Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

Тостер из восемнадцатого века

Почти десять лет назад сбылась давняя мечта Билла Верда – выйдя на пенсию, он смог купить в старинном районе г.Чарльстона (штат Южная Каролина) уютный деревянный домик 1716 года постройки, населил его не менее древней мебелью и вещами, благо, жена много лет держала небольшой антикварный магазинчик, и… переселился в восемнадцатый век. Впрочем, заглянуть сюда на часок-другой может любой желающий – три дня в неделю г-н Верд гостеприимно распахивает двери своего домика для туристов. Владивостокская делегация, побывавшая в г.Чарльстоне по гранту некоммерческой организации «Айрекс», также не преминула воспользоваться таким редким шансом.

Почти десять лет назад сбылась давняя мечта Билла Верда – выйдя на пенсию, он смог купить в старинном районе г.Чарльстона (штат Южная Каролина) уютный деревянный домик 1716 года постройки, населил его не менее древней мебелью и вещами, благо, жена много лет держала небольшой антикварный магазинчик, и… переселился в восемнадцатый век.
Впрочем, заглянуть сюда на часок-другой может любой желающий – три дня в неделю г-н Верд гостеприимно распахивает двери своего домика для туристов. Владивостокская делегация, побывавшая в г.Чарльстоне по гранту некоммерческой организации «Айрекс», также не преминула воспользоваться таким редким шансом.  

Этот двухэтажный серый дом с белыми квадратами окон, в густом переплете рам, внешне ничем не примечателен. На узенькой старой улочке есть здания и пофасонистее. Томас Эльф, известный чарльстонский мебельщик, предметы коллекции которого сегодня хранятся в лучших музеях Америки, строил жилье собственными руками и  в довольно аскетичном стиле, без всяких архитектурных излишеств: по две квадратные комнатки на этаже, каждая размером не больше 12 кв. метров. Но стоит только перешагнуть порог и услышать негромкий чарующий голос флейты, выводящей мотивчик из позапрошлого века, выхватить взглядом диковинных размеров буфет, легкий нотный столик, кресло - и вы уже не принадлежите дню нынешнему…

- Нам с женой нравится жить как бы в двух измерениях, - широко улыбается Билл Верд, облаченный в демократичную клетчатую рубаху с закатанными рукавами и светлые брюки. - У каждой старинной вещи, домашнего экспоната – своя судьба, история, особый аромат.

Действительно, чего только не увидишь в стенах этого особнячка: наряду с мебелью давно ушедшей эпохи - английский и французский фаянс, вышивку, сделанную руками девочки, которая в 1790 году еще не ходила в школу, редкой «породы» чарльстонские чайники (практически все они были переплавлены на пули в годы гражданской войны 1861-1864 гг.), так называемую глупую доску - столик с набором шариков для развлечения гостей и даже тостер из XVIII столетия –  вертикальную металлическую решетку с двумя карманами для хлеба, которую ставили на плиту, чтобы приготовить сухарики.

Но, пожалуй, не меньшее восхищение у нас вызвали  потайные шкафчики г-на Верда, где оказались припрятаны холодильник, посудомоечная машина, духовка, телефон и прочие атрибуты современной жизни, без которых американские любители старины все-таки не могут обойтись.

За месяц у супругов Верд в гостях бывает от ста до двухсот посетителей. Если учесть, что входной билет для взрослых стоит 10 долларов (для детей вдвое дешевле), нетрудно догадаться – столь трогательное  увлечение приносит еще и немалую прибавку к семейной пенсии.

В 300-летнем Чарльстоне несколько тысяч старинных домов, практически все они находятся в частной собственности. Дважды в год – весной и осенью, в бархатный сезон, когда жара спадает и в Чарльстон съезжается огромное количество туристов, жильцы роскошных особняков и небольших домиков с богатой историей без всякого страха оставляют свои владения на откуп волонтерам-экскурсоводам и любознательным посетителям. Примечательно, что за всю историю такого обслуживания не было еще ни единого случая воровства.

Автор : Тамара КАЛИБЕРОВА, «Владивосток», фото автора. Владивосток – Чарльстон - Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
Почти рождественская история

«…А кто поверил, тому по подарку, чтоб хороший конец, как в кино…» - так пел Владимир Высоцкий. Герой нашей позавчерашней публикации, тридцатилетний житель Владивостока Сергей Лихобабин, сумевший предотвратить страшную трагедию на дороге и спасший совершенно незнакомых ему людей, вчера так до конца и не поверил в произошедшее уже с ним. Потому что, к сожалению, благородные поступки в наше время видим мы в основном в кино. Но все-таки есть в нашей реальной жизни и место подвигу, и благородному поступку.

По следам Арсеньева

На здании железнодорожного вокзала г. Дальнереченска недавно появилась памятная доска. Пассажиры в ожидании поезда нередко останавливаются перед ней. На граните выбиты слова: «На станции Иман (Дальнереченск) 27 (15) ноября 1906 года была завершена первая исследовательская экспедиция путешественника и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева».

Царству дракона – о царстве Христа

«Светом невечереющим…» - так называется книга, вышедшая небольшим тиражом – всего 500 экземпляров, которая уже стала библиографической редкостью.

Дистрибьютор, открой личико!

В последнее время развелось много разных людей, называющих себя дистрибьюторами, которые сбывают товары, подсовывают какие-то договоры и говорят: “Все, теперь вы независимый дистрибьютор и можете торговать”. Разъясните, пожалуйста, что это за должность такая – дистрибьютор, какие у него обязанности и можно ли с ними заключать договор или контракт. И. Рабинович, Владивосток

Так яйцо или курица?

Кинофестивали предполагают фуршеты и застолья. Многочасовые просмотры конкурсных кинолент, пресс-конференции, но уж вечером… сплошное неформальное общение. И, как это ни печально, но не фонтанируют знаменитости симпатиями к нашему брату журналисту. Одно слово– борзописцы…

Последние номера