Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Жизнь человека - вне политики !

Добрые поступки, как известно, не нуждаются в огласке, тем более в оправдании. Но, видимо, мир сильно изменился за последнее время, если даже искреннее участие в судьбе человека можно в угоду политическим амбициям представить как фарс. И здесь промолчать уже нельзя – это значит согласиться с тем, что человеческая жизнь ничего не стоит, как и настоящий, по-мужски решительный, волевой поступок.

Добрые поступки, как известно,  не нуждаются в огласке, тем более в оправдании.  Но, видимо, мир сильно изменился за последнее время, если даже искреннее участие в судьбе человека можно в угоду политическим амбициям представить как фарс. И здесь промолчать уже нельзя – это значит согласиться с тем, что человеческая жизнь ничего не стоит, как и настоящий, по-мужски решительный, волевой   поступок.

ИСТИНА, О КОТОРОЙ УМАЛЧИВАЮТ, СТАНОВИТСЯ ЯДОВИТОЙ

 - Вернувшись во Владивосток в конце сентября и просматривая местную прессу, я прочитала в одной из газет заметку  «Кто спасал Машковцева?» - говорит супруга Евгения Наздратенко Галина Ивановна. – Она  затрагивала печально известные события на Камчатке, связанные с автомобильной катастрофой, в которой пострадали глава Совета безопасности России  В. Рушайло, губернатор Камчатской области Михаил Машковцев и другие сопровождающие лица.

Заметка меня удивила и возмутила прежде всего своей необъективностью и многочисленными ошибками. Даже губернатора Машковцева здесь почему-то назвали Владимиром, хотя на самом деле он Михаил.

Мне сейчас  в меньшей мере  хотелось бы выяснять, кто  в этой ситуации помог пострадавшему больше, а кто меньше. Главное, что Михаилу Борисовичу успели оказать своевременную помощь и он остался жить.   

Но не сказать о том, как все было на самом деле,   тоже не могу. Пусть люди знают. Я сама была  очевидцем телефонных разговоров Евгения Ивановича со многими людьми,  которые в  итоге  помогли оказать необходимую помощь по спасению  губернатора М. Машковцева.

11 сентября к нам в гостиницу  (мы находились в отпуске в Греции) позвонил вице-губернатор Камчатки Александр Чистяков и сообщил, что губернатор и  спикер Камчатской думы Николай Токманцев, который тоже находился в рушайловском кортеже, находятся в критическом состоянии.

Видимо, зная решительный характер Евгения Ивановича и его способность принимать в сложных ситуациях неординарные решения, вице-губернатор А. Чистяков обратился  за помощью  и советом  к моему мужу.

С той минуты телефон не умолкал. Разговоры велись по всем часовым поясам: Москва, Камчатка,  Приморье. Евгений Иванович связывался с администрацией президента, Государственной думой.  С министрами,  врачами, летчиками. С теми, кого он знал лично, в ком был уверен. Сказать,  что за это время было  сделано сто звонков,– значит ничего не сказать.

Будучи губернатором,  Евгений Иванович стоял у истоков создания службы медицины катастроф. Он хорошо знал ее возможности и людей, способных в чрезвычайной ситуации вернуть человека к жизни. Поэтому один из первых звонков был Григорию Смирнову,  заведующему центром анестезиологии и реанимации краевой клинической больницы. Но первый звонок  был министру здравоохранения  России  Ю. Л. Шевченко, который дал добро приморским врачам на оказание помощи пострадавшим.

Затем был звонок главе компании «Владавиа» В. А. Сайбелю – с просьбой доставить приморских хирургов  на Камчатку. Но  опять возникла очередная проблема. «Як-40» не может сесть в темноте. И снова  звонок на Камчатку А. Чистякову с предложением вывести на посадочную полосу 30-40 автомобилей с зажженными фарами. Это был большой риск – посадка самолета ночью. Но В. А. Сайбель и летчики принимают решение лететь.

Надо отдать должное Евгению Ивановичу – он человек решительный, никогда не теряет надежды на лучший исход и верит в профессионализм и мастерство людей.  Он старается делать все, что в его силах, и даже больше, когда речь идет о жизни человека. Здесь уже  не существует ни званий, ни регалий, ни возможных  неприятных лично для него последствий.

А еще он считает, что каждый на своем месте должен принимать решения и исполнять их достойно. Именно так проявили себя все участники этой «операции».

Такова суть тех сентябрьских событий, которые, очевидно, не были известны писавшему. Поэтому его заметка оказалась на  поверку такой субъективной. Ведь истина, о которой умалчивают, становится сомнительной и ядовитой.

ТАК КАК ЖЕ СПАСАЛИ ГУБЕРНАТОРА КАМЧАТКИ?

Месяц прошел с той роковой сентябрьской истории. Состояние камчатского губернатора стабилизировалось.


Так как же все-таки спасали Михаила Машковцева? Для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, корреспондент «В» встретился с непосредственным участником тех  событий  -  Григорием  Смирновым, заведующим центром анестезиологии и реанимации приморской краевой клинической больницы.

- Евгений Иванович позвонил мне  в больницу, на дежурство, 11 сентября в половине десятого вечера и попросил сделать все, что только возможно, для спасения Михаила Машковцева. Спустя десять минут после того, как я связался с руководителем Приморского департамента здравоохранения, было принято решение   лететь на Камчатку. Пятнадцать минут понадобилось на сборы. В 23 часа мы уже были в аэропорту. Вместе со мной летел  Сергей Иванович Яковенко, тоже анестезиолог, он в это время был свободен, и мы его забрали, можно сказать, прямо с дачи.

Через несколько минут «Як» поднялся в воздух, почти два часа спустя сели на дозаправку в Николаевске-на-Амуре. Перелет занял почти  всю ночь. В половине восьмого утра были в больнице. Евгений Иванович звонил через каждые полчаса. Я осмотрел пациента. Его состояние действительно было крайне тяжелым,  нужна  была специализированная помощь врача анестезиолога-реаниматолога, а главное – кардинальное и единственно верное врачебное решение. Той аппаратуры, что  находилась в больнице, было явно недостаточно. Она не могла обеспечить необходимые для больного режимы вентиляции  и искусственного дыхания. Промедление было смерти подобно.

К тому же лицо у Машковцева было настолько изувечено, что применить дыхательный аппарат было просто невозможно. Выход оставался один – разрезать горло губернатора и ввести катетер в трахею. Риск был огромный, но когда Евгений Иванович узнал, что это единственный шанс на спасение, он сказал: «Это надо сделать, если это спасет ему жизнь. Ответственность беру на себя».

В восемь часов пришел лор-врач, и мы  сделали операцию, которая решила судьбу губернатора Камчатки.  Через три дня, после того как появилась некоторая стабильность, мы решили переправить М. Машковцева в Москву, в ЦКБ, так как оставлять его было нельзя даже  на нашей аппаратуре. Здесь уже требовалась помощь другого уровня. Я сопровождал его во время полета, а потом вернулся во Владивосток. Честно сказать,  горжусь тем, что меня как профессионала оценили и с помощью коллег удалось спасти еще одну человеческую жизнь.

Случай с Машковцевым был очень сложным, хотя после землетрясения в Нефтегорске, когда нашей бригаде удалось спасти почти 400 человек, повидать пришлось всякое - вот  где пригодилась служба медицины катастроф, в создании которой участвовал и Наздратенко.

Когда случается беда, находится много людей, которые кричат, дают советы, а взять на себя смелость принять решение  могут единицы. Наздратенко относится к числу таких.

Уже после того как камчатский губернатор был доставлен в Москву в ЦКБ и его здоровье пошло на поправку,  а семья Наздратенко  собиралась возвращаться  из Греции  домой,  Евгению Ивановичу еще раз пришлось выступить в роли спасателя. Причем на этот раз он  собственными  руками оказывал первую медицинскую помощь на катере, в море, неудачливому греку-ныряльщику, который вогнал в ногу большой рыболовный крючок. Главный рыбак России  извлек его так ловко,  что доктора потом отказывались поверить, что это сделал непрофессионал.

Автор : Тамара КАЛИБЕРОВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Жизнь человека - вне политики !

Добрые поступки, как известно, не нуждаются в огласке, тем более в оправдании. Но, видимо, мир сильно изменился за последнее время, если даже искреннее участие в судьбе человека можно в угоду политическим амбициям представить как фарс. И здесь промолчать уже нельзя – это значит согласиться с тем, что человеческая жизнь ничего не стоит, как и настоящий, по-мужски решительный, волевой поступок.

Маневры в Тихом океане

Россия и КНДР проведут совместные военно-морские маневры в ноябре этого года.

Бомба на развязке

Береженого бог бережет. На счастье для владивостокцев, этот закон сработал в среду, когда была перекрыта и без того вечно перегруженная Некрасовская. «Бомба» на самом деле была! Экспертиза МЧС показала, что самодельное взрывное устройство, обнаруженное прямо на проезжей части дороги, содержало 500 граммов тротила и уже было готово к действию. Если бы оно сработало, то с десяток машин взлетело бы в воздух…

Здоровая перспектива

В Дальневосточном госуниверситете прошла региональная конференция «Физическая культура, здоровье: состояние и перспективы совершенствования». Ее организаторами выступили ДВГУ, ВГМУ и департамент науки и образования администрации Приморского края.

Даешь Северу угля

Более 150 тысяч тонн угля доставили в порты Чукотки и районы Крайнего Севера в летнюю навигацию суда Дальневосточного морского пароходства.

Последние номера