Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Личность

«Принцип домино»

- Елена, вы в прошлом мастер спорта по художественной гимнастике. Профессией же выбрали журналистику. Пропал интерес к спорту или писать нравилось всегда и эта страсть оказалась сильнее?

ЕЛЕНА ИЩЕЕВА: В ЖИЗНИ Я ГОРАЗДО МОЛОЖЕ

- Елена, вы в прошлом мастер спорта по художественной гимнастике. Профессией  же выбрали журналистику.  Пропал интерес к спорту или писать нравилось всегда и эта страсть оказалась сильнее?

- Дело в том, что я жила в Жуковском, там прошла детско-юношескую спортшколу «Метеор», а в 87-м мои родители переехали в Москву, и я понимала, что как спортсменка уже состоялась. Журналистика тогда возникла спонтанно – я посмотрела один фильм, где главная героиня вела журналистское расследование. Это как в сказке: я посмотрела эту картину и очаровалась профессией. Я тогда сказала: «Мама, я хочу быть, как эта женщина: умная, пробивная, деятельная и красивая». Так в моей голове появилась журналистика. Мама сказала: «Лена, у нас нет связей, ты туда не попадешь, это очень замкнутый мир – у нас в семье нет журналистов». Но все же я пошла в «Школу юного журналиста», где мне сказали: «В вас что-то есть – вы умеете разговаривать, вы умеете раскручивать человека», и почувствовав уверенность, я поняла, что мне нужно реализовывать свою спортивную энергию в творчестве.

- Ваше спортивное прошлое помогает в профессии? 

- Да, конечно. Что такое прямой эфир? Я в течение часа – на арене. Я с шести лет выступала перед большими стадионами, перед ЦК КПСС, во Дворце съездов, то есть  с детства – на виду, приучена к некой публичности. Вести ток-шоу – это тоже мое, поскольку я чувствую зрителя, я его не боюсь - помогает спортивная смелость.

- Елена, кроме НТВ за свою журналистскую жизнь вы работали и на радио, и на других телеканалах – у вас были уже серьезные проекты. Почему вы выбрали НТВ, каким  был путь на этот канал?

- Первый раз на НТВ я пришла, еще будучи студенткой журфака. Я  тогда стажировалась в спортивной редакции. Но меня всегда интересовала работа, где можно максимально самореализоваться, и  в какой-то момент я поняла, что просто подносить кассеты мне скучно, а перспектив на тот момент не было – пришлось уйти на другой канал. На ОРТ я снимала репортажи. Но там тоже был определенный тупик – карьерного роста мне не хотели давать, так как я устраивала руководство именно как профессиональный репортер, который и в Плесецк съездит, и на Северный полюс флаг отвезет. Но когда у женщины семья, дети – она не может месяцами пропадать в  командировках. Я тогда задала себе и коллегам вопрос: «Могу ли я быть ведущей?» Мне ответили: «Да, можешь», но у руководства на этот счет было иное мнение, и я выставила себя на «драфт» – распространила информацию, что готова принимать любые профессиональные предложения. Последовало официальное предложение от главного продюсера НТВ Сергея Шумакова, который сделал фотопробы и сказал, что все же есть риск – либо удача, либо не получится ничего. Но у Шумакова есть профессиональное чутье – наверное, он за мной раньше наблюдал и смог оценить способности. И вот я в «Принципе домино».

- Для Елены Ханги проект «Принцип домино» – второй в ее жизни на НТВ. Она уже заработала популярность как ведущая, пилотируя ток-шоу «Про это». И вот вас приглашают в новую программу соведущей. Когда вы принимали это предложение, не было страха перед авторитетом Ханги, не боялись стать ее тенью? 

-  Абсолютно нет. Я ведь в журналистике пятнадцать лет, а до «Принципа» вела в прямом эфире ОРТ программу  «Добрый день». У меня уже тогда было имя, такой широкой популярности не было, но элита меня знала. Это помогает и в сегодняшней работе.

- А в жизни телевизионная известность мешает или, напротив, помогает?

- Мешает – меня узнают на бензозаправках, в магазинах. Она мешает, так как я не всегда в той идеальной экранной форме. Иной раз хочется покоя, но даже темные очки не помогают – все равно люди узнают.

- Ведущая Елена Ищеева – это ваше естественное состояние или экранный образ?

- В  жизни я гораздо моложе – хожу в джинсах, кроссовках и мне нет еще и тридцати лет. Но в кадре мне все дают под сорок и приходят на разговор как к взрослой женщине. По замыслу продюсера - мы леди, бизнесвумен. Одежда, make-up, укладка – это все делает меня взрослее, но это – мой экранный образ. Мысли же, которые я высказываю, вопросы, темы – это я настоящая. Я в жизни очень эмоциональный человек – и на экране это всегда видно. Тему программы я стараюсь как бы пропускать через себя. Ко мне подходят зрители, мы общаемся – им нравится то, что в эфире я задаю вопросы не умом, а сердцем. Порой чувствуешь – не туда идет программа. Благо есть рекламные паузы – и в этот момент ищешь выход, принимаешь решение. Вдруг я нахожу тот вопрос, который все переворачивает, поднимает эфир – в таких случаях я  ловлю журналистский кайф. Я работаю не как ведущая, но в первую очередь как журналист. Мне интересно, чтобы зритель, посмотрев нашу программу, заметил не только, во что мы с Леной одеты, но еще и задумался над темой, которую мы затронули.

- Ваши близкие смотрят «Принцип домино»?

- Мои родители стараются посмотреть. Мама всегда обсуждает внешний вид, папу, напротив, волнует содержание, мы с ним часто обсуждаем тему уже постфактум.  Всегда смотрят родители мужа. Моя свекровь – моя яростная поклонница, кстати, благодаря ей я вернулась в профессию. В трудное время я оставляла ей ребенка, и она сидела с моим сыном. Если бы не она – меня бы сейчас здесь не было. Мои ближайшие друзья – это мои родственники. К сожалению, эта профессия не позволяет дружить со многими, потому что кто-то может попытаться использовать меня в корыстных целях.

- Муж к работе не ревнует?

- Муж не ревнует к работе, он понимает, что это моя жизнь – когда я остаюсь дома, мне становится плохо. У меня слишком много энергии, и эфир помогает мне ее выплескивать. Муж доволен, что я работаю. Да, есть минусы: ему приходится ходить в магазин, частично брать на себя ребенка, но он прекрасно понимает: если я не реализуюсь как журналист, то он получит «ходячий труп» у себя дома.

- То есть семья и работа – это ваши главные жизненные ориентиры, и они взаимодополняют друг друга?

- Для журналистки, учитывая, как мы загружены на работе, родить ребенка – это уже сделать большое дело в жизни. Ведь очень многие женщины на телевидении в силу того, что  работа такая – на износ, не имеют детей.  Дети – это роскошь для телеведущей. И тем не менее я уже думаю о втором ребенке. Единственное, что меня останавливает, – я жду укрепления своего материального положения, чтобы улучшить жилищные условия,  когда канал сможет мне это позволить, потому что сейчас на «Принцип домино» брошено очень много сил. Семья – это пространство, где я отдыхаю.

- Работа сложная, свободного времени – минимум, и все же вы в великолепной форме. Формула красоты от Елены Ищеевой? 

- Мой секрет в работоспособности, чем больше я работаю, тем лучше у меня выглядят кожа и лицо. Как только я начинаю скучать и  бездельничать – мне становится тоскливо, лишний вес появляется, отечность, тускнеют волосы. Пока я в тонусе, в боевой готовности – организм отвечает мне «да». Я не позволяю себе расслабляться.

Елена ХангаЕЛЕНА ХАНГА:  «ПРО ЭТО»  УЖЕ ЗАБЫЛА

- Елена, широкий зритель узнал вас в программе «Про это». Насколько сложно и интересно было переключаться на другой формат?

- В первую очередь «Принцип домино» мне интересен тем, что передачу мы выпускаем в прямом эфире. Это совсем другой адреналин – гораздо интереснее. Если в «Про это» была очень определенная узкая тематика, то в этой передаче можно говорить практически обо всем; если там у нас были совершенно особые герои, то здесь, на нашей сцене, могут встретиться абсолютно все, вплоть до интеллектуальной, деловой и политической элиты. Если там я вела передачу одна, то здесь мы – вдвоем, что с одной стороны проще, а с другой - сложнее. Ведь если ведешь один – рассчитываешь только на свои силы, а вдвоем – чувствуешь ответственность не только за себя, но и за партнера.

- Как складывается ваш дуэт?

- Работать вместе очень легко, мы выработали свои принципы –  законы уважения. Даже если по ходу программы я не разделяю точку зрения Лены, я этого не скрываю, но даю возможность высказать Лене свои позиции. Это естественно – иногда мы совпадаем во мнениях, иногда нет. У нас нет такой игры:  ты будешь говорить «да», а я буду с тобой спорить и говорить «нет». Задачи держать постоянную конфликтную линию – нет. В эфире мы ведем себя естественно.

- А у вас всегда получается быть естественной?

- В ток-шоу «Про это» я должна была себя как-то ломать, привыкать к заявленному образу, а сейчас мне совершенно комфортно, мне не нужно играть. В «Принципе домино» я совершенно естественна.

- Если герои вызывают у вас неприятие, как вы ведете себя в таких случаях?

- Я для себя давно выработала такое правило: наша передача – это наш дом. Когда приглашаешь к себе в дом гостя, вне зависимости, нравится он тебе или нет, ты к нему должен быть одинаково вежлив. Ведь даже  если человек неприятен мне, он может быть интересен и симпатичен телезрителям.

- Вы ведь родились в Черемушках, но как ваши африканские предки очутились в этих московских палестинах?

- Мои предки появились в советской России, когда никаких Черемушек еще и в помине не было. Прадед мой (со стороны мамы) был в прошлом веке рабом в США, но, когда в 1865 году чернокожее население освободили, он стал одним из первых черных землевладельцев, был очень образованным человеком (а ведь рабам запрещали учиться грамоте!). Он был еще и священником - баптистским. А встать на ноги ему помог, как ни странно, бывший хозяин.

- Что же заставило ваших предков бросить богатые плантации, а их потомков оказаться в противоположной части света?

- Мой черный дедушка (тот, что сын плантатора) окончил американский университет. Но к концу 20-х годов ХХ века черному человеку стало очень трудно найти работу, соответствующую его образованию. Он был специалистом по хлопку. Мало того, он влюбился в мою белую бабушку. А тогда в некоторых штатах брак черного с белой запрещался законом. И если бы они остались на юге, откуда родом был дед, то его могли просто-напросто линчевать. В 30-е годы в Россию стали приглашать иностранных специалистов, вот мой дедушка и попытался искать счастья на другом конце света... Моя же белая бабушка понимала, что ее дочь никогда бы не получила в Америке того образования, которое могла получить в СССР. В результате моя мама окончила здесь общеобразовательную школу, музыкальную, потом МГУ. Играла в теннис - это была мечта дедушки (в те годы в Америке черным запрещалось играть в теннис). Бабушка пожертвовала собой для того, чтобы дать своему ребенку самое лучшее. В Москве мама познакомилась с моим отцом. Она - ученый, сейчас преподает в Чикаго.

- Лена, говорят, что предложение стать ведущей ток-шоу «Принцип домино» вам сделали прямо в роддоме.

- Да уж, об этом интересном предложении я узнала в самом интересном положении. Я рожала в Нью-Йорке и случайно оставила мобильный телефон в сумочке. Он зазвонил в тот ответственный момент, когда я, что называется, «толкала». Генпродюсер НТВ Сергей Шумаков сообщил, что у него есть ко мне очень интересное предложение. Я сказала, что сейчас не могу ничего обсуждать, так как рожаю, но через пятнадцать минут буду готова его рассмотреть. Он решил, что я шучу, и был совершенно поражен, когда выяснилось, что это чистая правда.

- У вас с рождением дочери, наверное, теперь совсем другая жизнь...

- Разумеется. Но мне ее максимально облегчает моя потрясающая свекровь Людмила Петровна. Если бы не она, я бы на работу сроду не вышла. У меня, кстати, тоже была бабушка, на которой держалось все. Она была мне как мама.

- Все ахнули, когда у вас родилась совершенно светлая дочь!

- Именно! Прямо подмена детей при родах из мексиканского сериала! Поначалу дочка была - вылитая моя свекровь. Сейчас все больше становится похожа на мужа.

- Понятно, что такая работа занимает массу времени. Семья не страдает от недостатка внимания? 

- Я думаю, нет. Раньше я была такая тусовщица, много времени тратила на разные встречи, вечеринки, а сейчас – это не для меня. Главное в моей жизни – моя семья, мой ребенок. Утром он просыпается в 8.15, и во сколько бы я ни легла, я встаю в это время. И до того, как я отправляюсь на работу, – я с ребенком. Ну и вечером, когда возвращаюсь, я тоже с ребенком.

- Как же вам удается всегда так прекрасно выглядеть в эфире? У Елены Ханги – особый секрет? 

- Есть секрет. К сожалению, не все могут себе позволить завести хорошего стилиста. Бессонные ночи, особенно когда я родила, вставала по нескольку раз за ночь кормить, что, естественно, отражалось на моем лице, - этого никто не заметил, потому что стилист скрывал все мешки, все морщины, все следы бессонных ночей. Так что у кого есть возможность – изучайте секреты макияжа. А что касается фигуры…... Первое время я пыталась бороться с весом: приседала, отжималась, и у меня ничего не получалось – я катастрофически  набирала...  Потом решила: бессмысленно себя истязать, - и просто купила все брюки на два размера больше. И знаете – я стала чувствовать себя очень элегантной и изящной. Всем желаю не мучиться, не издеваться над собой, а просто покупать вещи на размер больше.

Автор : Агенство "Артефакт" - специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Опять «двойка»

Наша милиция бережет нас на «двойку» - инспекторская комиссия МВД России оценила работу управления внутренних дел Приморья как неудовлетворительную. Об этом на пресс-конференции во Владивостоке заявил заместитель министра внутренних дел Михаил Игнатьев. Так что начавшаяся вчера традиционная декада приморской милиции проходит под знаком жирной «двойки», внутриаппаратных маневров и слухов о грядущих кадровых изменениях в краевом УВД.

Последние номера