Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

В Италии всякий труд в почете

Залитые утренним солнцем черепичные крыши итальянского города N, клочок синего неба над головой, непременный атрибут итальянских кварталов – веревки, унизанные стираным бельем, и слегка раздраженный окрик матери семейства: “Хватит валяться! Пора вставать!”. Так начинается премьерный спектакль академического театра драмы им. М. Горького “Моя профессия – синьор из общества”, ставший настоящим подарком для зрителей к началу весны.

Залитые утренним солнцем черепичные крыши итальянского города N, клочок синего неба над головой, непременный атрибут итальянских кварталов – веревки, унизанные стираным бельем, и слегка раздраженный окрик матери семейства: “Хватит валяться! Пора вставать!”. Так начинается премьерный спектакль академического театра драмы им. М. Горького “Моя профессия – синьор из общества”, ставший настоящим подарком для зрителей к началу весны.  


Что это вообще за профессия такая загадочная – синьор из общества? Уже из первой сцены становится очевидным, что это некое подобие “свадебного генерала” в нашем представлении. Средства к существованию синьор Папагатто  добывает для своей семьи весьма своеобразно: облачившись в парадный военный мундир, посещает всевозможные светские рауты и презентации,  где, грубо говоря, непосредственно с фуршетного стола набивает свои карманы деликатесами и дорогой выпивкой прямо в бутылках. Сомнительный друг семьи ловкач Антонио сбывает продукты в съестной лавке, естественно, за проценты. Вырученные от сделки  лиры – единственный доход Леониды Папагатто. Вечное безденежье, закладывание в ломбард мало-мальски приличных вещей становится сначала поводом к скандалу, потом к рождению отчаянной идеи, посетившей голову синьора Леониды. Жизнь семьи с этого момента превращается в маленький сумасшедший дом.

Удачные актерские находки и режиссерские придумки настолько изобретательны и комичны, что зал не перестает заходиться смехом.  Всегда изящная Светлана Салахутдинова просто великолепна в образе Матильды – этакой пышногрудой дамы без возраста, умудряющейся любую происходящую ситуацию ассоциировать с классической драматургией. Оно и понятно, ведь Матильда служит в театре, точнее работает служительницей в театральном сортире. Ни одной реплики у актера Владимира Кияна, но его дедок в инвалидном кресле, со своими причудами – постоянный повод к гомерическому хохоту в зале. Точно найден образ пройдохи Антонио (актер Евгений Горенко). Еще раз поразил зрителей своим фантастическим динамизмом Сергей Меньшов – отпрыск семейки Папагатто, уморительно трясущийся в диско-конвульсиях после трехдневного танцевального марафона.  Прохиндей Веллуто (актер Евгений Вейгель), нанятый изображать медицинского светилу, вообще способен доконать любого со своим слесарным набором, грудой наваленным в докторский саквояж.

Возможно, не самые выигрышные роли у главных персонажей – супружеской четы Папагатто (актеры Ирина Кулешова и Сергей Миллер), но каждый из них по-своему органичен, экспрессивен. И уж совсем не бенефисная  роль у Влада Яскина – мнимый убиенный. Но каждое его зловещее появление из своего убежища с целью напугать до смерти юного Николетто (студент ДВГАИ  Анатолий Завьялов) имело абсолютно обратную реакцию зрительного зала. Представители благотворительного комитета, учрежденного с корыстными целями синьором Леонидой – почти водевильная компания ( заслуженная актриса России Ирина Присяжнюк, актеры Вадим Дубодел и Людмила Дмитриева) тоже вносят свою комическую ноту в происходящее.

Декорации художника Владимира Колтунова, на первый взгляд, лаконичны и просты, но на протяжении спектакля каждая деталь обыгрывается самым замечательным образом: дверка кухонного шкафа оказывается участницей перебранки между героинями,  верхняя панель того же шкафа – танцевальной площадкой. Даже инвалидное кресло легко становится элементом танца в чудной сцене объяснения молодых героев. Свет, проникающий в комнату через прикрытые жалюзи, создающий иллюзию теплого летнего дня, протекающая крыша, сквозь которую капают в тазики монотонные,  как щелчки метронома, дождевые капли, любимое Владимиром Кузьмичом звездное небо...…

Режиссер спектакля Игорь Гуревич определил жанр спектакля как комедию положений. Втянутые в авантюру персонажи настолько запутываются в создавшейся ситуации, что, кажется, им не выпутаться. Но, умытые настоящим дождем, льющимся из-под колосников,  они предстают в финале пьесы свободными от прежних пороков, сумевшими сохранить свое человеческое достоинство.

Автор : Татьяна БАТОВА, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Кортик с «Императрицы Марии» хранился в бабушкином сундуке

Вчера музей им. В. Арсеньева пополнился уникальным экспонатом – четырехгранным кортиком, на “усиках” которого каллиграфической вязью выведено “За храбрость”. На медном набалдашнике костяной ручки изображены царская корона и вензель Николая II.

Пираты атаковали «Моннерон»

Танкер «Моннерон» Приморского морского пароходства подвергся атаке пиратов. Нападение на судно произошло недалеко от берегов Сомали.

Мешок «баксов»

Крупную партию незадекларированной валюты обнаружили сотрудники Владивостокской таможни в морском порту при оформлении на отход в Японию теплохода «Лобань».

Взрыв на траулере

Боцмана спасти не удалось.

Обокрали прокурора

Грабителями оказались подростки.

Последние номера