассказала эти истории? Только потому, что хотела подчеркнуть – многие дети в коррекционном доме вполне сохранны интеллектуально. Директор Людмила Шило, посвятившая таким ребятишкам уже более 40 лет, говорит, что лишь незначительный процент ее воспитанников безнадежен, остальным нужны лишь соответствующие условия для развития, родительская забота и порой врачебная помощь.

Удивительная деталь: в прошлом году этот детдом занял первое место в конкурсе художественной самодеятельности среди общеобразовательных(!) учреждений. Мне перечисляют имена сотрудников – Людмила Моисеева, Наталья Губанова, Елена Лапшина, Юлия Матвеенко… Говорят, еще многих можно назвать – все свое время и все силы отдают они детям. Но согласитесь, при самом необыкновенном таланте педагога от отсталых в умственном отношении детей многого не добьешься. Значит, они действительно почти обычные – их лишь немного «подкорректировать» нужно. Потому, наверное, американцы и не боятся – им давно объяснили: ребенок – это то, что мы в него вкладываем.

Какая судьба ждет выпускников коррекционного детского дома? Сначала они живут почти в тепличных условиях – уютные спальни, питание примерно на 50 рублей в день, уроки плавания, десятки всевозможных кружков, неусыпная забота взрослых. Потом чаще всего учеба в Партизанске, в профтехучилище. Они могут получить специальности слесаря, штукатура-маляра, сапожника, парикмахера… Найдут ли работу, где будут жить – проблема серьезнейшая.

Когда рядом с такими детьми есть надежные люди, судьба их складывается, как правило, вполне благополучно. Поэтому и директор детдома Людмила Шило, и ее заместитель Ирина Горбунова не имеют ничего против усыновления своих воспитанников иностранцами. Вот только появись в их доме потенциальные родители из Приморья, эти женщины были бы еще больше рады. По крайней мере они даже немного поспорили, кого из ребятишек необходимо сфотографировать в первую очередь – так хочется каждую маленькую судьбу устроить.

НАЙДИ МЕНЯ

Валя учится в пятом классе. Он давно уже живет в детдоме и с самых малых лет спрашивает воспитателей: «Когда вы мне маму найдете?» Он очень добрый, ласковый, трудолюбивый, хотя и немного медлительный. А еще Валя оказался верующим человеком, хотя в детдоме никто ничего ему не внушал.

 

 

 

 

Димочка родился в 99-м году. Мать отказалась от него сразу в роддоме, написав: «Извините, но по-другому я не могу. Не осталось ничего, даже мужа». Мальчонку в детдоме прозвали директором завода – за солидный вид, хотя он достаточно шустрый. Воспитатели говорят, что таких ласковых, хороших пацанчиков еще поискать надо.

 

 

 

 

Зухро тоже в 99-м родилась. Мама у нее русская, папа – таджик. Родители в прошлом. Растет она в детдоме улыбчивой, доброжелательной, прекрасно развивается. Есть только одна проблема – ножки лечить нужно. Если кто-то возьмет этого ребенка, не пожалеет – настоящее солнышко в семье появится.

 

 

 

Женя – тот самый мальчик, которого мать бросила одного в пустой квартире. Воспитатели его обожают. Говорят, он любознательный, общительный, упорный. Правда, иногда проявляет характер. Веселый, очень любит помогать взрослым на кухне.

 

 

 

 

Толя с двух лет живет в детдоме, сейчас ему семь. В свое время его нашли на вокзале, голодного и с ожогами. Когда удалось разыскать мать, она ничуть не переживала по поводу лишения ее родительских прав. Мальчонка растет скромным и тихим.

 

 

 

 

 

Юра родился в 97-м году. Он из отказников – мать бросила ребенка сразу в роддоме. Мальчишка одновременно веселый и рассудительный. Говорят, что иногда хитрит. Очень любит ходить в гости к воспитателям.

 

Телефон отдела охраны прав детства департамента образования и науки администрации Приморского края – 400-400, представительства Всемирной ассоциации детей и родителей – 319-746.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, совместно с представительством Всемирной ассоциации детей и родителей

comments powered by Disqus
В этом номере:
Стена страха

Недавно в краевом центре на Светланской улице обвалилась одна из подпорных стенок – “В” сообщал об этом 21 марта. А теперь жители дома № 31 со страхом ждут первого весеннего дождя. Ведь стенка, вдоль которой они идут домой, рухнула не полностью. Пойдет дождь, поплывет грунт, и последние камни старой кладки выпадут вслед за своими предшественниками, что чуть не угробили 20 марта Татьяну Листишенко и ее полуторагодовалую дочку Катю. Обвал подпорных стенок в этом и других местах Владивостока вполне возможен – так считают и в краевой поисково-спасательной службе, сотрудники которой показали корреспондентам “В” то, что особенно тревожит спасателей.

На местах особый спрос

Посетив Михайловку, Ярославский, Хороль и Камень-Рыболов, Сергей Дарькин завершил первый этап своей поездки по населенным пунктам края. Встречи с местным населением проходили по традиционному в этом году сценарию: сначала доклад губернатора «Итоги и тенденции социально-экономического развития Приморского края в 2002 году и стратегические задачи на 2003-2005 годы», а затем следовали вопросы из зала.

Не залом заседаний единым…

Целую рабочую неделю группа депутатов Законодательного собрания во главе с председателем Сергеем Сопчуком посвятила поездке по отдаленным северным территориям Приморья. В парламентскую делегацию, созданную для встреч с представителями местных властей и общественных организаций, вошли также трое из шести руководителей комитетов ЗС: Анатолий Гострый, Вероника Ильина и Юрий Серебряков.

Наши дети

Россия напоминает собаку на сене – от несчастных детей детдома по швам трещат, тысячам родительского тепла не хватает. Однако наши земляки не спешат обездоленных осчастливить, при этом сурово осуждая государство, разрешившее иностранное усыновление. Сегодняшний рассказ о судьбах тех, кого взяли «в дети» жители далекой Америки. Без особых комментариев.

Былые времена, как много в этом звуке…

Глядя в телевизор, мы вряд ли задумываемся, что видим мир глазами телеоператора. Кадры, снятые Владимиром Габиевым, оператором ПТР, остаются в нашей памяти надолго. Он ничего не навязывает, не перегружает информацией. В его материалах всегда есть точный ракурс, настроение, ненароком подмеченные детали. С ним любят работать тележурналисты – приятно быть понятым с полуслова.

Последние номера