Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Происшествия

Холодный ветер в душах

Название трагического мюзикла навсегда останется нарицательным в России. «В» уже сообщал, что среди заложников «Норд-Оста» было несколько наших земляков, в том числе один из руководителей компании «Дальпико-рыбсервис» Сергей Васекин и его жена Виктория, служащая Примсоцбанка. Оба, слава богу, выжили и скоро должны вернуться домой. Нам удалось пообщаться с мамой Сергея Клавдией Сергеевной Васекиной. Живет Клавдия Сергеевна в Находке, а нашли мы ее во Владивостоке. Выйти на нее нам помог генеральный директор ОАО «Находкинский рыбный порт» Виктор Кем.

Название трагического мюзикла навсегда останется нарицательным в России. «В» уже сообщал, что среди заложников «Норд-Оста» было несколько наших земляков, в том числе один из руководителей компании «Дальпико-рыбсервис» Сергей Васекин и его жена Виктория, служащая Примсоцбанка. Оба, слава богу, выжили и скоро должны вернуться домой.  Нам удалось пообщаться с мамой Сергея Клавдией Сергеевной Васекиной. Живет Клавдия Сергеевна в Находке, а нашли мы ее во Владивостоке.  Выйти на нее нам помог генеральный директор ОАО «Находкинский рыбный порт» Виктор Кем.

-  Я участвовал, - рассказывает Виктор Викторович, -  в прямом эфире на ТВ. Звонит какая-то женщина и жалуется на «Скорую помощь». Будто бы у ее подруги дети в заложниках у террористов, ей стало плохо, а дежурная по «03» посоветовала пить таблетки. Сразу после эфира приехал по указанному адресу. Поговорили с Клавдией Сергеевной, я, как мог, попытался ее успокоить. Позвонил в «Скорую», чтобы присматривали. Попросил своих друзей из МВД (Виктор Кем – полковник милиции в отставке. – Прим. авт.), чтобы разузнали о ее сыне и снохе. В общем, не то чтобы сильно помог, но морально, наверное, поддержал. А сейчас Клавдия Сергеевна гостит во Владивостоке у мамы Виктории. Созваниваются с Москвой, общаются с внучками, вместе коротают время. Могу дать телефон...…

К тому времени корреспондент «В» уже успел навести справки о здоровье Сергея и Виктории, поэтому первый вопрос - «Как там ваши?» - мы задали, почти не опасаясь попасть в неловкое положение. 

- Вроде бы в порядке, - ответила Клавдия Сергеевна. – Сергей лежал в 13-й больнице, сегодня позвонил от Веры (сестры матери Виктории, проживающей в Москве. – Прим. авт.), сказал, что выписали. Вера говорит, что выглядит неплохо, только очень переживает. Вику врачи пока не отпускают (Виктория попала в 84-ю больницу города Москвы. – Прим. авт.).

- Какой «ветер» занес Сергея и Викторию на «Норд-Ост»?

- Сергей был в Москве в командировке. Вика приехала туда чуть позднее – на учебу. У нее 26 октября день рождения, а поскольку оба они заядлые театралы, то и решили отметить это дело «культпоходом».

- Как вы узнали, что Сергей и Виктория оказались в числе заложников?

- Уже по всем каналам прошли сообщения о захвате заложников в Москве. О самом страшном я, конечно, не догадывалась. Про Сергея и Вику мне сказала сваха, а ей сообщила Вера. По ее словам, только что по мобильному телефону с ней связался Сергей и сказал буквально следующее: «Мы захвачены. Вика – рядом со мной. Ждем решения правительства».

- Тогда-то вам и стало плохо? И неужели это правда, что «Скорая» на вызов ответила отказом?

- Это не просто шок был. Я ведь ко всему прочему больной человек. 13 июня 1998 года ехали с мужем на концерт Аллы Пугачевой и попали в жуткую аварию. Муж почти не пострадал, зато я инвалидность заработала. В общем, тот звонок пережила не знаю как, да хорошо еще, подруга рядом оказалась. Потом со «Скорой» объяснялись, выяснилось, что у них не было свободных машин. Я не обижаюсь. 

- Штурм, предпринятый спецназовцами, и газовая атака - это не ошибка? 

- Решение было правильное. Ведь многих удалось спасти. Вы же сами видели, что террористы были готовы на все. И я, честно говоря, боялась, что они в какой-то момент психанут и взорвут здание. Слава богу, Путин этого не допустил.

- После освобождения заложников начались поиски. Кто помогал?

- Очень здорово помогла секретарша мэрии Владивостока, жаль, имени ее не запомнила. Она звонила несколько раз в Москву, в больницы, где наши лежали. Но первым, кто выручил, был Виктор Кем. Он через своих знакомых выяснил номера больниц. Друзья, конечно, поддерживают. Спасибо им всем огромное.

Вот на этой оптимистической ноте и закончиться бы нашему с Клавдией Сергеевной разговору. Но она напоследок обмолвилась об одной неприятной истории, случившейся с ней в минувшее воскресенье. Клавдия Сергеевна шла с работы (из кафе, куда она недавно устроилась администратором.– Прим. авт.) домой, и в темном подъезде на нее напали какие-то отморозки, скорее всего наркоманы. Возможно, предположила наша собеседница, парни думали, что она идет с выручкой. От удара чем-то тяжелым по голове Клавдия Сергеевна потеряла сознание, а когда очнулась, не обнаружила ни отморозков, ни своей сумочки.

Рассказано это было как-то вскользь и явно невзначай – как о чем-то незначительном по сравнению с только что пережитым всенародным ужасом. А нас история эта, мягко говоря, впечатлила и показалась глубоко символичной. Это только в голливудских боевиках теракт кончается хеппи-эндом с уничтожением террористов и освобождением заложников. А у нас, в России, все только начинается, по крайней мере, продолжает идти своим чередом. Это какой-то нескончаемый триллер, в котором мы, вырвавшись из лап «злого чечена», в первом же подъезде рискуем получить бейсбольной битой по голове. От своих, но с тем же результатом.

Автор : Юрий БОДУХИН, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Тетя Лина - Зайчик

Любимица телезрителей и народная артистка России отметила очередную круглую дату. Нас она очень просила не конкретизировать цифру: «Нехорошо как-то, когда женщине, которой уже не восемнадцать, приходится уточнять свой возраст. Напишите, что в эти дни я отмечаю 35-летие творческой деятельности. Именно осенью 1967 года я была принята в штат Центрального телевидения Советского Союза. А насчет возраста скажу так: «Пусть мне, как и Людмиле Гурченко, всегда будет 39 лет!»

Болеть - так с комфортом

Каждый уважающий себя стационар заимел уже сервисные палаты. Хотя бы одну-две, но с холодильником-телевизором, отдельным санузлом, евроремонтом. Стала подтягиваться за краевым центром глубинка. Редко в какой районной больнице человека с достатком за неимением лучшего отправят в палату с соседями. А во флотском госпитале работает целое страховое отделение. Есть спрос – есть предложение. И дело не только в том, что состоятельные пациенты готовы платить за лечение и комфорт. Эта прослойка не так уж велика. Зато заметный шаг вперед сделало добровольное медицинское страхование, расходы по которому берет на себя работодатель.

Зараза не дремлет

Грипп уже на пороге, да и другие инфекции не дремлют. А болеть, как известно, нынче очень дорого. Поэтому благоразумно поступают те, кто вовремя делает прививки. Благодаря вакцинопрофилактике в прошлом году в Приморье не зарегистрировано ни одного случая дифтерии, полиомиелита и других опасных инфекций, уменьшилось число заболевших коклюшем и клещевым энцефалитом.

Говорят, что гриппа нет

В несколько раз увеличилось число владивостокцев, обратившихся к медикам с повышенной температурой, насморком и кашлем. Тем не менее, как сказала корреспонденту “В” заместитель главного врача городского центра санэпиднадзора Валентина Воронок, ни в одном случае диагноз “грипп” пока не поставлен.

Холодный ветер в душах

Название трагического мюзикла навсегда останется нарицательным в России. «В» уже сообщал, что среди заложников «Норд-Оста» было несколько наших земляков, в том числе один из руководителей компании «Дальпико-рыбсервис» Сергей Васекин и его жена Виктория, служащая Примсоцбанка. Оба, слава богу, выжили и скоро должны вернуться домой. Нам удалось пообщаться с мамой Сергея Клавдией Сергеевной Васекиной. Живет Клавдия Сергеевна в Находке, а нашли мы ее во Владивостоке. Выйти на нее нам помог генеральный директор ОАО «Находкинский рыбный порт» Виктор Кем.

Последние номера