Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Другой жизни не существует

Вчера на “Первом канале” состоялась премьера сериала “Другая жизнь”. Он мог бы оказаться очередной историей об очередной Золушке, жаждущей завоевать столицу и найти большую любовь, если бы не блестящий актерский состав (Татьяна Лаврова, Дмитрий Харатьян, Екатерина Стриженова, Алексей Кортнев и др.) и не профессиональная режиссерская работа Елены РАЙСКОЙ, которая рассказала о своем взгляде на любовь, другую жизнь и телевидение.

Вчера на “Первом канале” состоялась премьера сериала “Другая жизнь”. Он мог бы оказаться очередной историей об очередной Золушке, жаждущей завоевать столицу и найти большую любовь, если бы не блестящий актерский состав (Татьяна Лаврова, Дмитрий Харатьян, Екатерина Стриженова, Алексей Кортнев и др.) и не профессиональная режиссерская работа Елены РАЙСКОЙ, которая рассказала о своем взгляде на любовь, другую жизнь и телевидение.

- Почему “Другая жизнь”?

- Другая жизнь - это то, где нас нет, к чему мы стремимся и чего на самом деле не существует. Потому что, как только ты в ней оказываешься, она перестает быть другой. Сериал о разнице представлений людей о том, чего им хочется, и того, в чем на самом деле состоит их предназначение.

- Как ваш сериал соотносится с одноименным романом Трифонова?

- Никак. По форме сериал сделан как ток-шоу. То есть история дана не линеарно, что при таких объемах тяжело смотреть, а оформлена как беседа, во время которой герои стремятся осмыслить происходящее. На “Первом канале” было ток-шоу “Другая жизнь”. Учитывая два этих фактора, решили дать сериалу такое название.

- “Другая жизнь” еще и история отношений. Есть что-то новое, что можно сказать по теме?

- Чтобы сказать новое, надо говорить свое. Единственная тема, которая никогда не наскучит, - это отношения между мужчиной и женщиной. Особенно если говорить о нюансах, деталях, подробностях. Они всегда будут новыми. Если пересказывать сюжет любого произведения искусства о любви, то это получится, конечно, однообразно и скучно. Важно же, как это происходит.

- Ваша история со счастливым концом или с поучительным?

- Если человек берет у продюсера большие деньги, снимает кино и заставляет зрителя его смотреть, просто чтобы сказать, что жизнь - дерьмо, это уголовно наказуемое преступление. Нужно дать надежду, сказать, что если жизнь и не прекрасна, то все равно надо найти силы, чтобы жить дальше.

- Сериалов про любовь на нашем телевидении немало. Что особенного в вашем?

- На самом деле большинство их основано все-таки на криминальном сюжете - все бегут, взрывают, стреляют... Лично я не понимаю, что на экране происходит и зачем это мне. Мой сериал построен по другому принципу: его герои выстраивают отношения, у них есть проблемы, но они вне потоков крови на асфальте.

- И как вы заставите зрителя смотреть кино без интриги?

- В обыкновенной человеческой жизни немало драмы и интриги. Либо вы их не замечаете, либо вам повезло и они прошли стороной. Есть столько интересного, что грех об этом не рассказать.

- В “Другой жизни” много звезд. Как вам с ними работалось?

- Не было никаких проблем, несмотря на то, что и Татьяна Лаврова, и Александра Захарова, и Дмитрий Харатьян - большие актеры. Дима вообще открылся с неожиданной стороны. Он может сыграть почти любую роль, но это пока никем не востребовано в полном объеме.

- Ваша героиня пишет книгу “Как заполучить чужого мужа”, которую к выходу сериала выпустило “АСТ”. Это потрясающая идея, но кто же написал книгу - не вымышленный же персонаж?

- Я написала, между съемками, но вышла она под именем героини сериала. Мне показалось, что это очень интересный ход.

- И что же это за технология по уводу чужих мужей?

- Да нет ее. Если мужчина тебе предназначен, ты и так его получишь.

- Какие у вас ощущения от работы для телевидения?

- Это особый мир. Я им говорю: вы здесь все облученные Останкинской башней, вы давно мутанты и сами этого не замечаете. Они отвечают: “А киношники - клиенты палаты номер шесть”. Телевидение - это использование: ты сделал дело, до свидания. В кино по-другому. Но это условия игры. Однако при этом телевидение сохраняет киношные кадры, задействуя их в работе над сериалами. И за это ему можно памятник поставить. Но есть один нюанс, с которым совершенно невозможно иметь дело. Начальники разных каналов, не сговариваясь, любой разговор начинают с Марьиванны: ей это интересно, неинтересно, она хочет того, не слишком ли это для нее сложно. Ощущение такое, что все они живут где-то в захолустье в коммуналке рядом с ней. Я не могу понять, откуда они ее знают и существует ли она. Вот в этом вечная рогатка между кино и телевидением: телевидение хочет как проще, а кино ищет нюансов, тонкости. Но постепенно кинорежиссеры начали отвоевывать свои позиции.

Автор : («Известия.Ру» - «Владивосток»)

comments powered by Disqus
В этом номере:
Расстрел на трассе

Очередное заказное убийство бизнесмена.

Калория по твердой цене

Вчера Региональная энергетическая комиссия утвердила единый тариф на услуги центрального отопления: после долгих согласовательных процедур удалось “утрясти” тариф на уровне 898 рублей за одну гигакалорию. Поскольку себестоимость производства 1 Гкал для “Примтеплоэнерго” составляет 1150 рублей, разница в 152 рубля будет дотироваться из краевого бюджета на общую сумму 760 миллионов рублей.

Хорошо сидеть

В Дальневосточном федеральном округе в местах лишения свободы находится сейчас около 50 тысяч человек. Главная реформаторская идея исправительной системы сегодняшнего дня - самообеспечение колоний. Посмотреть, как приживается этот опыт в одной из зон Приморского края - «двадцатке» (пос. Заводской), мы отправились с заместителем начальника территориального ГУИН Министерства юстиции РФ Владимиром Рагузиным.

Богатые люди, эти Ефремовы

Всегда и для всех будут интересны молодые и в общем-то весьма посредственно материально обеспеченные люди, которые обрекают себя на пожизненную маету с едва ли не десятком детей. Не только со своими, но и с чужими. И не в качестве воспитателей детдомов или детсадов, но в роли родителей. В 1991 году у Ирины и Михаила Ефремовых был лишь один родной сын, которому не исполнилось еще и года, а они, решившись, взяли из детдомов еще шестерых. Как минимум двое из приемных, по определению, не могли быть детьми новой мамы. Потому что разница в возрасте составляла немногим больше 10 лет. Было Ирине слегка за двадцать, да и Михаилу немногим больше. Ну, откуда что берется...

И кнут, и пряник

Сергей Дарькин на встречах с жителями Приморья предельно откровенен: он будет жесток с тем, кто играет в прятки с бюджетом и не отрабатывает вложенных средств, и бросит все силы на поиск денег для исполнения льгот.

Последние номера