Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Владимир Курилов: Китайский вектор на Дальнем Востоке

В трех странах - в Японии, Корее и Китае, с которыми Россия имеет дальневосточные границы, проживает треть населения планеты. С китайским соседом граница самая протяженная. Причем на один километр границы на одного россиянина приходится 380 тысяч китайцев. Только в сопредельных с Россией северных провинциях Китая живут более ста миллионов. По эту сторону демографическая ситуация меняется со знаком «минус». За последние 10 лет Дальний Восток покинули один миллион двести тысяч человек.

В трех странах - в Японии, Корее и Китае, с которыми Россия имеет дальневосточные границы, проживает треть населения планеты. С китайским соседом граница самая протяженная. Причем на один километр границы на одного россиянина приходится 380 тысяч китайцев.
Только в сопредельных с Россией северных провинциях Китая живут более ста миллионов. По эту сторону демографическая ситуация меняется со знаком «минус». За последние 10 лет Дальний Восток покинули один миллион двести тысяч человек. Зато усиливается наплыв туристов, бизнесменов, рабочих из Поднебесной. По данным опроса, проведенного Институтом истории, археологии и этнографии ДВО РАН, 5 проц. жителей российского Дальнего Востока, безусловно, одобряют присутствие китайцев на его территории; вдвое увеличилось число тех, кто резко настроен против присутствия китайцев; почти 50 проц. респондентов считают: в результате ползучей экспансии китайцев русский Дальний Восток будет потерян; 16 проц. опрошенных высказывают мнение - регион «уступят» Китаю по договору; 12 проц. - что он будет соседом захвачен. Цифры далеки от абсолютных величин, однако заставляют задуматься.


Свою точку зрения на проблему «окитаивания» Дальнего Востока высказывает Владимир Курилов, ректор ДВГУ, профессор, доктор юридических наук, заслуженный работник высшей школы РФ.

- «Окитаивание» – термин, который употребил в докладе  его императорскому высочеству великому князю Александру Михайловичу «Русское дело на Дальнем Востоке» 12 марта 1912 г. Спиридон Меркулов. Он бил тревогу, что «если мы будем спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками и, когда мы проснемся, может быть, он окажется русским только по названию». Тезис актуален сегодня?

- Мне известен данный доклад председателя приамурского правительства, как и доклад нашего бывшего профессора Владимира Арсеньева, краеведа, исследователя, сделанный Дальневосточному краевому комитету ВКП(б) в 1928 г., ряд других выступлений. Ранее русский философ Владимир Соловьев вообще развил идею апокалиптического вторжения Китая в Европу. Умозрения проникали и в литературу. Герой фантастического рассказа Г. Данилевского «Жизнь через сто лет» в 1968 г. оказывается в Париже, пребывающем под властью китайцев.

Любопытно, что в 1895 г. карту «китайской угрозы» разыгрывал кайзер Вильгельм II, предостерегая в письмах своего высочайшего кузена российского императора Николая II. Только делал он это с глубоким политическим расчетом, пытаясь отвести Россию от европейских интересов.  

Один из крупнейших российских китаеведов профессор МГУ Виля Гельбрас на основании многолетних исследований утверждает, что в настоящее время нет никаких оснований говорить ни о китайской демографической экспансии, ни о массированном притоке китайцев в Россию.

- То есть общественное сознание неадекватно реагирует на реальность?

- Да, но этому есть вполне объяснимые причины. Второе десятилетие Дальневосточный регион практически отрезан от центральной и европейской России. У нас сформировалось новое поколение; стали взрослыми те, кто уже не раз побывал в Суйфэньхэ, Харбине, Пекине, Даляне, но ни разу – в столице своей родины Москве! Люди среднего поколения остро воспринимают китайский «демографический прессинг», ослабление экономики России и вместе с тем нарастание экономической и военной мощи Китая.

К тому же традиционно как жители российского Дальнего Востока, так и жители соседних провинций КНР привыкли жить, опасаясь соседей. Страх «нашествия с севера» для китайцев (возведение Великой Китайской стены) аналогичен фобиям «китайской угрозы» у россиян, причем они никак не связаны с реальной оценкой ситуации.

- Возможно, это связано и с генетической памятью. Как забыть март 1969 года, события на острове Даманском? Советско-китайский конфликт, когда 300 вооруженных китайских солдат, нарушив границу, перешли через протоку реки Уссури. Полегли десятки наших пограничников. Ныне на Чжэньбаодао, бывшем Даманском, который отошел к Китаю, появились обелиск и музей с именами национальных героев КНР. По закону сердца и памяти сделать бы эту землю скорби ничейной…

- Историю, конечно, никогда нельзя забывать, но избавление от страхов взаимных угроз  вместе с трезвым взглядом на действительность - непременное условие формирования нормальных взаимоотношений.

Сегодня, как, впрочем, и всегда, сотрудничество и развитие отношений с КНР и китайским народом выгодно России и российскому народу, особенно проживающему на Дальнем Востоке.

- А как же симптомы «желтой опасности»?

- Что касается термина «желтая опасность», я бы употреблял его крайне осторожно. Он порожден недостаточной информацией о числе китайцев и их деятельности. Лишь в последнее время появились данные, используя которые можно проводить анализ ситуации. И они развеивают миф «желтой опасности». На всю Россию приходится около 400 тысяч китайцев. Столько их проживает, например, в Сан-Франциско. В Калифорнии, где 40 миллионов населения, по данным из разных источников, живут более 2 миллионов китайцев. Кстати, любопытную статистику приводит уже упоминавшийся профессор Гельбрас: китайская община в Москве гораздо многочисленнее, чем число китайцев, вместе взятых, во всех краях и областях Дальнего Востока.

На российский Дальний Восток приезжают около 8 тысяч китайских рабочих, такое же количество китайских бизнес-туристов. Проживание носит сезонный характер. Предпринимательская деятельность ограничена сельскохозяйственными и строительными работами, где занято до 90 проц. приезжающих, мелкой торговлей, организацией небольших предприятий общепита. 70 проц. китайцев находятся в крупных городах Дальнего Востока, 30 проц.- близ границы. Налицо факт - постоянная численность китайцев на Дальнем Востоке невелика, зато весьма заметна их активность. На этом фоне за каждым китайцем мерещатся тысячи его соплеменников; укрепляется мнение, что скоро соседи скупят у нас все на корню; свадьба с китайцем оборачивается шумихой – «ассимиляция нарастает». Что касается браков, то подобных в Приморье в 2000 году зарегистрировано 21, годом позже – 31, в 2002 году - 24. Мизерный процент, если брать все шестимиллионное население Дальнего Востока.

- По некоторым прогнозам,  отток русского населения с Дальнего Востока возможен и в ближайшие 10-15 лет. Параллельно пойдет процесс миграции, в частности китайской. Не окажутся ли со временем русские иностранцами на Дальнем Востоке?

- Миграция – характерная черта цивилизации XXI века. 125 миллионов человек проживают не в той стране, в которой они родились. 90 проц. эмигрантов отмечают, что их жизнь улучшилась. Сильные экономические страны - США, Канада, Австралия, Новая Зеландия - не только не сдерживают миграционные процессы, но поощряют и инициируют их. Это выгодно как для иммигрантов, так и для страны, их принимающей. Правительства приветствуют как интеллектуальную элиту, так и неквалифицированную рабочую силу. Если эти мировые процессы экстраполировать на Россию, а она сегодня живет по всеобщим законам развития цивилизации, то и для нас иммиграция должна стать нормой. Нравится нам или не нравится, но это так и будет.

По данным журнала Asiaweek, с 1990 по 2000 г. население США выросло на 33 млн. человек, 11 млн. из них – иммигранты. За период с 1996 по 1998 г. Америка приняла 2 млн. 374 тыс. 755 иммигрантов, в том числе из Латинской Америки 1 млн. 23 тыс. 317, из Азии 806 тыс. 901 человек. Самая высокоорганизованная с правовой точки зрения страна осознанно осуществляет миграционный процесс. При этом в США существуют законы, регламентирующие жизнь каждого пересекающего границу; и надо не один год демонстрировать свою законопослушность и лояльность, чтобы получить вид на жительство. Иммиграция ей, ведущей мировой державе, на пользу, коль она привлекает к себе столько новых граждан. Столь же активно проводят иммиграционную политику Канада, вторая по площади страна планеты, но по-прежнему малонаселенная, Австралия и другие. 

Иммиграция выгодна сегодня и России, особенно для Дальневосточного региона. Разумная, тщательно продуманная миграционная политика может быть полезна для экономического роста тихоокеанской окраины. Другое дело, что необходимым условием является продуманная миграционная политика и жесткое правовое регулирование этого процесса. Государственный контроль необходим. В 1995 году Приморье посетили 35 тысяч китайцев, в 1998 г. – 73 тысячи. К этому моменту треть оказалась в списках «невозвращенцев». Когда краевые власти ужесточили режим пересечения границ и пребывания иностранцев в приграничных районах, число нелегалов сократилось до 0,04 проц., то есть в 34 раза!

Никакое государство не позволит превысить темпы миграции в ущерб своим интересам, своей национальной безопасности. Безусловно, стратегические соображения, приоритеты национальной безопасности должны ставиться во главу угла.  

- С трудом представляю, как по всему миру раскидывается сеть контор по иммиграции в Россию. Как-то непатриотично.

- Непатриотично допускать, чтобы Россия была бедной, ослабленной. Непатриотично, когда в стране социально и экономически не защищены старики, дети, женщины. Непатриотично мириться с тем, что беспризорность превысила цифры послевоенного периода. 15 лет назад в стране было 5 миллионов инвалидов, сейчас их 15 млн. В принудительном лечении нуждаются 5 миллионов хронически больных людей. Каждый год мы теряем до одного миллиона населения. Произведите простое арифметическое действие и вы получите цифру потенциально потерянных для общества людей. Какими словами обозначить эту опасность? Проблемы  накапливались годами, понятно, в одночасье их не решить, надо глубоко и эффективно заняться моральным и биологическим здоровьем нации. На Дальнем Востоке эти процессы еще более обострены. Регион совсем недавно был «депрессивным» в прямом и переносном смысле слова. Одним словом, быть патриотом – значит делать все необходимое для развития своей страны и своего народа.

Сегодня у России нет ни людских ресурсов, ни экономических, чтобы активно решать дальневосточные проблемы. Зато есть плюсы: российский Тихоокеанский регион может стать технологической цепочкой в интеграционных процессах АТР.

В условиях глобализации мировой экономики Россия объективно будет вовлекаться в международные экономические отношения, которые являются транснациональными, то есть менее зависимыми от политических границ. Российский Дальний Восток, находясь в контактной экономической зоне, просто обязан включиться в трансграничный бизнес. И когда при росте производства потребуется дополнительный контингент иностранной силы, в том числе из КНР, отбросив все фобии и стереотипы, прагматично использовать миграционный фактор. Между странами, народами, конкретными людьми всегда существуют противоречия. Как известно, в политике нет симпатий и антипатий, а есть интересы. Мы должны думать прежде всего об интересах своей страны и своего народа.

- На конференции во Владивостоке, посвященной 80-летию ФСБ, вы выступили с докладом «Угрозы национальной безопасности в сфере духовности: дальневосточная специфика». Значит, при рассмотрении перспектив не стоит забывать и об угрозах?

- Можно выделить несколько основных проблем, которые на планете касаются всех людей и стран: техногенные катастрофы, войны, перенаселение, терроризм, климатические угрозы, энергетические, экологические. Они не обходят и Россию. В Дальневосточном регионе присовокупляется проблема национальной безопасности, которая характеризуется сохранением национальной самобытности, культуры, языка.

Важно укреплять «границы» нашей российской духовности. Сохранение русского языка и русской национальной культуры в условиях Дальнего Востока приобретает наибольшую остроту. Совершенно очевидно, что не только от инвестиций и современных технологий зависит наше будущее, а от духовно-нравственного потенциала нового поколения. А молодежь фактически не имеет представления об истории русского Дальнего Востока, никакой критики не  выдерживают учебники по истории региона. В то же время в трех соседствующих с дальней Россией провинциях КНР региональная история систематически преподается по картам, где нередко обозначены территориальные претензии. Удалось вытеснить из сознания населения провинций Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин историческое название этой области – Маньчжурия. А мы сами фактически забыли о русском присутствии в Маньчжурии. Историческое название подменили на ставшее привычным - Северо-Восточный Китай.

Одним из определяющих факторов национальной безопасности в XXI веке становится уровень образованности. Мы по-прежнему остаемся ведущим центром по подготовке востоковедных кадров и научных исследований в области востоковедения. ДВГУ признан в Китае ведущим в области китаеведения. Не случайно звание почетного доктора ДВГУ принял Ли Пэн, бывший председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей. Не случайным было посещение ДВГУ в июле прошлого года со специальным визитом правительственной делегации КНР во главе с занимавшим тогда пост вице-премьера Госсовета КНР Ли Ланьцинем и министром образования КНР Чень Чжили, визиты других важных гостей из Китая.  

Мы готовимся к дальнейшему развитию сотрудничества, усиливаем востоковедение, в том числе и китаеведение. У нас действуют совместные программы с университетами Даляньским, Хэйлунцзянским, Пекинским университетом языка и культуры, Тамканским (Тайвань), университетом Гуанчжоу и др. В Харбине и Даляне открыты филиалы ДВГУ. Совместные образовательные программы с китайскими университетами, открытие в ДВГУ центра китайского языка министерства образования КНР принимались совместно российским и китайским правительствами.

Китайская Народная Республика вновь усилила внимание к русскому языку, культуре. Ставится вопрос о создании совместного российско-китайского университета. Такой же интерес проявляется в Японии, Республике Корея, Индии,  Австралии, Новой Зеландии. Нам нужно активно идти в эти страны. Обучая иностранцев русскому языку, литературе, мы получаем своеобразных «агентов влияния» в позитивном смысле этого термина, в будущем эти люди - наши друзья, по крайней мере, они не будут бояться России. И будут нести симпатию к нашей стране.

- Представьте, что сегодня готовится доклад «О русском деле на Дальнем Востоке». Ваши позиции?

- В условиях, когда государственный суверенитет Российской Федерации на Дальнем Востоке и необходимость сохранения и усиления этого региона не вызывают сомнений, надо сделать все возможное для его экономического и стратегического развития. В социальном плане стимулировать закрепление и приток собственного российского населения. Вместе с тем создать систему привлечения мигрантов из-за рубежа, в т.ч. из КНР, нужных профессий, возрастов и с обязательным вложением собственного капитала мигрантов в экономику Дальнего Востока (например, 10-20 тысяч долларов с каждого); установить для мигрантов испытательные сроки проживания на территории России один-три года и т. д. Принять действенные меры к сохранению экономической власти над территорией и ресурсами за российскими гражданами и предприятиями. В целях предотвращения создания устойчивых иностранных формирований мигрантов принять меры к их ассимиляции путем обучения русскому языку, обычаям, регулируя их расселение, род деятельности и т. д. Их надо вывести из закрытых
зон, чтобы у мигрантов появилась объективная необходимость социализироваться по российским законам: платить налоги государству, а не дань криминалитету, лечиться в российских больницах, а не у своих знахарей, учить детей в местных школах, а не держать их подсобными рабочими на своих рынках. Необходимо говорить о защите своих интересов применительно к культуре и духовности. Нужно усилить внимание к преподаванию русского языка на Дальнем Востоке в школах, вузах. С другой стороны, мы должны дать возможность широко и глубоко изучать культуру и язык тех азиатских стран, с которыми сотрудничаем. Китайского в первую очередь - это самый большой, крупный и перспективный партнер.

Миграция на Дальнем Востоке - процесс неизбежный, объективный. Выгодный всем сторонам, участвующим в этом процессе. Надо перестать твердить о демографической экспансии, а подходить к ситуации прагматично. Без импорта рабочей силы Дальний Восток и Сибирь не поднять. В связи с таким пониманием следует разработать и начать реализовывать новую миграционную политику. Принять нормативные акты, которые будут регулировать миграционную деятельность, охранять интересы российского государства и интересы народа. Если привлечение сил международного сообщества выгодно для России, этот процесс стоит инициировать, не стесняясь оговаривать то, что выгодно нам.

Автор : Ольга МАЛЬЦЕВА, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Проверка льда и снега

Всю центральную часть Приморья на вертолете облетел на этой неделе начальник Дальневосточного регионального центра МЧС генерал-лейтенант Павел Плат в сопровождении начальника главного управления по делам ГО и ЧС края генерал-майора Владимира Башкирова. Они знакомились с паводковой ситуацией на реках, особенно в местах возможного подтопления в результате активного таяния снегов.

Прогулки по Владивостоку

В издательстве Дальневосточного государственного технического университета в серии «История и современность» вышла книга «Прогулки по Владивостоку».

Завтра – все на субботник

- Город к субботнику готов, - заявил заместитель главы администрации Владивостока Иван Аброськин на штабе по благоустройству и санитарной очистке.

Штурмовые воды Спасска

Еще две недели назад «В» прогнозировал возникновение чрезвычайной ситуации в зоне рек Кулешовки и Спассовки.

Касьянов собирается в Приморье

Губернатор Приморья продолжает «гастрольный цикл» поездок по краю, начатый в понедельник с Уссурийска.

Последние номера