Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Личность

Грузина в кадр не пускать!

Собственно говоря, он никогда не хотел быть журналистом и то и дело норовил сойти с этой дорожки. В детстве занимался в студии художественного слова, мечтал о сцене. Больше 15 лет работал в пионерских лагерях “Орленок” и “Океан”. Но журналистика, как любовь: гони ее в дверь – влетит в окно, возвращалась в жизнь Бориса Макарычева.

Собственно говоря, он никогда не хотел быть журналистом и то и дело норовил сойти с этой дорожки. В детстве занимался в студии художественного слова, мечтал о сцене. Больше 15 лет работал в пионерских лагерях “Орленок” и “Океан”. Но журналистика, как любовь: гони ее в дверь – влетит в окно, возвращалась в жизнь Бориса Макарычева.

- Вы были юнкором “Пионерской зорьки”…

- По Ставропольскому краю. Между прочим, получал невероятный для ребенка гонорар – 10 рублей. Причем тогда детям вообще не платили, но решили поддержать сироту. Я очень гордился своими заработками. В выпускном классе принял участие во всесоюзном конкурсе “Проходной балл”. Поехал в Москву на второй тур. Там с нами – юнцами – работали зубры: Песков, Панкин. По итогам конкурса я был рекомендован к поступлению в любой вуз Москвы, Ростова или Урала. Ну тогда для меня, мальчишки из Ессентуков, мир заканчивался Москвой. Однако экзамены завалил и попал в армию. Служба запомнилась мне так: благодаря сержанту, который по гражданской специальности был ветеринар и очень не любил грамотных людей, я похудел на 20 кило. Кстати, 30 лет назад я вместе с такими же салагами-первогодками тушил горящие под Москвой торфяники. После армии пошел работать в ставропольскую газету “Молодой ленинец”, заодно поступил на филфак Ставропольского пединститута… В 1975 году в лагере “Орленок” был недобор вожатых-парней. Поехал. Думал, что на полгодика…

- А получилось?

- На 10 лет. Сначала был вожатым, потом - начальником Морского лагеря, дружины “Штормовая”. Казалось, что роман с журналистикой завершен навсегда. Я женился, появились дети, жизнь устоялась. А в 1983 году открылся “Океан”. Поехали туда мои друзья-романтики. Я никуда не собирался: трое детей, жена. Не до романтики. Потом пришло письмо: приезжай, здесь выделят трехкомнатную квартиру… Это соображение (смеется) оказалось решающим: мы жили по сути в одной комнате. Вот так я попал в Приморье. Возглавлял дружину “Бригантина” семь лет.

- Какие же тропы привели вас на РВК?

- Мой бывший начальник встретил меня и сказал: не надоело еще в юных пионерах ходить? Есть предложение… А дело было в ноябре, и я носил большую такую, теплую кепку-аэродром. В ней и пришел, показывал свои работы. Роза Илларионовна Салюк потом вспоминала: думаю, ладно, возьму его редактором, но в кадр этого грузина пускать нельзя никогда! Я придумывал новые программы – “Вита-плюс” например. Потом было ПТР, где я впервые стал работать в кадре, Российское телевидение…

- Удалось ли вам миновать период звездной болезни?

- Недавно прочитал в рубрике “ТВ-звезда” интервью с молодым телеведущим. Журналист его спрашивает: а как звезда завтракает, а как звезда машину водит? И “звезда” всерьез так отвечает… кошмар! Не важно, в кадре я или нет, главное – в этом репортаже есть доля моего труда. Телевидение – командная работа, ее делает не один человек. Как бы ни был хорош ведущий, что он без визажиста, оператора, редактора, осветителя, водителя – без классных специалистов? Так я говорю и своим ученикам, молодым ребятам. Вторая составляющая успеха – интерес. Пока мне интересно что-то делать, пока есть то, что сегодня называют словом “драйв” (запал, горение, удовольствие от того, что делаешь), результат получается отменным. В самом начале мне казалось очень важным, чтобы моя семья смотрела мои сюжеты и высказывала свое мнение, я очень обижался, когда они забывали… Но это длилось недолго.

- И каковы ваши интересы?

- Я езжу по краю, встречаюсь с людьми – простыми и настоящими, восстанавливаю силы после суеты Владивостока. Мало времени остается на чтение, но  стараюсь идти в ногу, хотя, признаюсь, могу одновременно читать пять книг. Я люблю такую литературу, в которой есть доброта и доброжелательность. То же самое ищу и в телепередачах – смотрю “Серебряный шар”, и в кино, поэтому многие западные фильмы – всякие там триллеры и боевики - просто не видел, в этом смысле можно считать меня отсталым. Дети у меня - компьютерное поколение, им проще найти в Интернете сжатый сюжет “Войны и мира”, чем вчитываться.

- Дети выбрали ваш путь?

- Данила и Влада – да. Оля и Юра – не совсем. Я не жаждал, чтобы они пошли по моим стопам, и, честно сказать, временами этим фактом очень недоволен.

- Кто в вашем доме генерал: вы или жена?

- 24 года, что мы с Леной (она учитель русского языка и литературы, настоящий фанат своего дела) вместе, я очень мало бывал дома. Уходил в 6 утра, приходил в 2 часа ночи. Решать вопрос главенства было некогда.

- То есть детей вы не воспитывали?

- Ну почему? Личным примером я показал своим отпрыскам (и считаю это отцовским достижением) - из любых обстоятельств есть выход. Были моменты, когда на работе мне не платили зарплату. Я не ложился на рельсы, не устраивал акции протеста и ни разу не пришел домой и не сказал: ребята, извините, денег нет. Я знал, что детей надо кормить, что они должны ходить в школу… И работал. Нет, мы с Леной говорили: нам придется ужаться, вот от этого временно отказаться, но никогда не показывали пустой карман. И именно поэтому я не подаю нищим. У большинства из них есть руки и ноги, голова на плечах, а значит – можно найти способ зарабатывать.

А отрицательным последствием своего воспитания я считаю то, что взрастил в детях чувство надежного тыла. Они не привыкли обходиться без меня, всегда знают: папа прикроет. Не знаю, хорошо это или плохо. Может, дети выросли слишком рафинированными? Если бы они чаще обжигались, может, были бы сильнее? Хотя можно обжечься так, что потом вообще больше ничего не захочется…

Вообще я не очень люблю выставлять жизнь напоказ. Вот есть телесюжеты - моя работа в телекомпании “Восток-ТВ”, я там весь, на 100 процентов. Судите обо мне по ним.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Жизнь человека - вне политики !

Добрые поступки, как известно, не нуждаются в огласке, тем более в оправдании. Но, видимо, мир сильно изменился за последнее время, если даже искреннее участие в судьбе человека можно в угоду политическим амбициям представить как фарс. И здесь промолчать уже нельзя – это значит согласиться с тем, что человеческая жизнь ничего не стоит, как и настоящий, по-мужски решительный, волевой поступок.

Маневры в Тихом океане

Россия и КНДР проведут совместные военно-морские маневры в ноябре этого года.

Бомба на развязке

Береженого бог бережет. На счастье для владивостокцев, этот закон сработал в среду, когда была перекрыта и без того вечно перегруженная Некрасовская. «Бомба» на самом деле была! Экспертиза МЧС показала, что самодельное взрывное устройство, обнаруженное прямо на проезжей части дороги, содержало 500 граммов тротила и уже было готово к действию. Если бы оно сработало, то с десяток машин взлетело бы в воздух…

Здоровая перспектива

В Дальневосточном госуниверситете прошла региональная конференция «Физическая культура, здоровье: состояние и перспективы совершенствования». Ее организаторами выступили ДВГУ, ВГМУ и департамент науки и образования администрации Приморского края.

Даешь Северу угля

Более 150 тысяч тонн угля доставили в порты Чукотки и районы Крайнего Севера в летнюю навигацию суда Дальневосточного морского пароходства.

Последние номера