Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Личность

Их оставалось только трое…

Нам неведомо, думал ли композитор, сочиняя песню “Нас оставалось только трое…”, о воинах-дальневосточниках. Но вот Федор Григорьевич Горовой убежден, что песня именно о нем и его товарищах. Только, говорит, было нас не 18, а целый эшелон.

Нам неведомо, думал ли композитор, сочиняя песню “Нас оставалось только трое…”, о воинах-дальневосточниках. Но вот Федор Григорьевич Горовой убежден, что песня именно о нем и его товарищах. Только, говорит, было нас не 18, а целый эшелон.

Летним июньским днем 42 года уходил из Владивостока на запад эшелон. Провожали скромно, как говорится, без труб и барабанов. Знали, куда путь держат, - с запада уже год потоком шли похоронки…

Вернулись действительно только трое  –  рядовой Дерека, жил потом на Чуркине, батальонный водовоз (фамилию, к сожалению, ветеран запамятовал) и он, Федор Горовой. Остальные навсегда остались там - под Сталинградом.

Прожил Федор Григорьевич большую жизнь. Родился в 1912 году в приморском селе Зеньковка (ныне это Чкаловское Спасского района) в семье переселенцев из Полтавской губернии. В 20-е годы решил вернуться на историческую родину - на Кубань. Но призвали в армию, и оказался… опять в Приморье. Значит, говорит он, судьбой был предначертан этот край.

Служил в особом железнодорожном корпусе. После увольнения в запас устроился на швейную фабрику Тихоокеанского флота. Здесь нашел свое личное счастье.

Живут с Анной Васильевной душа в душу вот уже 64 года. Справили и золотую, и платиновую свадьбы. Вырастили двоих детей, пошли внуки и правнуки. По праздникам их небольшая, но уютная квартира в Мингородке едва вмещает многочисленное семейство…...

А тогда, в 41-м, он строил оборонительные сооружения в районе Садгорода. Отсюда и уходил на фронт.

Формировались на Урале, в городе Уфалей, затем часть была переброшена под Москву и влилась в 5-й гвардейский танковый корпус, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор  С. Богданов.

Получив новое вооружение, корпус осенью 42-го был брошен под Сталинград. Там уже в стальном жуковском кольце находилась армия Паулюса. На выручку окруженным фрицам спешили дивизии гитлеровского любимца генерал-фельдмаршала Манштейна. Вот с их передовыми частями и пришлось сражаться воинам танкового корпуса.

Храбро воевал разведчик Федор Горовой. В один из боев командир построил батальон. “Предстоит задание, - сказал он, – ночная операция, пойдут только по желанию”.

Шагнули вперед двое, один из них - Горовой. Скрытно подошли к объекту. Тишина, лишь едва слышное урчание машин выдавало, что здесь враг. Приблизились как можно ближе и “пугнули” гранатами. Немцы, полагая, что атакуют большие силы, спешно отступили.

Грудь бойца Горового украсила первая награда – орден Великой Отечественной войны 1-й степени. А всего у него орденов и медалей – 17.

Там же, под Сталинградом, и был тяжело ранен. Батальон вел ожесточенный бой за один из населенных пунктов. Первым в дом на околице ворвался Горовой, и тут же прогремел выстрел в упор. Полгода пробыл в госпитале. Он рвался опять на фронт, но комиссия наложила табу - инвалид второй группы.

Вернувшись домой, трудился вместе с женой на прежнем месте, а после ликвидации фабрики (в годы печально знаменитых хрущевских военных сокращений) перешел в краевую больницу, где и работал до пенсии заместителем директора по хозяйственной части…...

Так уж получилось, что встретить юбилей пришлось на больничной кровати. Занедужил, да и старые раны дают себя знать. В краевом госпитале ветеранов его окружили теплом и заботой.

- Вот отлежусь малость, тогда и отметим день рождения, - говорит он, - по полной схеме, конечно.

Федор Григорьевич просит через газету выразить благодарность персоналу госпиталя. В первую очередь заведующему хирургическим отделением Андрею Евгеньевичу, старшей сестре Наталье Викторовне, медицинской сестре Наталье Васильевне, постовой сестре Вале, другим врачам и сотрудникам госпиталя.

Прощаясь, задаю давно волнующий меня вопрос: что помогло выстоять в той страшной войне?

Федор Григорьевич на минуту задумывается, а потом бережно так достает из стола небольшую книжицу. На обложке до боли знакомый профиль.

- С ним и выстояли.

Откровенно говоря, я даже не знал, как среагировать. Заметив это, ветеран сказал:

-Молодым сегодня трудно понять, что значил тогда Сталин. С его именем шли в бой, поднимались в атаку. Слова “За Родину, за Сталина!”  имели предельно конкретный смысл - ни шагу назад. И партбилет храню. Не сочтите за нескромность, но вступал в партию не ради карьеры или тепленького местечка где-нибудь в тылу, а в 42-м - под Москвой, аккурат перед отправкой на Сталинградский фронт…...

Помолчав, спросил:

- Вы, наверное, об этом не напишете, сейчас о Сталине принято другое говорить.

Почему же, Федор Григорьевич, не напишем? Обязательно напишем, и все так - как было. Это ведь - наша история.

С юбилеем Вас, дорогой наш ветеран, доброго Вам здоровья!

Уходя из госпиталя, я уносил массу впечатлений и  необычный презент … - книжку “Одиннадцатый удар товарища Сталина”.

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

В этом номере:
Тетя Лина - Зайчик

Любимица телезрителей и народная артистка России отметила очередную круглую дату. Нас она очень просила не конкретизировать цифру: «Нехорошо как-то, когда женщине, которой уже не восемнадцать, приходится уточнять свой возраст. Напишите, что в эти дни я отмечаю 35-летие творческой деятельности. Именно осенью 1967 года я была принята в штат Центрального телевидения Советского Союза. А насчет возраста скажу так: «Пусть мне, как и Людмиле Гурченко, всегда будет 39 лет!»

Болеть - так с комфортом

Каждый уважающий себя стационар заимел уже сервисные палаты. Хотя бы одну-две, но с холодильником-телевизором, отдельным санузлом, евроремонтом. Стала подтягиваться за краевым центром глубинка. Редко в какой районной больнице человека с достатком за неимением лучшего отправят в палату с соседями. А во флотском госпитале работает целое страховое отделение. Есть спрос – есть предложение. И дело не только в том, что состоятельные пациенты готовы платить за лечение и комфорт. Эта прослойка не так уж велика. Зато заметный шаг вперед сделало добровольное медицинское страхование, расходы по которому берет на себя работодатель.

Зараза не дремлет

Грипп уже на пороге, да и другие инфекции не дремлют. А болеть, как известно, нынче очень дорого. Поэтому благоразумно поступают те, кто вовремя делает прививки. Благодаря вакцинопрофилактике в прошлом году в Приморье не зарегистрировано ни одного случая дифтерии, полиомиелита и других опасных инфекций, уменьшилось число заболевших коклюшем и клещевым энцефалитом.

Говорят, что гриппа нет

В несколько раз увеличилось число владивостокцев, обратившихся к медикам с повышенной температурой, насморком и кашлем. Тем не менее, как сказала корреспонденту “В” заместитель главного врача городского центра санэпиднадзора Валентина Воронок, ни в одном случае диагноз “грипп” пока не поставлен.

Холодный ветер в душах

Название трагического мюзикла навсегда останется нарицательным в России. «В» уже сообщал, что среди заложников «Норд-Оста» было несколько наших земляков, в том числе один из руководителей компании «Дальпико-рыбсервис» Сергей Васекин и его жена Виктория, служащая Примсоцбанка. Оба, слава богу, выжили и скоро должны вернуться домой. Нам удалось пообщаться с мамой Сергея Клавдией Сергеевной Васекиной. Живет Клавдия Сергеевна в Находке, а нашли мы ее во Владивостоке. Выйти на нее нам помог генеральный директор ОАО «Находкинский рыбный порт» Виктор Кем.

Последние номера