Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Экономика, финансы

Колумбийский вариант

Два года назад Дальнеречье тонуло конкретно. Плавал район, затопило окраины Дальнереченска. Тогда не хватило нескольких сантиметров, чтобы под воду ушли половина города и большинство сел района. Убытки исчисляются сотнями миллионов рублей. Пришлось быть свидетелем, как понаехало и поналетело тогда много гражданского начальства и руководителей ГО и ЧС. Все в камуфляже, голоса властные, движения резкие. Гнали технику из других районов, тащили мощные насосные станции. Спасали город, потому что до района уже руки не доходили…

Два года назад Дальнеречье тонуло конкретно. Плавал район, затопило окраины Дальнереченска. Тогда не хватило нескольких сантиметров, чтобы под воду ушли половина города и большинство сел района. Убытки исчисляются сотнями миллионов рублей. Пришлось быть свидетелем, как понаехало и поналетело тогда много гражданского начальства и руководителей ГО и ЧС. Все в камуфляже, голоса властные, движения резкие. Гнали технику из других районов, тащили мощные насосные станции. Спасали город, потому что до района уже руки не доходили…

Такие наводнения раньше случались раз в 10, а то и в 20 лет. Сейчас же Уссури, Малиновка и Большая Уссурка, по утверждению местных жителей, каждый год норовят выйти из берегов. А в это лето и вовсе произошло необычное: за сезон в районе объявляли два «чрезвычайных положения» с промежутком в месяц! В конце июля и в конце августа. После не самых обильных дождей вода с отрогов настолько стремительно скатилась вниз, что прорвала в нескольких местах защитные дамбы, размыла естественные преграды – автомобильные дороги и залила деревни, огороды, засеянные поля. Ущерб исчисляется миллионами и составляет десятую часть районного годового бюджета. Многие дальнереченцы, живущие с огорода, остались без запасов на зиму. Разве что без жертв обошлось…...

Нормально мы уже лет 10 не дамбовались…

Анатолий Фтодосьев, глава Дальнереченского района, всю жизнь строил и осушал окрестные земли. Он знает, что говорит, когда утверждает, что последний раз нормально и целенаправленно в районе государство строило дамбы еще при советской власти. В новые времена лишь своими силами латают дыры. Что сумеют выкроить из скудного местного бюджета, где на свои средства предприятия и частные предприниматели отсыпят берег речки...… Государственная противопаводковая программа так толком до приморских северных районов и не дошла. И, похоже, доходить не собирается. Во-первых, это довольно серьезные затраты. Во-вторых, подход тех, кто сегодня определяет приоритеты бюджета, сугубо прагматичный: целесообразность и отдача вложений. И с недавних пор стало считаться, что значительно дешевле отселить народ из попадающих под затопления деревень в Дальнереченск, чем бороться со стихией. Это так, но всех не отселишь. Главное в другом: что делать с территорией и землей? А это уже даже не вопрос, например, краевой противопаводковой программы, которой нет и в помине, а проблема экономической и демографической безопасности Приморья.

В этом отношении интересен такой факт. Китайцев, как и нас, тоже в тех местах топила разливающаяся Уссури. До 2001 года. Но они посчитали, что дешевле построить дамбу на десятки километров, и таким образом избежали ежегодных расходов на восстановление… и всю воду направили на Дальнеречье. Так что можно стопроцентно утверждать, что в ближайшее время город и пригородные окрестности района Уссури просто зальет по крыши. Потери будут такие, что на эти деньги можно было бы построить дамбу не хуже китайской.

Дороги жизни

 В районе, можно сказать, одна дорога. Из конца в конец по этой грунтовке – больше ста километров. По ней с трассы Владивосток - Хабаровск можно попасть в глубь Приморья, выйти на Чугуевку. Во время наводнений, в том числе и в этом году, приходилось просить помощи как раз чугуевцев. Они с другой стороны края могли еще добраться до таежных сел района, отрезанных от Дальнереченска водой. А все очень просто. Разлившиеся речки “слизывают” основные дороги, которые одновременно являются и своеобразными дамбами. Много лет району все обещают наконец-то заняться отсыпкой и поднятием уж очень низкого дорожного полотна. Но каждый раз Дальнеречье оставляют без дорожных. За годы вот такого “поддержания” жизненно важная грунтовка отшкрябана и стерта очень основательно. Перемыть ее не составляет труда. Когда новое руководство комитета дорожного хозяйства края увидело эту “ленту, убегающую вдаль”, показалось местным, что решили все же наконец обратить внимание на районные коммуникации. Во всяком случае, пообещали подумать о том, чтобы поднять основную магистраль. Вот только когда и какими темпами – неизвестно. Зато известен опять же подход, которым руководствуются те, кто определяет в крае теперь уже приоритеты дорожного строительства: дороги строить там, где по ним есть что туда-сюда возить. Например, на Хасане. В этом отношении получается замкнутый круг: есть в районной администрации перспективные проекты по освоению месторождения угля и стратегического титанового сырья. Инвесторы готовы рассматривать варианты, но когда узнают, что летом в округе все плавает, включая дороги, чешут затылок. А убедить власть в необходимости развивать инфраструктуру, пока те не видят больших инвестиций, непросто.

Лес рубят, зерно тонет

Все больше местных жителей утверждает, что тонут они по простой причине – вырубают лес. Вода не задерживается в верховьях и резко, за день-два, скатывается к узкому руслу, разливается. И хотя не все разделяют эту точку зрения, тем не менее происходит то, что происходит. В этом году многие частные предприниматели, взявшие в аренду землю и посадившие зерновые и бобовые там, куда вода обычно не доходит, пролетели. Где старую дамбу прорвало, где дорогу перемыло – и прощай, вложенные деньги и труд. На следующий год уже не всякий рискнет пробовать себя на ниве сельского предпринимателя. А ведь как непросто тому же главе администрации Анатолию Фтодосьеву и специалистам сельхозуправления убедить предпринимателей района начать работать на земле. Получается, что, живя в такой зоне, единственно, где не рискуешь, так это на лесозаготовках. Но леса скоро на всех не хватит. А что дальше? И выходит, что нерешенная проблема защищенности района от наводнений загоняет проблему в прямом смысле все дальше в лес. Меньше леса – больше воды. Вот такая взаимосвязь.

Восстанавливать - не строить

 Дальше жить по привычной схеме – значит просто потерять людей и землю. Сейчас ведь как: затопило – все считают ущерб. Дорожники, администрация, граждане. Потом краевой МЧС “защищает” ущерб в Москве, и все ждут, когда придут с запозданием деньги на ликвидацию и ущерб. Кое-что обламывается. Причем обычному крестьянину, как правило, почти невозможно доказать свои потери. Вот такое восстановление получается. А простые люди устали от безысходности и либо уезжают, либо бросают чем-либо заниматься, пьют.

В общем, перспектив мало. В этом году в краевом бюджете на защиту края от наводнений не было выделено ни рубля, на следующий год - та же картина. Нет ни слова о защите северных наших районов и в разрекламированной федеральной программе развития Дальнего Востока.

И тем не менее мириться с таким положением главы северных районов, а топит ведь не одно Дальнеречье, но и Красноармейский район, не намерены. Ведь за ними – 110 тысяч человек. Главы обратились через депутата Госдумы Антонину Романчук к министру природных ресурсов России Виталию Артюхову с просьбой помочь в решении вопроса финансирования строительства и содержания защитных сооружений. В основу обращения лег доклад Анатолия Фтодосьева, сделанный им в этом году на межведомственной комиссии при полномочном представителе президента РФ в Дальневосточном федеральном округе по предупреждению и ликвидации ЧС и экономической безопасности, в котором говорилось о чрезвычайной ситуации в регионе в связи с аварийным состоянием противопаводковых сооружений. Комиссия согласилась с необходимостью принятия срочных мер. Нужно на все работы в течение 3-4 лет – 150 миллионов рублей. После этого о потерях от наводнений в тех районах можно будет забыть. Уже в следующем году можно было бы начать самое первоочередное. У глав администраций вся надежда на федеральную адресную инвестиционную программу по строительству и ремонту гидросооружений на севере края. А у многих жителей тех мест от безысходности другие планы. В последнее время в тех районах народ активно занялся выращиванием конопли. Ей, как замечено, большая вода только рост дает. Так что альтернатива у этой зоны рискованной жизнедеятельности есть. Колумбийский нарковариант.

* * *

Дальнереченский район - 7235,5 кв. км. Численность населения – 14 500 человек, 28 сел, 2 железнодорожные станции. Экономика – лесозаготовка и лесопереработка, растениеводство. Перспективы – разведанные запасы угля, ильменита, золота. Из-за наводнений район считается зоной рискованного земледелия. А в последнее время – и зоной рискованной жизнедеятельности.

Автор : Виктор СЕРДЮК, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

В этом номере:
Зиму никто не отменял

15 октября назначено днем общей подготовки Приморского края к отопительному сезону. Именно в этот день с глав всех районов и городов Приморья по полной программе спросят о готовности объектов к зиме.

Приморцы снова откроют Америку

В Анкоридже (штат Аляска, США) завершилось семидневное 7-е заседание инициативной рабочей группы “Дальний Восток России – западное побережье США”.

Осенний марафон

С 1 октября вступают в силу правительственные постановления по новым ставкам таможенных пошлин на ввозимые физическими и юридическими лицами автомобили. На те самые, с момента выпуска которых прошло более семи лет.

Колумбийский вариант

Два года назад Дальнеречье тонуло конкретно. Плавал район, затопило окраины Дальнереченска. Тогда не хватило нескольких сантиметров, чтобы под воду ушли половина города и большинство сел района. Убытки исчисляются сотнями миллионов рублей. Пришлось быть свидетелем, как понаехало и поналетело тогда много гражданского начальства и руководителей ГО и ЧС. Все в камуфляже, голоса властные, движения резкие. Гнали технику из других районов, тащили мощные насосные станции. Спасали город, потому что до района уже руки не доходили…

Наука под пулями

Вчера в корпусе морфологии Владивостокского медицинского университета на проспекте Острякова был убит профессор ВГМУ Сергей Мельник. Как стало известно корреспондентам «В», Сергей Григорьевич скончался от трех огнестрельных ранений.

Последние номера