Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Акции ценой в жизнь

Фирменный магазин “Океан” всегда считался витриной Владивостока. Его богатые прилавки удостаивались одобрительного взгляда первых лиц государства, редкий гость приморской столицы покидал ее без купленных здесь на прощание деликатесов. Разумеется, торговый комплекс с морскими дарами традиционно пользовался популярностью и среди горожан. Сейчас шикарное “нежилое помещение общей площадью 4479,7 кв. м, находящееся по адресу: ул. Светланская, 83”, выставляется на открытые торги. А визитной карточкой приватизации во Владивостоке можно считать историю “Приморрыбпрома” - так делаются дела в портовом городе.

Фирменный магазин “Океан” всегда считался витриной Владивостока. Его богатые прилавки удостаивались одобрительного взгляда первых лиц государства, редкий гость приморской столицы покидал ее без купленных здесь на прощание деликатесов. Разумеется, торговый комплекс с морскими дарами традиционно пользовался популярностью и среди горожан. Сейчас шикарное “нежилое помещение общей площадью 4479,7 кв. м, находящееся по адресу: ул. Светланская, 83”, выставляется на открытые торги. А визитной карточкой приватизации во Владивостоке можно считать историю “Приморрыбпрома” - так делаются дела в портовом городе.

Друзей по голосам считали

Акционирование этого крупного рыбопроизводственного объединения, раскинувшегося на все приморское побережье, полно драматических событий. Открыто борьба за власть в “Приморрыбпроме” развернулась в конце 1993 года, когда после затяжных споров на акционерном собрании был избран новый совет директоров во главе с бизнесменом Александром Бреховым. Но в “штормовом” кресле ему удалось продержаться всего 3 месяца. На годовом собрании акционеров в апреле 1994-го едва уверенный в отсутствии кворума Брехов успел покинуть зал, как тут же был отстранен от руководства... большинством голосов. Место председателя совета занял генеральный директор фирмы “Интерфлот” Андрей Захаренко, его заместителем стал президент компании “Примаквапром” Олег Тен. Захаренко был также избран генеральным директором “Приморрыбпрома”.

Главным вопросом чрезвычайного собрания акционеров, который инициативной группе во главе с Александром Бреховым удалось внести в повестку дня 10 февраля 1995 года, стало голосование о доверии руководству предприятия. Но попытка изменить расклад сил в совете директоров “Приморрыбпрома” сорвалась, несмотря на постановление об отстранении от должности Андрея Захаренко, санкционированное в тот же день тогдашним прокурором города Вячеславом Ярошенко.

Генеральный директор обвинялся в подделке договоров купли-продажи акций и присвоении ценных бумаг предприятия на общую сумму свыше 400 миллионов рублей. Следствие считало, что, оставаясь руководителем “Приморрыбпрома”, Захаренко может помешать установлению истины по делу. Тем не менее 55 процентов голосов было подано против вотума недоверия. Большую часть данного пакета акций к этому времени контролировали “Интерфлот” и “Примаквапром”.

“Объединенная оппозиция”, которая получила около 30 процентов голосов, обвинила руководство “Приморрыбпрома” в нарушении существующего законодательства по приватизации государственных предприятий. Инициативная группа обратилась к председателю комитета по управлению имуществом РФ Беляеву, заместителю председателя правительства Чубайсу и прокурору Приморского края Василенко с требованием “устранить нарушения законодательства РФ, допущенные при акционировании ПО “Приморрыбпром” и выразившиеся в передаче крупных пакетов акций нашего предприятия сторонним организациям”.

Планом приватизации предусматривалась продажа 10 процентов пакета акций поставщикам рыбы-сырца по закрытой подписке - согласно постановлению правительства. По мнению Александра Брехова, генеральным директором “Приморрыбпрома” была оформлена справка “о якобы имевших место” поставках сырца АО “Дальрыба” и АО “Примаквапром”. В результате первые получили по номинальной стоимости 500000 акций (9,4 процента уставного фонда), вторые - 175000 (3,3 процента). “Кроме того, администрация Приморского края приобрела 22 процента акций через фирму “Интерфлот” (генеральный директор А. Захаренко), выделив ей из бюджетных средств беспроцентный кредит в размере 1,3 млн. американских долларов в марте 1994 года, что также противоречит действующему законодательству, запрещающему использование кредитных средств на приобретение акций приватизируемых предприятий”. Оппозиция потребовала расторгнуть заключенные сделки, реализовать незаконно приобретенные пакеты акций на инвестиционных торгах и привлечь к ответственности должностных лиц, действиями которых нанесен ущерб государству.

Возбужденное против Андрея Захаренко уголовное дело не закончилось ни обвинительным, ни оправдательным приговором. Выпущенный из-под ареста под залог в 20 миллионов рублей, он выступил с инициативой проведения структурной перестройки предприятия. С 25 по 28 сентября вместе с Олегом Теном они объезжали предприятия “Приморрыбпрома” и “Примаквапрома”, где рассматривали проекты реорганизации и кадровых изменений, а 1 октября уточняли на судне последние планы. Через день, 3 октября 1995 года,

32-летний генеральный директор одного из ведущих в стране предприятий рыбной отрасли был убит.

Мина приватизации взорвалась

Никто не сомневается, что убийство было заказным. Вечером генеральный директор “Приморрыбпрома” возвращался домой в сопровождении двух телохранителей. Первым в подъезд вошел один из охранников и, убедившись, что никакая опасность руководителю не угрожает, по рации передал: путь свободен. Второй телохранитель остался у двери подъезда. Когда Захаренко зашел в дом, раздался взрыв. Гендиректор “Приморрыбпрома” скончался в машине скорой помощи по пути в больницу.

Взрывное устройство (предположительно 400 граммов тротила с электронным взрывателем) было установлено за батареей центрального отопления и сработало, когда Андрей Захаренко появился в окне лестничного пролета. По мнению специалистов, устройство обладало дистанционным управлением, из чего следует вывод: убийство генерального директора “Приморрыбпрома” было тщательно подготовлено.

Никакое другое убийство бизнесмена, периодически отстреливать которых во Владивостоке завелась дурная традиция, не вызвало такого шумного общественного резонанса. Выступая по радио, губернатор Евгений Наздратенко связал усугубившуюся криминальную ситуацию в крае с резко обострившейся борьбой за передел собственности: “Еще два года назад я предупреждал: приватизация в том виде, в каком она проводится, - это мина. И сейчас мина взорвалась. Это не мафиозные разборки. Убит генеральный директор крупнейшего предприятия края. Фактически преступность перешла в наступление на государство”.

Правда, известна и другая оценка отечественной практики: расходы по статье “государственная поддержка предприятий” часто можно смело именовать “материальной помощью ворам из средств бюджета”. Внятного ответа о судьбе беспроцентной ссуды в 1,3 миллиона долларов, выданной краевой администрацией “Интерфлоту”, никто пока так и не дал.

По предложению Наздратенко новым председателем совета директоров “Приморрыбпрома” был избран Олег Тен. Мы встречались с Олегом Петровичем накануне выборов в краевую думу, куда он баллотировался по 4-му избирательному округу. В предвыборной программе Тен много внимания уделил проблемам приватизации и преступности, полностью солидаризируясь с губернатором:

- Разве можно проводить такую преступную по отношению к рядовому гражданину приватизацию? В Англии Маргарет Тэтчер за 10 лет всего 10 процентов государственной собственности продала в частные руки, а господин Чубайс за 2 года разбазарил всю страну. Я считаю, что по его вине в России из-за дележа собственности погибнет еще не один десяток тысяч человек. Создадутся мощные преступные кланы не только в наркобизнесе, но и в промышленных отраслях, в нефтяной и газовой, лесной и рыбной, в автомобильном бизнесе и банковских делах... Ни казна, ни налоговая инспекция денег не получат. Они просто-напросто станут теневыми, и для их защиты нанимаются вооруженные люди. А потом начинается стрельба.

...Стрельба продолжилась. В начале прошлого года председатель совета директоров “Приморрыбпрома” возвращался из Ниигаты, где заключил крупный контракт. В нескольких километрах от аэропорта автомобиль, в котором находились водитель, охранник, Олег Тен и его жена, был обстрелян из автоматического оружия. От ранения в голову водитель погиб на месте преступления, охранник скончался в больнице от ран. Олег Тен и его жена остались в живых только чудом.

О пристальном внимании криминальных структур к приватизации “Приморрыбпрома” с самого начала заявляли обе стороны конфликта. Накануне чрезвычайного собрания Александр Брехов тоже говорил о том, что располагает информацией о готовящемся на него покушении. Случайно или нет, но в итоге все руководители - ведущие акционеры “Приморрыбпрома” - оказались “выключены” из дела: последние без малого полтора года Александр Брехов находится в СИЗО под следствием. Как стало известно “В” из информированных источников, накануне ареста он собирался восстанавливаться в должности через суд и подготовил все необходимые для этого документы.

Не будем говорить за всю страну, но относительно одного конкретно взятого акционерного общества участники конфликта абсолютно правы. В ситуации с “Приморрыбпромом” понятия “приватизация” и “преступление” настолько взаимосвязаны, что их трудно отделить друг от друга.

Нет, это далеко не Хоккайдо

Все проекты реорганизации предприятия оказались заморожены. На фоне разборок один из флагманов рыбной отрасли стремительно погружался на дно. В результате с 4 сентября прошлого года Приморский арбитражный суд ввел в акционерном обществе внешнее управление и установил мораторий на исполнение требований кредиторов сроком на год. “Приморрыбпром” стал самым крупным предприятием в крае, к которому применена процедура банкротства. По некоторым данным, его общие долги на этот период составляли около 49 миллиардов рублей.

На внешнем управлении настояло территориальное агентство по банкротству. К сожалению, данная мера привела к фактической остановке предприятия. Многие специалисты отрасли предлагали иной вариант - реорганизацию путем раздела имущества. Такая практика по выводу громоздких структур из кризиса существует во всем мире. Акционеры уже достигли договоренности по разделу собственности и обязательств, а краевой комитет по рыбной промышленности разработал программу поддержки градообразующих предприятий. Никто сейчас не подсчитает, сколько убытков понесло акционерное общество в результате банкротских процедур. Но тот факт, что с экономической точки зрения момент введения внешнего управления выбран неудачно, оспорить трудно. По крайней мере, ТАФУ этого сделать не удалось.

Несколько раз менялись планы внешнего управления. Сейчас программу выхода предприятия из кризиса контролирует специально сформированный комитет кредиторов. Одним из ее основных направлений стал “крестовый поход” за возвращение былой собственности. Приморский арбитражный суд уже рассмотрел несколько дел по реструктуризации долгов бывших подразделений и филиалов “Приморрыбпрома”, получивших статус самостоятельных юридических лиц. Вскрыты грубейшие нарушения законодательства, связанные с правопреемством.

Самой затяжной и скандальной стала тяжба с АОЗТ “Торговая фирма “Дары моря”, которое предъявило иск “об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о признании недействительным положения плана приватизации ПО “Приморрыбпром” в части включения в состав приватизируемого имущества нежилого помещения общей площадью 4479,7 кв. м, находящегося по адресу: ул. Светланская, 83". Несколько инстанций рассматривали спор о праве собственности на объект, известный среди горожан как торговый комплекс “Дары моря”.

Коллегия арбитражного суда установила многочисленные нарушения в регистрации торговой фирмы. Кроме того, у суда вызвала сомнения копия акта выкупа арендованного имущества на сумму 716752 руб., точнее - принадлежность подписи под ним бывшему генеральному директору “Приморрыбпрома” А. Суворову, который уже умер. Поэтому было заявлено ходатайство об истребовании подлинника для проведения экспертизы. Торговая фирма не смогла выполнить определение суда. Оказалось, что подлинные документы таинственно исчезли “в результате хищения”. Хотя, как следует из текста заявлений начальнику РОВД Ленинского района, акт выкупа в числе украденной документации не перечислен. Сколько еще высветится темных пятен в приватизации “Приморрыбпрома”?

Теперь по плану внешнего управления престижный объект будет выставлен на открытые торги или сдан в аренду. Как выразился арбитражный управляющий “Приморрыбпрома” Александр Гордиенко, приобретет его “тот, у кого хватит денег”. Вполне вероятно, одной визитной карточкой во Владивостоке станет меньше. Впрочем, на побережье людей сейчас волнуют другие проблемы.

В разговоре со мной о планах развития предприятия Олег Тен часто приводил в пример наших соседей - губернаторство Хоккайдо. Занимая площадь в 6 раз меньшую, чем Приморье, за счет прибрежного рыболовства и марикультуры оно выпускает товарной продукции на 3,5 миллиарда долларов в год. Мы в лучшие времена имели от этой суммы 0,3 процента. А сравняться с соседом не так уж несбыточно в нынешних условиях, считал Тен, и рано или поздно мы к этому придем. Пока, честно говоря, мы не идем, а “доходим”.

- Особенно нас сегодня беспокоит берег. Я имею в виду наши старые, разбросанные по всему побережью рыбокомбинаты. Обстановку, которая там сложилась, я бы назвал одним словом - развал, - считает председатель краевого комитета рыбной промышленности Владимир Сидоров. - От “Светлой” на севере до “Славянки” на юге - везде одна и та же картина. Раньше они жили за счет централизованных вложений, а сейчас брошены на произвол судьбы. И все начиналось не когда-то в незапамятные времена, а с тех самых пор, когда в “Приморрыб-проме” вовсю шло акционирование. Не обладая никакими правами, не имея собственных оборотных средств, рыбозаводы (а многие из них являются градообразующими, дающими своим поселкам жизнь, а людям работу) развалились буквально на глазах. Останавливались цеха, приходил в негодность флот, ветшал жилой фонд. Надо ли говорить, каким тяжелейшим ударом для них стало банкротство головной фирмы.

Тысячи людей стали заложниками борьбы за власть в “Приморрыбпроме”. В чем-то они напоминают обманутых вкладчиков. Только эти люди вложили в приморское побережье нечто большее, чем деньги, - свою жизнь.

Автор : Алексей РАСПУТНЫЙ, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Деньги привезли - голодовка закончилась

По свидетельству председателя профкома Владивостокского МПП “Водопроводно-канализационное хозяйство” Нины Середкиной, с 22 апреля приостановлена голодовка четырех сотрудниц очистных сооружений в пос. Штыково.

Города России нужно возрождать

Представительная делегация Приморья во главе с вице-губернатором края Игорем Бельчуком примет участие в проводимом в Москве 25-26 апреля правительством РФ и Госстроем России всероссийском совещании “Возрождение и реконструкция городов России”.

Рыбаки отправились за уловом в Токио

В Токио открылась 4-я конференция по рыболовству стран Тихоокеанского региона.

Убийство кашалота карается штрафом

В суде Советского района прошло слушание дела по убийству карликового кашалота, которое случилось 7 августа прошлого года в Амурском заливе в районе станции Океанская.

Смерть после врачебного укола

Смерть всегда трагедия. Но становится страшно, когда умирает молодой, полный сил и энергии человек в кабинете... у врача.

Последние номера