Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Культура, история

Книги, которые издаются в провинции

Лариса Сергеевна Трофимова по профессии учитель словесности. Теперь, правда, так не говорят. Но есть в этом звании нечто определяющее, потому что, читая ее «Книги мимолетных впечатлений», невозможно споткнуться о языковые неловкости и несуразности, которыми так часто грешат опусы многочисленных местных писателей последнего призыва. Наверное, при этом сказался не только тридцатилетний опыт преподавания русского языка, но и то, что называют писательским чутьем.

Лариса Сергеевна Трофимова по профессии учитель словесности. Теперь, правда, так не говорят. Но есть в этом звании нечто определяющее, потому что, читая ее «Книги мимолетных впечатлений», невозможно споткнуться о языковые неловкости и несуразности, которыми так часто грешат опусы многочисленных местных писателей последнего призыва. Наверное, при этом сказался не только тридцатилетний опыт преподавания русского языка, но и то, что называют писательским чутьем.

Нынче каждый может издать собственную книгу – в Находке это сделать довольно просто, были бы деньги. Но не каждому есть что сказать. Лариса Трофимова в силу жизненных обстоятельств около семи лет прожила во Вьетнаме, и одна из ее книжек так и называется – «Мой Вьетнам. Узнаваемый и непознанный». Честно говоря, именно за прочтение этих очерков я взялся в первую очередь. В свое время довелось побывать в журналистской командировке именно в тех местах, о которых идет речь, - Хайфон, Ханой, Дананг. Но очень скоро я поймал себя на том, что вовсе не географические совпадения привлекают меня, а тонкость и выразительность наблюдений, узнаваемые характеры, желание постичь психологию людей, живущих в далекой и загадочной стране. Причем  не в массе, а каждого в отдельности. «Смогу ли я передать ощущение, которое испытывает человек, прикоснувшись к тайне, - спрашивает себя автор. – А может быть, это тайна только для меня?».

Ветка мандаринового дерева – своеобразное культовое украшение вьетнамского дома во время празднования Нового года, который здесь называют Тэт. Вначале, как призналась автор, она и предполагала назвать свою первую книжку «Мандариновое дерево». Но постеснялась – слишком уж явный был экивок на произведения маститого журналиста-международника Всеволода Овчинникова «Корни дуба» и «Ветка сакуры». Но тем не менее  «Мой Вьетнам» оставляет острое ощущение национального вьетнамского колорита, который дается приезжему не сразу и не всегда. Книгу о Вьетнаме можно считать наиболее удавшейся из ее произведений.

Другая часть заметок об образе жизни другого народа – «Смотрю Америку». Автор определяет их как «много скучных размышлений об Америке и американцах», показывая непохожесть американцев на других. У них какое-то островное мышление, они не мучаются в поисках истины, им и так хорошо. А истину они оставляют богу. Зато американцы так смогли обустроить свою жизнь, чтобы не было бытовых проблем. И все, о чем написано в книге «Смотрю Америку», так не похоже на слащавую «Санта-Барбару». Хотя и в реальной Санта-Барбаре в Калифорнии Лариса Трофимова увидела культовое дерево, на которое рекомендуют обратить внимание все путеводители – фиговое (Moreton Bey Fig).  Здесь другие деревья и - другой ритм жизни.

Увидено много, но, как сказано в финале,  отчего-то количество вопросительных знаков возрастает. Наверное, вся наша жизнь – это сплошной вопросительный знак, потому что именно русские люди пытаются во всем найти истину, которая, вероятно, непостижима.

В числе достоинств Ларисы Трофимовой – неугасаемый интерес к людям, ко всем, кто ее окружает. И одну из своих книг она назвала «Такие простые истории». Это рассказы для внуков, заметки о жизни, о любви, о друзьях, впечатления о произведениях искусства. Особая страничка – «Мои маленькие открытия». Здесь - умение увидеть исключительное в людях, которые рядом.

Автор умеет быть предельно деликатным: «Многие истины приходят к людям как откровение. Видимо, эти озарения посещают людей пожилых и детей. Дети что-то знают, хотят объяснить нам, мы же не понимаем их, а своими поучениями заглушаем открывшееся им».

И вот еще. Нельзя было не сказать и о том, что художественное оформление книг Ларисы Трофимовой обеспечила талантливая художница Марина Мышако, удивительное изобразительное чувство которой оценили как простые зрители, так и профессионалы, пришедшие на выставку ее работ, которая проходила в музейно-выставочном центре Находки.

Автор : Виталий ТУЗЮК, «Владивосток»

В этом номере:
Мандельштама прячут от вандалов

Многострадальный памятник многострадальному Мандельштаму будет перенесен в сквер ВГУЭС. Распоряжение на этот счет подписал мэр Владивостока Юрий Копылов.

Армагеддон неизбежен?

На 2003 год сотрудниками МЧС России прогнозируется увеличение частоты неблагоприятных краткосрочных явлений, а именно внеурочных периодов аномально теплой погоды и заморозков, сильных ветров и снегопадов. Помимо всего вышеперечисленного в этом году дальневосточникам обещаны лесные пожары, наводнения, паводки, землетрясения и техногенные катастрофы. Причем наводнения, вызванные летними паводками в бассейне реки Амур, “могут носить разрушительный характер”. Среди восточных регионов страны, страдающих от последствий потопов, особо выделено Приморье. Дополнительно специалисты министерства отмечают, что хотя “районы и время возникновения этих ЧП в целом остаются неизменными, просматриваются тенденции возрастания масштабов их последствий.

Остров везения

На одной из отдаленных территорий Владивостока, острове Попова, началась реализация социальных программ администрации города, запланированных на 2003 год.

Мозги поднялись в цене

11 января премьер-министр РФ Михаил Касьянов подписал постановление, на основании которого будет повышена ежемесячная доплата за ученую степень. Теперь кандидаты всевозможных наук будут получать 900, а доктора – 1500 рублей. Таким образом, доплата за ученую степень увеличилась ровно в три раза.

Чтоб на одни шесть тысяч!

За минувший год средняя заработная плата арсеньевцев выросла на 54 процента при общекраевых показателях в 34 процента. Хотя и сегодня она ниже среднеприморской более чем на 1000 рублей, но все же 3200 рублей - это не 2000, с какими город «распечатал» год уходящий.

Последние номера