Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

«Русская» Корея

Наши за рубежом. По этому поводу в свое время шутили юмористы, тревожились офицеры КГБ и язвили бывшие соотечественники.

Наши за рубежом.
По этому поводу в свое время шутили юмористы, тревожились офицеры КГБ и язвили бывшие соотечественники.

Планета становится все теснее, и в поисках хорошей жизни и зарплаты (рыба ищет где глубже, а человек - где лучше) люди перемещаются по странам и континентам. Но здесь мы не будем говорить о «брейн-дрейне» - утечке мозгов отечественных интеллектуалов на Запад. Посмотрим на простых работяг и ближе – на Корейский полуостров.

Южная Корея - работа именно в этой стране в связи с очевидной географической близостью очень актуальна для жителей Приморья. В местных рекламных газетах имеется множество предложений по трудоустройству за рубежом. Многие выезжающие на заработки действительно верят в то, что российская фирма, отправившая их в Южную Корею, официально устроит на работу.

Однако есть одно «но» - легальных рабочих мест для россиян в Стране утренней свежести нет. Наше государство не входит в число стран, с которыми у Республики Корея существуют двусторонние договоры,  по которым для граждан этих стран выделяются квоты на открытие рабочих виз. То есть россиянину въехать в Корею на заработки можно либо туристом и трудиться нелегально, либо в качестве стажера - об этом ниже. Те фирмы, которые обещают официально, с рабочей визой или последующим оформлением таковой устроить на работу, попросту вас обманывают.

СПАТЬ НА ПОЛУ, ЕСТЬ НА ПОЛУ…

Объявление в газете: «Трудоустройство в Ю. Корее, работа на промышленных предприятиях, 10-12-часовой рабочий день, зарплата 900 - 1050$». Звоню узнать - что и как. Фирма оказалась порядочной, сразу предупредили: «Работать будете нелегально. Требуемые документы - загранпаспорт, фотография и справка с места работы. Стоимость услуг -  450$ во Владивостоке и 200$ по прибытии в Корею. Отправляем по 14-дневной туристической визе, устраиваем на работу».

Связался с одним из наших «там», текст его письма буду приводить и далее.

- Я моряк, работал по контрактам в иностранных компаниях, с работой за границей знаком. После очередного рейса компания обещала снова отправить меня на заработки, но что-то не получилось, и на восьмом месяце ожидания я позвонил по объявлению «работа в Японии». Оказалось, что отправиться в Японию временно невозможно, но есть вариант в течение недели уехать в Корею. Спросил, будет ли контракт с работодателем? Сказали – будет, приносите деньги и загранпаспорт. Контракт на три месяца, его при желании можно продлить. Этот контракт оказался просто бумагой, в которой говорилось, что я заплатил и они, то есть российская фирма по трудоустройству, обязуются найти мне работу.

Я улетал во время тайфуна летом 2001 года. Представитель фирмы ждал меня в аэропорту. Паспорта и визы до отлета так и не увидел, сама виза оказалась туристической, сроком на 14 дней. Нас было пять человек - из Находки, Уссурийска и Владивостока. В Сеуле встретил «агент», взял с нас по 200$ и на микроавтобусе привез на маленький завод по сборке мебели. Выделили вагончик - спать на полу, есть на полу, такая вот половая жизнь. По-английски из нас никто не говорил. Хорошо еще, что там работали два узбека, они переводили нам команды корейских патронов. Вот уже второй год я - нелегал. Здесь, в Корее, работают китайцы, филиппинцы, бангладешцы, ямайцы, узбеки, монголы, казахи, индонезийцы, бирманцы, но легальных рабочих среди них нет.

«…Правило: там хорошо, где нас нет, - в основном верное. Хотя ребята прибегали - есть места, где нас нет, а там все-таки не очень хорошо. И населения тоже много, и оно все хитрое, и тоже себе думает: «Там хорошо, где нас нет», - и сюда смотрит. Сюда смотреть не надо. Мы знаем, как здесь…»
Михаил Жванецкий

АДСКАЯ РАБОТА И ВИРТУАЛЬНЫЕ ОТДЫХ

Олег, приморский нелегал в Корее:
- Работать я начинал в районе города Уиджанкбу, там много текстильных и мебельных заводиков. Зарплата в том районе не превышает 900$ в месяц при 13-14-часовом рабочем дне. Через четыре месяца уехал в другой город - работа оказалась очень трудной и, по корейским расценкам, малооплачиваемой. Проблем с пониманием не возникло, в корейском языке много разных наречий, корейцы сами часто не понимают друг друга и во время разговора дополняют слова жестами. Первое время жесты стали моим единственным средством общения.
Никаких документов для устройства на работу не требуется - хозяину достаточно просто имени, чтобы записать, что такой-то человек у него работал. Весной, летом и осенью найти работу просто - достаточно пройти по улице, и вам что-нибудь предложат. Индустриальная зона в районе Сеула размерами примерно с Находку. Расстояние между заводами не более одного-двух метров, плотность очень высокая, и всем нужны рабочие. Чем работа труднее физически, тем выше оплата. 70 процентов предприятий специализируются на строительстве. На стройках платят больше, но на  зиму строительство «замораживается», и все рабочие-корейцы до весны идут на заводы. Наши остаются месяца на три без работы, пьют корейскую водку и перебиваются разовыми заработками. Молодежь проводит время в компьютерных клубах. Кстати, водка и Интернет стоят примерно одинаково - 80 центов бутылка водки или 1 час работы в Сети.

РОССИЙСКИЕ ПРОСТИТУТКИ СТАНОВЯТСЯ К СТАНКАМ

Подавляющее большинство свободных вакансий в Корее лежит в «3D» секторе труда. Сокращение «3D» произошло от начальных букв английских слов «dirty» - грязный,  «difficult» - тяжелый и «dangerous» - опасный. В основном это те рабочие места, на которые неохотно идут местные жители. На предприятиях Южной Кореи широко используется система найма иностранных стажеров или учеников. Это «новшество» получило всеобщее осуждение в мире как нарушающее основные права человека, эту систему часто называют «современным рабством». Используя статус подмастерья, хозяин платит такому иммигранту гораздо меньше, чем тот может заработать нелегально. Поэтому стажеры часто убегают с фабрик и пополняют «черный рынок» рабочих рук.

На вопрос «В» о россиянах «у них» Чой Джэ Кын, генеральный консул Республики Корея во Владивостоке, ответил: «На конец ноября 2002 года в Южной Корее проживало 14 тысяч граждан России, в том числе 4400 – нелегально (или около 30 процентов). В связи с наметившейся тенденцией мы отныне намерены ужесточить оформление виз для российских граждан, уезжающих работать в Корею. Тем не менее, несмотря на то, что российская пресса активно пишет о негативных явлениях, связанных с работой и проживанием русских в Республике Корея, особой проблемы не существует. Число нарушений трудовых прав российских иммигрантов незначительно…»

По некоторым данным, в настоящее время в Южной Корее находится около 350 тыс. иностранных рабочих. Они составляют 2,5 процента из всех рабочих, а нелегально проживает и трудится три четверти из них.

Олег, наш человек в Южной Корее:
- Русских девушек, задействованных в ночных клубах, официальные власти нелегалами не считают. Однако известно, что половина из них сбегает с контрактов за принуждение к сексу. «Может быть, в Корее и есть клубы, где не надо оказывать секс-услуги. Может быть... Наверное, я попадала все время не туда» - цитата из письма одной из девушек. Владельцы клубов не подают на сбежавших в розыск, потому что тогда возникнут проблемы у самих хозяев. И россиянки, по документам работающие в клубе официантками или танцовщицами, в итоге «красуются» на заводах.

НА КУХНЕ – КАК ДОМА

Недавно корейский журнал «Хангёре 21» изложил позицию нового президента Южной Кореи Ро Му Хёна. Раньше корейский лидер выступал против легализации труда иностранных рабочих: якобы людям с рабочей визой необходимо увеличивать размер заработной платы. А это непосильным бременем ляжет на плечи мелких корейских предпринимателей. Однако, Ро Му Хён «более тщательно рассмотрел эту проблему и несколько изменил позицию насчет легализации иностранных рабочих и пришел к мнению, что есть возможность ввести систему найма иностранной рабочей силы, не повышая планку заработной платы».

О жизни в Корее, естественно, лучше всего скажет тот, кто там живет. И вновь даем слово нашему человеку в Корее:

- Главная проблема - это ожидание облав со стороны иммиграционной полиции, но вот уже идет второй год жизни здесь - облав я не видел, хотя слухи ни на один день не прекращаются. Если иммиграционные власти поймают меня на предприятии, хозяин заплатит большой штраф. В прошлом году в Республике Корея провели первую в истории страны легализацию. Нелегалов зарегистрировали по месту работы и разрешили работать до марта 2003 года - при условии не менять места труда. Многие не стали рисковать, наплевали на, как им кажется, «замануху» и остались нелегалами. По просьбе представителей малого и среднего бизнеса сейчас продолжается повторная легализация для тех, кто зарегистрировался в прошлом году и не сменил место работы. Предприятия без нас, нелегалов, обанкротятся - так и говорится в заявлении владельцев компаний с дешевой рабочей силой к президенту.

Здесь можно жить в вагончике при заводе,  который и так становится тебе вторым домом, но зарплата при этом будет меньше. Сейчас я в общежитии (по-корейски – «кощивон») снимаю комнату размером с каюту, больших в «кощивонах» просто не бывает. Семейные снимают квартиры размером с российскую кухню, примерно 10 квадратных метров. Но это не унижение - точно так же живет и большинство простых корейских работяг. Стоимость жилья от 120 до 180 долларов в месяц. Уезжать отсюда никто не хочет. Даже если не все устраивает, люди говорят, что в России было много хуже. Здесь есть работа, здесь можно жить, «особо не напрягаясь». Ходить по ночным клубам и ресторанам, покупать все, что пожелаешь.

РАЙ БЕЗ ОБЛАВ

Как видим, жить и работать «без прописки» в Республике Корея можно. Тем более что правительство страны понимает проблему и делает послабления нелегалам - с 13 января по 22 февраля 2003 года иммиграционная служба Республики Корея  принимает заявления у иностранных рабочих, желающих продлить свое пребывание в Корее до 31 марта 2004 года. Но остается вероятность во время облавы (а они все-таки бывают) попасть в руки полиции, причем штраф за нелегальное пребывание в стране серьезный – за один год вольной жизни можно «попасть» на 1000000 вон (по курсу примерно 830$). Нет никаких гарантий, что хозяин будет вовремя выплачивать оговоренную сумму заработной платы или вдруг не откажется от выплаты сверхурочных. Много всего может случиться – все-таки чужая страна, другие законы и обычаи. Тем не менее число россиян в Южной Корее не уменьшается.

Приморцы по своей собственной воле и в силу низкого уровня жизни на родине стали востребованными винтиками в глобальном механизме распределения азиатского рынка труда. Скажем, наши люди собирают мебель в Южной Корее и получают за это неплохие деньги. Эта мебель привозится в Россию и благодаря относительной дешевизне здесь с успехом продается. Прибыль получают корейские предприятия и - в виде налогов – наше государство. Но кто нам объяснит, почему такая хитромудрая экономика возможна «там» и невозможна «здесь»?

Автор : Андрей ГОРЯЙНОВ, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Горячо поспорили

Вчера состоялась встреча депутата Государственной думы Светланы Горячевой с депутатами законодательного собрания Приморского края.

Больше светлых голов?

Студенты Дальневосточного госуниверситета поддерживают марку крупнейшего дальневосточного учебного заведения и постоянно держат руку на пульсе событий. Как выяснилось при специально проведенном на днях опросе, большинство студентов вуза (34 процента) поддерживают технологию клонирования человека.

Кузница знаменитостей № 17

Артемовской школе № 17 исполнилось 50 лет. Полвека это учебное заведение исполняет свое благородное предназначение - готовить подрастающее поколение для «большой жизни».

«Горьковская» премьера

Сегодня в академическом театре драмы им. Горького премьера. Зрителей ожидает встреча с комедией итальянских авторов Дж. Маротта и Б. Рандоне “Утешитель вдов”.

Жертвы циклона

29 января во второй половине дня в результате обледенения в штормовую погоду потеряла управление и затонула российская рыболовная шхуна «Кари-мару», принадлежащая ЗАО «Азиатско-Тихоокеанская рыбная компания». На небольшом судне (длина 31,5 метра, ширина 5,64 метра) находились 15 человек.

Последние номера