Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Двойной портрет в городском пейзаже

Писать Владивосток – дело благодарное: море, ступенчатый рисунок высотных зданий… И все же у супругов Осиповых особый почерк. Их графика, помеченная фирменным значком-подписью в виде велосипеда, цепляет враз. А увидишь ее нечасто: выставки для Осиповых не самоцель, в салоне все продается влет. К слову, чета художников и личным присутствием не балует народ. Попросту говоря, Оксана и Евгений тусоваться не любят. Говорят, что у них своя тусовка – на двоих... Хотя лукавят, рассматривать отдельно жизнь и творчество Оксаны и Жени невозможно. Они и на вопросы «В» отвечали одновременно.

Писать Владивосток – дело благодарное: море, ступенчатый рисунок высотных зданий… И все же у супругов Осиповых особый почерк. Их графика, помеченная фирменным значком-подписью в виде велосипеда, цепляет враз. А увидишь ее нечасто: выставки для Осиповых не самоцель, в салоне все продается влет. К слову, чета художников и личным присутствием не балует народ. Попросту говоря, Оксана и Евгений тусоваться не любят. Говорят, что у них своя тусовка – на двоих... Хотя лукавят, рассматривать отдельно жизнь и творчество Оксаны и Жени невозможно. Они и на вопросы «В» отвечали одновременно.

- Оксана, Женя, откуда такая невписанность в художественную  среду? Это вам не мешает? Ведь взгляд со стороны все же важен…

- Так сложилось с самого начала. Мы приехали из Сибири. Во Владивостоке уже был какой-то круг, а мы стали жить как-то параллельно. И довольно гармонично существуем друг с другом. Посторонний взгляд по большому счету нужен, чтобы объективно высказать замечание. Поскольку мы оба профессиональные художники, то можем сами оценить достоинства и недостатки творчества друг друга. И при этом не боимся обидеть, как это бывает с посторонними людьми. Художники все же очень ранимы.

- Ваше творчество всегда было совместным?

- Начнем с того, что мы уже 15 лет вместе. Учились вместе в Новоалтайском художественном училище в Сибири. Потом вдвоем приехали поступать во Владивосток в институт искусств. Как-то не получалось отдельно, да и не хотелось.

- Почему выбрали Владивосток? За романтику?

- И за это тоже. Босько Борис Георгиевич, наш преподаватель в училище, оканчивал живописный факультет во Владивостоке, хорошо отзывался о нем. Но главная причина – мы могли сюда приехать вместе. Оксана получила направление после училища в Москву, я мог поступать в Ленинграде. Но в столице вероятность, что один поступит, а второй нет, всегда больше. А нам надо было обязательно быть вдвоем. Тем более что мы нисколько не потеряли в качестве обучения. В институте у нас здесь был замечательный педагог Юрий Валентинович Собченко. К навыкам он подходил очень строго, требовал много, но давал большую свободу в творчестве. Ну и романтика… Море. Хотела, чтобы оно было рядом. Проснуться и утром увидеть синеву в окне.

- А помните первый день, когда вы приехали?

- Помним. 30 июня. За 6 дней до экзаменов. Нас привез автобус из аэропорта. Была ночь, нас высадили на улице 1 Мая. Мы не знали, как пройти к институту. Оказалось, что мы как раз возле него. Было темно, после дождя в мокром асфальте отражались огни. Мы спросили, где море. Спустились к бухте, еще не зная, что это не открытое море и на той стороне мыс Чуркина. Помним, удивились тому обилию огней. А утром Владивосток предстал во всей красе. Сияло солнце, заливая бухту. И почему-то по улице шла поливальная машина.

- Вы тогда решили, что будете писать город?

- Позже, в институте. Городской пейзаж был очень популярным жанром.  Тем более что Сибирь в этом смысле гораздо беднее как натура. В маленьких равнинных городах есть любопытные уголки. Но их очень мало. Все какое-то одинаковое. Тихая провинция… А во Владивостоке абсолютно другая цветовая среда. Кстати, он очень похож на Питер. Там мы бывали на пленэрах. В пасмурный день все серо, но когда солнце - такое буйство красок.

- Принято думать, что сложившаяся комфортная жизнь мешает творчеству. И напротив, неустроенность провоцирует на поиск. Это так?

- Не может быть здесь абсолютных правил. Творчеству могут способствовать периоды острого счастья. Как и острого несчастья. Важно, скорее всего, быть эмоционально живым. В трагические моменты ты, конечно, не бежишь к мольберту. Но безусловно существует взаимосвязь личного состояния с тем, что получается на бумаге или холсте. У нас был период, который условно можно назвать «Криминальный город». Суровый по цвету, бесприютный. Сразу и не определить, чем это было вызвано. Потом был период увлечения Брейгелем, и в нескольких работах Владивосток изображен в его манере. Одну из работ этого цикла «Вечер снежного дня» мы очень любили…

- Почему выбрана реалистическая манера? Это фирменный почерк?

- На самом деле неважно, какая техника выбрана. Гораздо важнее, если удается передать некое собственное ощущение внешней среды. Необязательно ведь писать какой-то конкретный дом, а можно и написать его. Но важнее ощущение, которое потом передается зрителю. 

- Для многих художников очень болезненна тема востребованности. Вы в этом плане успешны: работы хорошо продаются. Вас упрекают в ремесленничестве?

- Обратимся к истории: поначалу художник и был ремесленником, расписывал стены храмов, выполняя заказы. Эта система осталась и сегодня. Наш родственник, тоже художник, принимал участие в оформлении храма Христа Спасителя. Фрагменты одной из икон – его работа. Тоже заказ. Видимо, надо говорить о качестве. Это счастье, если художник может зарабатывать ремеслом, которому он учился 14 лет. Каждый из нас об этом мечтает. Но в основном художники зарабатывают иначе. Кто-то уходит в рекламу, мы тоже не исключительно творчеством всегда живем. Оксана: Женя года два работал в рекламном агентстве, я преподавала. Одно плохо – у художников часто бывает, что они опускают руки и не пытаются больше ничем зарабатывать. Мне кажется, что никакого труда нельзя гнушаться.

- Где грань, которую не должен перешагивать художник, чтобы не жить по принципу: «Спрос рождает предложение»?

- Это очень тонкая грань. Для каждого своя. Есть, наверное, люди, которые видят себя исключительно в творчестве. Другие работают только на продажу. Но это, по большому счету, вопрос: для чего мы живем? Для денег? Каждый сам выбирает для себя.  Оксана: Но лично у меня есть еще одно мнение: все–таки должна существовать какая-то ответственность. Особенно если человек семейный. Неправильно это: «Я тут художник, а все остальное - трава не расти». А у него двое детей, жена все тащит на себе. Это какой-то паразитирующий подход. Достойно жить вполне можно. Между прочим, и творчеству помогает. Женя: В студенчестве я работал сторожем в кинотеатре. Уходил с дежурства зимним утром, в шесть часов. Город в это время особенный. Стылый... и оптимистичный: день начинается. Домой придешь - обязательно набросок сделаешь. Настроение помогает ухватить деталь. Много раз нам зрители говорили: «Надо же, а мы этого не заметили». Мы отшучиваемся: смотреть и видеть – разные вещи.

- Во многих богемных семьях все бытовые заботы лежат на плечах бабушек-дедушек. А у вас?

- Мы как-то привыкли обходиться собственными силами. Вся наша жизнь – и творческая тоже - проходит в однокомнатной квартире типовой панельки. Сами готовим, по очереди ходим гулять с Ульяной. И потом мы непритязательны в быту. Ремонт не делаем, потому что дочка как раз начала рисовать – обои пришлись ей под руку. Зачем мешать? В еде… Хорошо, конечно, посмаковать горячий шоколад. Но можно съесть и булочку. Хотя на праздник мы всегда готовим красивый стол. Любим итальянскую кухню – спагетти с грибным соусом.

- За стол зовете много друзей?

- Мы очень трепетно относимся к понятию «друзья». Проходит некий период, прежде чем мы понимаем, что человек действительно друг, на которого можно положиться в трудную минуту. Большинство наших друзей не художники. То, что они не имеют отношения к живописи, может быть, даже помогает нам. Не отрываемся от жизни…

- Почему вы редко выставляетесь? Ведь задача художника – заявить себя именно выставкой. Представить некий отчет о проделанной работе. В советский период это было данностью.

- Не скапливаются работы. Покупают, увозят, поэтому мы не можем даже взять на выставку из частной коллекции. Наверное, работаем не быстро. Какое-то время уходит на то, что делаем для конкретного заказчика. А заказывают много. Особенно те, кто уезжает насовсем. Им хочется увезти частицу города. Иногда случаются мистические вещи. Как-то один англичанин, который был во Владивостоке с длительным деловым визитом и успел полюбить город, заказал картинку - место в центре, где «повисли» деревянные домики - между парикмахерской «Руслан» и зданием почтамта. В тот момент всю площадь внизу загромождали железные киоски. Мы не стали их рисовать, изобразили просто стену, выложенную камнем. Потом киоски снесли... Сейчас мы готовимся к выставке, сделаем ее весной. Это будет еще один взгляд на город. 

- Расшифруйте свою подпись. Почему велосипед?

- Все просто: Оксана и Евгений Осиповы. Две буквы «о» соединены «е». Получается велосипед.

Автор : Ольга ЗОТОВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Блокпост

Многие настоящие мужчины День защитников Отечества встречают в Чечне. На боевом посту будут 23 февраля приморские бойцы из ОМОНа, СОБРа и двух сводных отрядов милиции, дислоцируемых сейчас в Грозном, Гудермесе, Мескер-Юрте и Шали. Слова: «Служу России!» здесь звучат по-особому гордо.

Он сидел на коленях у Рузвельта и шел в караване PQ-15

В прошлом году Владимир Михайлович отметил 70-летний юбилей, у него четыре внука и есть уже правнук, но при этом он никак не смотрится дедушкой. Энергичный, легкий на подъем, великолепный рассказчик, заядлый шахматист и виртуоз настольного тенниса (создал спортклуб для ветеранов – «Радость»). В. М. Марков славится также своими романсами, стихотворными тостами, как-то получил даже диплом «Лучший тамада России». Но призванием всей его жизни стала самая мирная профессия - он почетный строитель России. Михаил Гаврилович Марков, прославленный ледовый капитан, перед смертью (а прожил он всего 50 лет) наказывал сыновьям не связывать судьбу с морем - слишком тяжелая это доля. Но старший, Владимир, все же отведал морской жизни, он попал юнгой в военный «огненный рейс», шел на ледоколе «Красин» под бомбежками в караване PQ-15 и наравне со взрослыми подавал снаряды к скорострельному эрликону. Было ему в ту пору 10 лет. Накануне 23 февраля корреспондент «В» встретился с бывшим юным защитником Отечества.

Как хорошо иметь свой дом

Кира Прошутинская и ее муж Анатолий Малкин, создавшие авторское телевидение и такие телепередачи, как «Старая квартира», «Пресс-клуб», «Времечко» и «Ночной полет», большую часть времени проводят, конечно же, в столице. Работа на АТВ, где Малкин является президентом, а Прошутинская - вице-президентом, поглощает их полностью. Но при первой же возможности они едут за город, на свою дачу в Новоглаголево.

Нужна золотая середина

В минувший вторник в Кавалерово депутаты Законодательного собрания Приморья совместно с коллегами из муниципальных дум и комитетов провели совещание, на котором обсудили реформу местного самоуправления. Кроме того, на встрече был поднят тревожащий предпринимателей из районов Приморья вопрос о возросших ставках единого налога на вмененный доход. Своими впечатлениями от состоявшегося диалога двух уровней представительной власти с корреспондентом «В» поделился вернувшийся из Кавалерово заместитель председателя ЗС Приморского края Игорь ПУШКАРЕВ.

О спорт, ты - мэр

Нешуточная политическая борьба разгорелась в последние месяцы в обычно по-провинциальному спокойном городе-порте Находке. Даже не борьба, а, если посмотреть на антураж, настоящий футбольный матч «на вылет», когда изнеможенные команды вынуждены прибегнуть к серии пенальти. Что, как известно, прожженные болельщики определяют не иначе как фартом, лотереей, но нисколько не объективным определением победителя. Именно в таком духе действуют сейчас политические оппоненты мэра Находки Виктора Гнездилова. Мало того, строго выдержанный в духе черного пиара скандал разрастается до краевого уровня.

Последние номера