Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

Юрий Копылов: Мы требуем только того, что положено!

Одна из давних традиций нашей редакции – приглашать в гости заметную фигуру, будь то политик, бизнесмен или актер, и целым коллективом «пытать» его час или два. Разговор с очередным гостем «В» растянулся почти на три часа, и неудивительно – им стал Юрий Копылов, глава администрации Владивостока. Повода для беседы искать не пришлось – через неделю исполнится ровно четыре года, как Копылов руководит Владивостоком. Городом сложным, многоплановым, разным. Одним из тех, к которым приковано внимание всей страны.

Одна из давних традиций нашей редакции – приглашать в гости заметную фигуру, будь то политик, бизнесмен или актер, и целым коллективом «пытать» его час или два. Разговор с очередным гостем «В» растянулся почти на три часа, и неудивительно – им стал Юрий Копылов, глава администрации Владивостока. Повода для беседы искать не пришлось – через неделю исполнится ровно четыре года, как Копылов руководит Владивостоком.  Городом сложным, многоплановым, разным. Одним из тех, к которым приковано внимание всей страны.
А вопросов к градоначальнику – удобных, неудобных, риторических, скользких, философских, частных, – думаем, было бы достаточно у любого жителя краевого центра.

- Юрий Михайлович, сейчас у вас самая «страда» - определяется размер доходной части бюджета Владивостока. Не секрет, что по этой линии давно наметился конфликт городской и краевой администраций – Владивосток, как и любое другое богатое муниципальное образование, склонен считать, что его обделяют. С каким бюджетом краевой центр войдет в 2003 год?

- Начнем с того, что с территории под названием «Владивосток» сегодня собирается почти 13 миллиардов рублей налогов. Из этой зарабатываемой городом суммы нам остается 3-3,1 миллиарда. А по-хорошему городу требуется 5 миллиардов.

У меня нет никакого, как говорят, противостояния с «Белым домом». Я требую одного – положенных Владивостоку, городу-донору, бюджетных денег. Во времена Наздратенко и Черепкова при всех их трениях городу оставлялось 69 проц. средств. Сейчас же оставляется всего 24 проц. из моих же денег. Что же я после этого миловаться с ними буду?

К счастью, депутаты законодательного собрания от Владивостока со мной солидарны. Так что посмотрим, как в итоге завершится распределение средств. Если депутаты свое слово сдержат, бюджет Владивостока составит около 4,5 миллиарда рублей. Если этого не произойдет, значит, и эти депутаты окажутся, не побоюсь их так назвать, болтунами.

- В администрации Владивостока не первый год идут организационные перетряски. В то же время многие скептики не верят в эффективность любых реорганизаций. К тому же периодически появляются сведения о неоправданной раздутости бюрократического аппарата администрации…

- За первый год моей работы на этой должности я сократил около шести тысяч – мне в наследство досталась какая-то управленческо-хозяйственно-дворническо-сапожническая администрация, в ней было все. Мы начали упорядочивать эту огромную структуру, распределять зоны ответственности. Работа идет до сих пор - в этом году сокращено примерно 500 человек, в следующем планируем ужать аппарат еще на 400 человек. По всем нормам можно  было бы держать 2500 сотрудников, но мы оставим только 1500.

Скорее всего, с нового года исчезнут такие службы, как городское управление ЖКХ, управление благоустройства. Жителям нужна служба единого заказчика, которая бы комплексно решала возникающие проблемы и собирала деньги. А то сейчас иногда не поймешь, какой дворник должен чистить конкретную лестницу.

- Когда вы решили ликвидировать районы Владивостока как относительно самостоятельные образования и добились включения их в собственно городскую администрацию, не все поддержали эту инициативу. Так, Фрунзенский район до сих пор отстаивает свою самостийность. Не ухудшает ли «районная» неразбериха управляемость территорий?

- Мы решили пересмотреть роль районов потому, что все изменилось. Когда я был первым секретарем Первомайского райкома, экономика одного этого района была сравнима с сегодняшней экономикой целых регионов. Стыдно об этом говорить, но факт: сейчас мы живем в основном за счет товарооборота и сферы услуг, промышленность толком не работает. При плановой системе сверху отпускали деньги и требовали с секретарей освоения средств. Сейчас, наоборот, денег никто не дает, но никто и не спрашивает, как живем.

Поэтому в начале 1999 года мы стянули органы соцобеспечения всех пяти районов и создали единую службу, горсобес. Затем замкнули и все школы на городской отдел народного образования, после этого - поликлиники, роддома и так далее. В районной администрации уже мало что решалось, бюджета не было, и люди в итоге приходили со своими проблемами в мэрию. Терпел я это три года, потом собрал районных глав: не надоело лодырничать, мужики? Мало того, сейчас уже, наверное, можно об этом говорить, – у каждого из них была собственная милиция! 15-20 офицеров (от капитана и выше), которым глава района давал свои задания. У районных администраций, которые теперь называются управлениями и находятся в структуре городской администрации, остались диспетчерские службы, функции санитарного содержания территории и др.

 - Поговорим о вещах, более близких рядовым владивостокцам. Сотрудниками мэрии и вами лично не раз озвучивались самые различные проекты - деловые, транспортные, развлекательные, - реализация которых сделала бы жизнь в нашем городе удобнее. Обоснованы ли обвинения в некотором прожектерстве? Например, поутихли разговоры о строительстве широко разрекламированной канатной дороги на Чуркин.

- Сразу же хочу сказать, что совместно с учеными мы разрабатываем перспективные планы развития Владивостока. В России о пятилетках забыли вместе с социализмом, а мы сразу же составили четырехлетний план. Сейчас разрабатываются планы до 2010 и даже 2100 года – никого из нас, ныне живущих, уже не останется, а документ будет действовать.

Что касается канатной дороги, то боюсь спугнуть, но все же скажу: в пятницу (разговор состоялся во вторник. – Ред.) должны появиться первые 5 миллионов долларов – решился на это один наш банк, не буду пока говорить, какой именно. Между прочим, в проектах у нас целая сеть канатных дорог: например, до Шаморы по «веревке» можно будет добраться за 18 минут прямо над Горностаем. Саму свалку, кстати, две иностранные фирмы вызвались «пережевать», оставив один песок, но с условием: что найдут – возьмут себе. Да пожалуйста!

- Юрий Михайлович, Владивосток – город уникальный во многих смыслах. В том числе потому, что в нем практически отсутствуют очистные сооружения и многотонные потоки всевозможной грязи выливаются прямо в море. Есть ли в этой области хоть какие-то подвижки?

- Кое-какие есть. Как я только что сказал, иностранцы готовы переработать нашу огромную свалку.

Вы знаете о том, что у нас на Де-Фризе в буквальном смысле делают из дерьма конфетку, а точнее – мазут М-40? Наши мужики запатентовали свою технологию и теперь там же гонят из этого мазута бензин, а лицензии продают японцам и корейцам. Уникальнейшая установка!

Но – чего скрывать - из 400 тысяч кубометров сбрасываемых ежедневно вод у нас очищается всего 13-17 тысяч. Когда к нам приезжал Владимир Путин, я передавал ему записки, однажды говорил об этой проблеме на заседании правительства, а сколько писал министрам и замминистрам! Это только федеральный бюджет может потянуть.

- Несомненно, одна из главных проблем Владивостока – транспортная. Совсем недавно прошла очередная акция протеста частных извозчиков, никуда не уходит проблема проезда льготников. Кроме того, город просто перегружен автомобилями и к тому же очень стеснен территориально, из-за чего пробки не рассасываются часами. Очевидно, необходимы масштабные развязки, новые дороги – так, был проект строительства скоростной магистрали вдоль Амурского залива. 

- Действительно, беда, которая нас всех может настигнуть, – это рост цен на билеты. Трамвайный билет, например, стоит 38 рублей, троллейбусный – 19 и т. д. Вы покупаете его за 5 рублей, а разницу гасим мы. Долго так продолжаться не может. Частные извозчики (а это около 600 автобусов разного калибра) кладут деньги себе в карман, но зато и никаких дотаций не имеют. Чтобы частные извозчики не выбрасывали ветеранов из автобусов, мы решили с горсоветом ветеранов покупать и выдавать им проездные. Там будет, конечно, определенный лимит на количество поездок, но зато проблема решится. 

С некоторых пор у нас действует альтернативный городской транспорт – специальная электричка, которую мы запустили совместно с железнодорожниками. Она работает неэффективно, но хоть как-то разгружает дороги. Есть еще одна идея – восстановить электричку «Вокзал - Чуркин», которая ходила в далекие партийные времена. Восстановим ее обязательно, более того – прорабатываем вариант пустить ее аж до 60-го завода, через Диомид.

Автодорогу вдоль Амурского залива мы проектируем. Кроме того, кто ездит на природу, видел, что восстановлена в карбышевском варианте дорога с «Дальхимпрома» на Горностай, прогрейдерована старая трасса параллельно проспекту 100-летия на «Заре» - улица Лесная, или, как ее называют, аллея любви.

Что касается Некрасовской развязки, то губернатор попросил нас передать строительство под его патронаж. Пожалуйста.

- Наши читатели бьют тревогу: говорят, что живописные деревянные дома в центре города неподалеку от главпочтамта будут снесены, а на их месте появится некий парфюмерный комплекс. Иркутск, например, гордится своей деревянной архитектурой, да и у нас заезжие туристы уже привыкли первым делом фотографироваться у этих домиков. Не потеряем собственную историю?

- Кирпич и камень хранить нужно, дерево – нет. Снаружи дерево всем нравится, а попробуйте поживите в этих домах! Никому не придет в голову сносить ГУМ или главпочтамт, но деревянные дома… В конце концов, они могут в один прекрасный день вспыхнуть и просто погубить людей.

- Вопрос из другой сферы. Владивосток активно поддерживает отношения с соседскими странами. С представителями каких государств сотрудничество получается наиболее гладким и выгодным?

- Тут схема предельно проста: мы работаем с теми, кто не блефует. С южными корейцами, например. Развиваются отношения с Китаем – когда приезжал Ли Пэн, я предложил ему построить гостиницу, и что вы думаете? Вскоре после его отъезда у меня в кабинете появился огромный двухметровый китаец с пакетом под мышкой: где строить будем? И вот сейчас строим в торце «Олимпийца» гостиницу чисто на китайские деньги. Так же, как на стадион «Строитель» уже на южнокорейские деньги наденем колпак и устроим крытый манеж - искусственный лед круглый год, трибуны на 4000 мест.

До революции во Владивостоке было 27 представительств иностранных государств. Сегодня только 16 – до того уровня нам еще карабкаться и карабкаться.

- На словах Владивосток так часто прочат в столицы то Дальнего Востока, то не существующей еще Тихоокеанской губернии и т. д., что в нашем городе возник даже особый «комплекс столичности». Оставим в стороне нью-васюкинские надежды, но когда у Владивостока появится заслуженный официальный статус столицы Приморского края?

- Владивосток сегодня, несомненно, столица географически, исторически, но не законодательно. Уже девять лет приморские депутаты не могут признать краевой центр столицей Приморья. А это автоматически добавило бы в бюджет города 200 миллионов рублей на исполнение столичных функций. У нынешних депутатов это намерение не пропало, дай бог, чтобы оно осуществилось.

Автор : Записал Василий АВЧЕНКО, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Почти рождественская история

«…А кто поверил, тому по подарку, чтоб хороший конец, как в кино…» - так пел Владимир Высоцкий. Герой нашей позавчерашней публикации, тридцатилетний житель Владивостока Сергей Лихобабин, сумевший предотвратить страшную трагедию на дороге и спасший совершенно незнакомых ему людей, вчера так до конца и не поверил в произошедшее уже с ним. Потому что, к сожалению, благородные поступки в наше время видим мы в основном в кино. Но все-таки есть в нашей реальной жизни и место подвигу, и благородному поступку.

По следам Арсеньева

На здании железнодорожного вокзала г. Дальнереченска недавно появилась памятная доска. Пассажиры в ожидании поезда нередко останавливаются перед ней. На граните выбиты слова: «На станции Иман (Дальнереченск) 27 (15) ноября 1906 года была завершена первая исследовательская экспедиция путешественника и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева».

Царству дракона – о царстве Христа

«Светом невечереющим…» - так называется книга, вышедшая небольшим тиражом – всего 500 экземпляров, которая уже стала библиографической редкостью.

Дистрибьютор, открой личико!

В последнее время развелось много разных людей, называющих себя дистрибьюторами, которые сбывают товары, подсовывают какие-то договоры и говорят: “Все, теперь вы независимый дистрибьютор и можете торговать”. Разъясните, пожалуйста, что это за должность такая – дистрибьютор, какие у него обязанности и можно ли с ними заключать договор или контракт. И. Рабинович, Владивосток

Так яйцо или курица?

Кинофестивали предполагают фуршеты и застолья. Многочасовые просмотры конкурсных кинолент, пресс-конференции, но уж вечером… сплошное неформальное общение. И, как это ни печально, но не фонтанируют знаменитости симпатиями к нашему брату журналисту. Одно слово– борзописцы…

Последние номера