Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

Тайны цитадели

В эти дни страна отмечает одну из самых памятных дат – годовщину Сталинградской битвы. Ровно 60 лет назад, 2 февраля 1943 года, завершилось сражение, длившееся без малого 200 дней! Наш корреспондент побывал в Центральном архиве Министерства обороны. Его рассказ – о неизвестных эпизодах участия воинов нашего края в битве на Волге, роли Дальневосточного фронта в важнейших сражениях Великой Отечественной войны.

В эти дни страна отмечает одну из самых памятных дат – годовщину Сталинградской битвы. Ровно 60 лет назад, 2 февраля 1943 года, завершилось сражение, длившееся без малого 200 дней! Наш корреспондент побывал в Центральном архиве Министерства обороны. Его рассказ – о неизвестных эпизодах участия воинов нашего края в битве на Волге, роли Дальневосточного фронта в важнейших сражениях Великой Отечественной войны.

Есть в истории Великой Отечественной войны одна загадка, которая ставит в тупик даже видавших виды специалистов. До сих пор мы не имеем целостной, или, выражаясь современным языком, концентрированной оценки участия частей и соединений с Дальнего Востока в начальных этапах войны.

Откроем, к примеру, энциклопедию “Великая Отечественная война 1941-1945” (год издания 1985-й)... Внушительный фолиант содержит огромный массив информации. Хроника боевых операций, персоналии, иллюстрации, карты сражений…...

На стр. 229 – соответствующая статья. Точнее, крохотная, в 48 строк, заметка, в которой скупо и предельно лаконично сообщается, что в годы войны из состава Дальневосточного фронта на советско-германский фронт направлены 23 дивизии, 19 бригад, авиачасти, а также свыше 100 тыс. человек маршевого пополнения.

Куда, на какие фронты – ни слова. Нет ссылок ни в статьях, посвященных конкретным боевым операциям, ни в других материалах, прямо или косвенно касающихся дальневосточных частей. Нет, наконец, их номеров, даже не указывается, в состав каких армий входили.

Об иных дивизиях и даже полках в энциклопедии обстоятельные, исчерпывающие статьи, а тут без “привязки” целый фронт.

Что это - случайность, недоработка историков? Или такой секрет, что до сих пор не вышли сроки разглашения?

Все гораздо проще. И в то же время сложнее, трагичнее.

1. НОВЫЙ КОМАНДУЮЩИЙ. БИТВА ЗА МОСКВУ

В феврале 1941 года на Дальний Восток прибыл новый командующий – генерал армии И. Р.  Апанасенко.

Сталин долго колебался: кого назначить? Провокации японской военщины на Хасане летом 1938 года и через год у реки Халхин-Гол недвусмысленно давали понять, что со стороны самураев можно ожидать и более серьезных вылазок. В конфликте на Хасане командование Дальневосточным фронтом в лице маршала Блюхера оказалось не на высоте. Его сменил герой испанской войны Штерн, но вскоре был отозван в Москву.

После долгих “за” и “против” Сталин решил остановиться на кандидатуре Апанасенко.

Этому военачальнику в нашей истории решительно не повезло. В отличие от своих предшественников - Блюхера и Штерна он практически неизвестен.

В энциклопедиях (как военных, так и общественно-политических) о нем так же, как и о его фронте, говорится скупо и лаконично. Служил там-то и там-то, командовал, перемещался, награждался…... И ни одной (подчеркиваю, ни одной!) формулировки оценочного характера.

Это тем более удивительно, что его дальневосточные сослуживцы подобного ранга вниманием не обойдены.

Так, сменивший Апанасенко на посту командующего генерал Пуркаев – “талантливый полководец и умелый организатор, много сделал для повышения боеготовности”. Командующий ТОФ адмирал Юмашев “внес большой вклад  в развитие и укрепление флота, военно-морской обороны на Дальнем Востоке”.  Кстати, флот в годы войны находился в оперативном подчинении Дальневосточного фронта. Выходит, комфлота вносил, а вышестоящий начальник нет?

В музее ДВО, в Хабаровске, многим военачальникам (Серышеву, Уборевичу, Блюхеру и др.) посвящены обширные экспозиции, отлиты бюсты в металле. Наш же герой удостоен лишь портрета в лубочном исполнении да… пары строк в документальном сборнике “Краснознаменный Дальневосточный”.

Иосиф Родионович - из донских казаков, родился в селе Митрофановском в 1890 г. (по другим источникам - в 1893-м). Прошел первую мировую, полный георгиевский кавалер. В первые дни советской власти односельчане избрали его военкомом, затем он возглавил один из первых на Дону партизанских отрядов. В гражданскую войну слыл одним из лучших кавалерийских командиров, в Первой Конной армии командовал дивизией, удостоен трех орденов Красного Знамени (на всю Красную Армию было всего 50 человек, награжденных трижды. – Прим. авт.)

В 1925-м Апанасенко руководил наведением порядка в уже тогда мятежной Чечне. Да так, что вплоть до войны к чеченскому вопросу больше не возвращались. В начале 30-х годов закончил Академию имени Фрунзе, после чего стал быстро подниматься по служебной лестнице. В 1935-37 гг. был назначен заместителем командующего Белорусским военным округом, с 1938 года – переведен командовать Среднеазиатским военным округом.

Слыл он человеком редкой храбрости и отваги, в то же время был невероятно крут. За малейшую провинность наказывал, невзирая на ранги, и отстаивал свое мнение. По этой причине оказался на Дальнем Востоке.

Получив новое назначение, с ходу взялся за наведение дисциплины и подъем боеготовности. Параллельно большое внимание уделял улучшению коммуникаций. Опыт Хасана и Халхин-Гола показал, что именно дороги  были самым слабым местом.

Денно и нощно воины фронта вели их строительство. В частности, ныне хорошо известная тысячекилометровая трасса от Хабаровска до Белогорска – творение рук, точнее, приказов генерала Апанасенко. Справедливости ради следует сказать, что это была инициатива не только нового командующего. Устроенный по итогам Хасана Сталиным грандиозный разбор полетов завершился принятием постановления “в кратчайшие сроки выправить ситуацию”. Другое дело, что новый командующий оказался именно тем человеком, который смог справиться с задачей.

С его назначением Москва одновременно обновила и штаб фронта. Во главе управлений и армий были поставлены такие же, как и он, энергичные, деятельные командиры. Начальником штаба фронта стал генерал-лейтенант И. Смородинов (ранее был заместителем начальника Генерального штаба), командующим ключевой 25-й армией – генерал-лейтенант Ф. Парусинов (ранее командовал армией на Украине), его замом стал генерал-майор С. Мамонов, известный впоследствии военачальник.

В условиях надвигавшейся войны Москва прилагала все усилия для укрепления дальневосточных рубежей. От Посьета до верховьев Амура шла гигантская, но внешне почти незаметная работа. Порох здесь оставался сухим, но очень скоро, спустя всего несколько месяцев после начала Великой Отечественной представилась возможность проверить в деле войска обновленного фронта.

В начале октября 41-го года на советско-германском фронте разразилась невиданных масштабов катастрофа. Под Вязьмой были разгромлены многие наши армии, сотни тысяч солдат и офицеров попали в плен. Внезапно дорога на Москву оказалась открытой. И тогда Сталин решился на последний резерв – дивизии Дальнего Востока.

Риск был огромный. А вдруг японцы, обнаружив оголенные позиции, нарушат договоренности? Но иного выхода не было. В условиях максимальной секретности соединения по Транссибу были переброшены на запад. Героические усилия подоспевших дивизий во взаимодействии с другими частями решили исход боев.

Дальневосточники сражались на важнейших направлениях московской обороны. Самые критические – можайское и истринское - защищали 32-я и 78-я дивизии полковников В. Полосухина и А. Белобородова. Первая прибыла с Хасана, вторая – из Уссурийска.

Против воинов Полосухина наступление вели четыре (!) дивизии, две из них - танковые. Это были отборные, элитные части Гитлера. Прорви они тогда в суровые ноябрьские дни оборону - и… через день-другой немецкие танки были бы на Красной площади.

Сложнейшей была ситуация и у Белобородова, на которого враг также бросил лучшие части. Позже станет известно, что обозы наступавших везли комплекты специального обмундирования для парада немцев на Красной площади 7 ноября.

Сковав значительные силы, обе дивизии выстояли. Одними из первых в Красной Армии они были удостоены звания гвардейских.

Также стояли насмерть под Москвой и другие дальневосточные части: 112-я и 58-я танковые дивизии А. Гетмана и А. Котлярова, стрелковые: 413-я А. Терешкова, 415-я Г. Латышева, 239-я Г. Мортиросяна и еще одна танковая - 107-я П. Домрачева (последняя была направлена на запад еще в июле).

Над внезапным появлением у стен Белокаменной новых частей долго потом ломали голову гитлеровские генералы. Столько боеспособных резервов, по данным немецкой разведки, у русских уже не должно было быть.

Между тем в анналы истории (по большей части в мемуарах отдельных военачальников и некоторых литераторов) апанасенковский резерв вошел как восемь сибирских дивизий. Почему не дальневосточных? Это - из той же оперы и тоже предмет отдельного разговора.

2. ДИРЕКТИВА СТАЛИНА

На Дальнем Востоке требовалось в кратчайшие сроки заполнить образовавшийся вакуум. Тем более что возможной агрессии японцев с повестки дня никто не снимал. Но не так-то просто было подобрать новых командиров, обеспечить личный состав. Военкоматы в первую очередь выполняли задачу пополнения частей, воюющих на западных фронтах. Поступавшего из Сибири и других регионов маршевого пополнения было явно недостаточно. А посему под ружье здесь, на Дальнем Востоке, ставились все, кто не имел брони. Каждый человек, каждый пулемет, штык, каждый патрон были  на вес золота.

В силу полномочий командующего фронтом Иосиф Родионович имел в регионе практически неограниченную власть. Подключал к решению задач фронта партийные, советские органы. Особо не церемонясь, вторгался в компетенцию всесильных в те годы НКВД и знаменитого колымского “Дальстроя”. С последним вел длительную (и небезопасную!) борьбу, добиваясь освобождения не особо проштрафившихся “врагов народа” на предмет зачисления в воинские части. Забегая вперед, замечу, что эта инициатива дорого обойдется генералу…...

Но это будет потом, а пока мужественный, не щадивший себя и подчиненных военачальник делал все, чтобы как можно быстрее закрыть бреши и поднять боеспособность вновь создаваемых частей. Командующий не уставал напоминать своим офицерам, что в любой момент Ставка снова может потребовать их войска на западный фронт. И как в воду глядел.

Весной 1942 года в Крыму и под Харьковом советские войска потерпели тяжелейшие поражения. Опять, как под Вязьмой, были разгромлены целые армии, в плену оказалось несколько сот тысяч человек.

Получив оперативный простор, немецкие армии начали наступления на Кавказ и устремились к Волге...

В Ставке проанализировали ситуацию и убедились, что для закрытия брешей полноценных резервов нет, а новые еще в стадии формирования. Тогда Сталин распорядился начать переброску дивизий с восточных рубежей.

Начальник Генерального штаба Василевский связался с Апанасенко и приказал срочно подготовить к отправке на южное направление 10-12 соединений.

В Центральном архиве Министерства обороны РФ сохранился текст этой директивы. Ввиду исключительной важности документа привожу его полностью:

“Отправить из состава войск Дальневосточного фронта в резерв Верховного Главнокомандования стрелковые соединения:

205 стр. дивизию - из Хабаровска
 96 стр. дивизию - из Куйбышевки, Завитой
204 стр. дивизию - из Черемхово (Благовещенск)
422 стр. дивизию - из Розенгартовки
 87 стр. дивизию - из Спасска-Дальнего
208 стр. дивизию – из Славянки
126 стр. дивизию - из Раздольного, Пуциловки
 98 стр. дивизию - из Хороля
250 стр. бригаду - из Биробиджана
248 стр. бригаду - из Занадворовки (Приморье)
253 стр. бригаду - из Шкотово”.*

Обнаружение текста директивы позволяет помимо всего прочего установить точное количество частей, ушедших тогда с Дальнего Востока. До сих пор в этом вопросе не было ясности. Даже составители уже упоминавшегося сборника “Краснознаменный Дальневосточный” (Воениздат, 1985), считающегося наиболее полным исследованием истории округа, почему-то “запамятовали” 205-ю дивизию.

3.  И СПЛЯСАЛ ГЕНЕРАЛ КАЗАЧКА

Газетная площадь не позволяет подробно рассказать обо всех 11 соединениях, готовившихся ко второму апанасенковскому броску на запад. Остановимся лишь на одном из них – 126-й стрелковой дивизии.

Формировалась она в сентябре 41-го на станции Мучная из маршевых рот, прибывавших из Среднеазиатского военного округа. Затем ее части были передислоцированы в населенные пункты Уссурийского района – Пуциловку, Проточное, Богатырку, Корсаковку, Борисовку, Улитихеза и на станцию Раздольное.

Штаб обосновался в Пуциловке. «Много сил, - гласят архивные документы, - положили части дивизии на оборудование своих расположений. Никто, кроме размещенных в большой деревне Борисовке и военном городке в Раздольном, жилых домов не имел. Несколько легче было частям, расположенным в районе Пуциловки, где были ранее построены, хотя и в недостаточном количестве, полуземлянки-полубараки. Остальные части в условиях суровой дальневосточной осени и зимы перенесли много лишений. Людям впервые пришлось жить под открытым небом, в земле, много работать и терпеть невзгоды походной жизни».

«В таком положении, - говорится далее в документах истории дивизии, - находились почти все дальневосточные соединения. Сложившиеся условия закаляли бойцов и командиров. Вот, кстати, почему в Великой Отечественной войне дальневосточники и сибиряки показали себя самыми стойкими и боеспособными воинами…».**

126-я была любимым детищем командующего. Дивизию возглавил полковник В. Сорокин – мужественный, отважный командир, по праву считавшийся одним из лучших офицеров фронта. Политическую работу обеспечивал батальонный комиссар Макаров (он первым из офицеров дивизии будет награжден за храбрость в боях). В ходе становления дивизии из нее буквально не вылезал заместитель командующего 25-й армией генерал Мамонов...…

Сначала дивизия была признана лучшей на армейских учениях, а затем - и на фронтовых. Незадолго до отправки под Сталинград ее посетил командующий. Как свидетельствует архив, Иосиф Родионович «остался доволен действиями частей дивизии. На одном из привалов он не удержался и вместе с воинами сплясал под баян казачка...…»***

Вряд ли в те минуты генерал и его солдаты могли помыслить, что видятся в последний раз…...

(Продолжение следует)

Редакция выражает большую признательность руководству Дальневосточного филиала “Альфа-банка” за содействие в обеспечении поездки корреспондента “В” в Центральный архив Министерства обороны РФ.

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ, «Владивосток», Москва – Подольск – Хабаровск

comments powered by Disqus
В этом номере:
В «Надежде» есть компас земной

В субботу из Владивостока вышел в очередной рейс учебный парусник «Надежда» Морского государственного университета имени адмирала Невельского. Впереди у «Надежды» - три океана и 14 месяцев рейса, два десятка заходов в порты разных стран мира, участие в торжествах по случаю 300-летия Санкт-Петербурга и различных регатах и гонках. Все это входит в план кругосветки российского судна.

Паруса Крузенштерна шумят над моей головой

На вопросы «В» отвечает капитан «Надежды» Владимир ВАСИЛЕНКО:

Морской Волков

В последнее время Юрий занимался своим здоровьем, вернее самой важной для художника его частью – зрением. Две операции подряд по удалению катаракты в принципе приковали его к врачебному кабинету. Несмотря на успешный результат, пациент обязан наблюдаться и проходить процедуры. Но звание «морского волка» Волков заслужил по праву. Это его вторая кругосветка. И как только он узнал о том, что «Надежда» собирается в плавание, стал собираться в путешествие. Вопрос о здоровье отпал сам собой. Врачам он написал «отказную» - всю ответственность беру, мол, на себя. Иначе и быть не могло.

Дипломатия восходящего солнца

С редкой страной у России такие сложные отношения, как с Японией: несомненные культурные симпатии и соседские отношения – с одной стороны, войны в прошлом и территориальные разногласия в настоящем – с другой. Ожидалось, что некоторые точки над i расставит долгожданный визит премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми в Россию. Но встречи японского руководителя с президентом РФ Владимиром Путиным и дальневосточным полпредом Константином Пуликовским оставили двойственное впечатление: дипломатические улыбки и некоторая ясность по частным вопросам не убрали камня преткновения – ситуации вокруг Южных Курил, они же – Северные территории.

Тайны цитадели

В эти дни страна отмечает одну из самых памятных дат – годовщину Сталинградской битвы. Ровно 60 лет назад, 2 февраля 1943 года, завершилось сражение, длившееся без малого 200 дней! Наш корреспондент побывал в Центральном архиве Министерства обороны. Его рассказ – о неизвестных эпизодах участия воинов нашего края в битве на Волге, роли Дальневосточного фронта в важнейших сражениях Великой Отечественной войны.

Последние номера