Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Богатые люди, эти Ефремовы

Всегда и для всех будут интересны молодые и в общем-то весьма посредственно материально обеспеченные люди, которые обрекают себя на пожизненную маету с едва ли не десятком детей. Не только со своими, но и с чужими. И не в качестве воспитателей детдомов или детсадов, но в роли родителей. В 1991 году у Ирины и Михаила Ефремовых был лишь один родной сын, которому не исполнилось еще и года, а они, решившись, взяли из детдомов еще шестерых. Как минимум двое из приемных, по определению, не могли быть детьми новой мамы. Потому что разница в возрасте составляла немногим больше 10 лет. Было Ирине слегка за двадцать, да и Михаилу немногим больше. Ну, откуда что берется...

Всегда и для всех будут интересны молодые и в общем-то весьма посредственно материально обеспеченные люди, которые обрекают себя на пожизненную маету с едва ли не десятком детей. Не только со своими, но и с чужими. И не в качестве воспитателей детдомов или детсадов, но в роли родителей. В 1991 году у Ирины и Михаила Ефремовых был лишь один родной сын, которому не исполнилось еще и года, а они, решившись, взяли из детдомов еще шестерых. Как минимум двое из приемных, по определению, не могли быть детьми новой мамы. Потому что разница в возрасте составляла немногим больше 10 лет. Было Ирине слегка за двадцать, да и Михаилу  немногим больше. Ну, откуда что берется...

Впрочем, Михаилу, выросшему здесь же, в поселке Ольга, вряд ли надо было привыкать. Его родители, Анна Максимовна и  Михаил Григорьевич, воспитали собственных четверых детей. Сейчас их нет, но в поселке хорошо помнят бабку Анну, которая помимо своих детей неизменно привечала в своем доме малолетних родственников. Может, оттуда, из детства, прошедшего в шумном и дружном доме, Михаил и вынес тягу к повторению родительского опыта?

Впрочем, с  идеей многодетной семьи, которая наверняка сидела у него в подсознании, он до поры до времени не делился ни с кем. Пока в Хабаровске, где “обучался на пожарника”, не повстречал свою единственную и неповторимую – Ирину. То, что у них будет много детей, они решили сразу. Но что бы столько, наверное, и не предполагали.

Все, видимо, определило время. Приехав в Ольгу, с наследниками молодая семья тянуть не стала. Вскоре родился Михаил. У Ефремовых это традиция: ведь у тогдашнего малыша и дед, и отец – тоже Михаилы, и теперь в роду был он уже третий Михаил Михайлович.

Шел 1991 год. В Москве полупьяные и хилые на внутреннее содержание путчисты предприняли попытку реанимировать социализм. Губастенький Гайдар скоро запустит машину галопирующей инфляции и подпишет пятитысячную купюру. Жить становится все тяжелей и тяжелей, постепенно главным движителем поступков становится “золотой телец”. Страну наводнили аферисты, дельцы, торгующие народным достоянием, посредники, делающие деньги из воздуха,  а здесь, в Ольге, молодые родители Ефремовы делают самый важный для себя шаг: они решают взять на воспитание детей, оказавшихся без родительской опеки. Причем сознательно брали братьев и сестер: у первой тройки – одни родители, у второй – другие.

- Моя мама, когда узнала, за голову схватилась, - рассказывает сегодня Ирина. – Но сейчас ничего, отошла, недавно приезжала и вроде бы довольной осталась.

Зато их поступок сразу же одобрила  Анна Максимовна, и пока она была жива,  уже для всей, теперь уже большой семьи Ефремовых она была добрым гением, доброй, сказал бы, классической бабушкой. А ведь именно этого – родительского тепла и бабушкиного всепрощения – так не хватало детям, по воле судьбы оказавшимся в детдоме.

Забегая вперед замечу, что Михаил и Ирина сразу же решили, что будут продолжать “наращивать” и число собственных потомков. Так, в дополнение к первенцу Михаилу появилась Аня, а три года назад еще и Саша – девочка, между прочим.

Хотя тут я должен извиниться перед Ефремовыми. Хотя их приемные дети (точнее опекунские) и носят фамилии  родителей, поскольку те еще живы, на своих и чужих Ирина и Михаил их не делят. И больше того, все дети называют их исключительно мамой и папой.

Вот так бывает: по счастливому случаю встретились в Хабаровске две родственные души, которые, может, сами того не сознавая, стремились к одному, имели одни и те же виды на жизнь. И ведь получается у них, хотя нектаром и амброзией себя и детей явно не балуют и приходится им отказывать себе во многих обычных вещах и желаниях. Да и, так сказать, общественное мнение  в Ольге по отношению к Ефремовым отнюдь не однозначное. Вот что сказала вторая “мама” семьи Вера Валентиновна Сюзганова, заведующая районным отделом народного образования, очень много сделавшая для Ефремовых:

- Мне в глаза говорили, - не в шутку возмущается Вера Валентиновна, - мол, что вы носитесь с этими Ефремовыми, детей на воспитание они взяли только ради материальной выгоды. Какая там выгода, у Михаила и Ирины одна головная боль. Если эти завистники так умны, то пусть идут в детдом и возьмут себе  на воспитание хотя бы по одному ребенку.

А и в самом деле, чем это так сильно обогатились Ефремовы, что вызывают такую сильную зависть у части населения? Не будем говорить о государственных средствах, выделяемых на семью, - они настолько мизерны, что недостойны и упоминания. Дом им, конечно, купили, но находится он в состоянии перманентной перестройки. Вот сейчас, например, расширяют веранду – за лето надеются справиться. Да и внутри дома все требует каждодневного приложения рук. Порядок в доме, конечно, за детьми, у каждого из которых есть свои определенные обязанности. Тут хозяйка – мама Ира. А вот мастерит все, конечно, папа Миша, который привлекает и сыновей.

К примеру,  очень быстро рассыпались фабричные кровати, и старший Ефремов смастерил девочкам крепкие деревянные двухъярусные. То же самое и на втором этаже, в комнате мальчиков. Словом, забот по дому – не счесть, что, может, и очень даже хорошо: ведь семья крепится не достатком, а общим делом, общим именно нажитым благополучием.

Впрочем, до последнего,  с материальной точки зрения, Ефремовым очень далеко. Имеются, например, в наличии два старых телевизора, и ни один из них не работает. Видиков и компьютеров у них тоже нет. 12-летний Михаил (родной), между прочим, весь в отца, такой же стройный и мослатый, увлекшись боксом, поместил в мешковину лопнувший мяч, набил его тряпьем и чечевицей, подвесил эту своеобразную грушу на перекладину во дворе и теперь каждодневно лупит по ней кулаками, обмотанными тряпьем.

В прошлом году у Ефремовых пали куры, вот это для такой большой семьи уже потеря. А впрочем, не в курах и телевизорах счастье. Дети Ефремовых, лишенные обычных  электронно-бытовых благ, может быть, лучше иных обеспеченных понимают, что они куда богаче иных на родительское тепло и заботу, которые, надо сказать, тоже имеют материальное выражение.

В прошлом году запоздали государственные субвенции на детей, а в школу их собирать надо было. Продали японский грузовичок, детей обмундировали, теперь уже учебный год на исходе, и прошел он у Ефремовых не хуже, чем у других.

Итак, три Михаила, включая папу, две Ирины, включая маму, еще Рима, Аня, Тома, Оля, Денис, Саша. Кажется, никого не забыл. Вот вся семья Ефремовых, вот все их богатство, которое, думается, они еще будут так или иначе наращивать, хотя о таком своем желании они ничего не говорили. Но ведь люди-то молодые – Ирине всего-то слегка за тридцать. Да и исход из семьи явно намечается. Нет, не скандальный, а возрастной.

Например, 17-летний Михаил уже учится на повара. Он, конечно, может остаться и здесь, но в принципе перед ним все дороги открыты. А 18-летняя Ирина попытается в этом году поступить в Кавалеровский техникум, так что будет наведываться лишь на каникулах, да ведь и возраст у нее, прямо скажем, брачный. Тут уж мать-природа определенно свое возьмет. А как известно, убыль в главном капитале надо восполнять, иначе – банкротство.

Но это просто полушутливое пожелание Ефремовым, которые ведь и так для страны уже сделали неизмеримо больше иных деляг. И не случайно Михаилу Ефремову недавно вручен орден Дружбы. В наградном листе так и сказано – родитель-воспитатель опекунской семьи. Есть у нас, оказывается, такая почетная и нужная для страны профессия, которой не обучит ни один вуз, ни одна академия. Состояние души и ориентация на строго определенные ценности, скорее, морально-нравственного, чем материального характера, – вот что такое семья Ефремовых и вот в чем ее богатство.

Автор : Евгений ИЗЪЮРОВ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Расстрел на трассе

Очередное заказное убийство бизнесмена.

Калория по твердой цене

Вчера Региональная энергетическая комиссия утвердила единый тариф на услуги центрального отопления: после долгих согласовательных процедур удалось “утрясти” тариф на уровне 898 рублей за одну гигакалорию. Поскольку себестоимость производства 1 Гкал для “Примтеплоэнерго” составляет 1150 рублей, разница в 152 рубля будет дотироваться из краевого бюджета на общую сумму 760 миллионов рублей.

Хорошо сидеть

В Дальневосточном федеральном округе в местах лишения свободы находится сейчас около 50 тысяч человек. Главная реформаторская идея исправительной системы сегодняшнего дня - самообеспечение колоний. Посмотреть, как приживается этот опыт в одной из зон Приморского края - «двадцатке» (пос. Заводской), мы отправились с заместителем начальника территориального ГУИН Министерства юстиции РФ Владимиром Рагузиным.

Богатые люди, эти Ефремовы

Всегда и для всех будут интересны молодые и в общем-то весьма посредственно материально обеспеченные люди, которые обрекают себя на пожизненную маету с едва ли не десятком детей. Не только со своими, но и с чужими. И не в качестве воспитателей детдомов или детсадов, но в роли родителей. В 1991 году у Ирины и Михаила Ефремовых был лишь один родной сын, которому не исполнилось еще и года, а они, решившись, взяли из детдомов еще шестерых. Как минимум двое из приемных, по определению, не могли быть детьми новой мамы. Потому что разница в возрасте составляла немногим больше 10 лет. Было Ирине слегка за двадцать, да и Михаилу немногим больше. Ну, откуда что берется...

И кнут, и пряник

Сергей Дарькин на встречах с жителями Приморья предельно откровенен: он будет жесток с тем, кто играет в прятки с бюджетом и не отрабатывает вложенных средств, и бросит все силы на поиск денег для исполнения льгот.

Последние номера