Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Барак юности моей

С жильем повсюду проблем хватает, но для Артема засилье покосившихся бараков, заваливающихся лачуг – самая большая беда. Четверть всего жилищного фонда города составляют ветхие и аварийные дома, жильцов которых необходимо срочно расселять. А это – треть населения города. Суды завалены исками заложников трущоб.

С жильем повсюду проблем хватает, но для Артема засилье покосившихся бараков, заваливающихся лачуг – самая большая беда. Четверть всего жилищного фонда города составляют ветхие и аварийные дома, жильцов которых необходимо срочно расселять. А это – треть населения города. Суды завалены исками заложников трущоб.

Эту проблему нынешняя администрация города считает для себя первоочередной. Принятая муниципальная целевая программа переселения артемовцев ставит смелую задачу – полностью ликвидировать до 2010 года муниципальное ветхое и аварийное жилье, предоставить его обитателям нормальные условия для жизни. Получится ли?

Наледи из помоев

Не подумайте, что бараки можно увидеть только где-нибудь на окраине города. Нам достаточно было обогнуть центральную остановку Артема совсем недалеко от городской администрации, чтобы во всей красе лицезреть один из таких “очкуров”. Язык не поворачивается назвать микрорайоном несколько сгрудившихся здесь домов, пугающих своим мрачным видом. Балконы провисли, стены покосились, часть окон забита. На все семь домов, имеющих в среднем по 16 квартир, один туалет! Воду жильцы носят из колонки.

- Это далеко? - спрашиваю у Валентины Федоровны Прищепы, встретившейся нам с коромыслом.

- Да там, у детской поликлиники, - указывает рукой пожилая женщина. – Зимой возим на тележке, а летом чаще в ведрах носим.

Их дом из бруса, насколько помнит Валентина Федоровна, был построен в 1934 году. Сама она живет здесь с 1959 года. 17 лет, как схоронила мужа, а все так же ютится в своей старой квартирке. В соседях – семья внука Дмитрия Донского с двумя малыми детьми, второй малыш появился на свет совсем недавно. Дмитрий работает в милиции, пришлось нести службу и в Дагестане, и в Чечне, но это никак не повлияло на улучшение его жилищных условий. 

 В этих домах по улице Октябрьской нет коммунальных услуг, как в цивилизованных городских квартирах, так хотя бы по-деревенски удобно было. Но о деревенских преимуществах речь тоже не идет, поскольку под огороды земли нет, даже сараи и те многие сгорели.

- Летом убожество этого пятачка в центре Артема немного скрадывается зеленью деревьев, - качает головой начальник отдела по обмену, учету и распределению жилой площади администрации города Наталья Филанчук. – А зимой он открывается миру. В холода ко всем бедам добавляются наледи из помоев, которые выплескивают жильцы на улицу. Пройти становится невозможно.

Через дорогу еще несколько лет назад тоже стоял допотопный барак. Сейчас на его месте поднялась престижная многоэтажка с хорошими квартирами. За два года дом построило акционерное общество “Зодчий” с привлечением физических лиц, и переселенцы из аварийного дома тут также получили квартиры.

- На месте семи старых домов по Октябрьской тоже планируется строительство девятиэтажного дома, в котором муниципалитет будет принимать долевое участие, - рассказывает Наталья Филанчук. – Именно здесь “посадить” дом будет дешевле, поскольку коммуникации к нему издалека тянуть не придется. Микрорайон начинаем расселять, жильцам из самого старого “терема” квартиры уже предоставлены, и они сейчас переезжают.

У семьи Дмитрия Донского появилась надежда на скорое переселение. Как бы не сглазить.

Бросовое наследство

По краю с такой же остротой проблема убогого жилья стоит разве что еще в Партизанске. Беды у бывших шахтерских городов похожи, потому что главная их причина – развал угольной отрасли. Предприятия угольной промышленности и ОАО “Дальшахтострой” являлись основными застройщиками Артема (23 процента жильцов, ждущих переселения, проживает в домах, переданных в муниципальную собственность ОАО “Приморскуголь”). Когда нужно было поднять угольную отрасль, строились впопыхах, лишь бы побыстрее куда-то вселить шахтеров. Но времянки оказались чересчур постоянными.

В муниципальной собственности до начала жилищной реформы в Артеме находилось менее одного процента жилья. А потом оно все, включая абсолютно непригодное для проживания, было передано муниципалитету. Сначала раздавались обещания, что местные власти будут иметь всяческое содействие в борьбе с бросовым наследством. 1995 годом датируется положение “Об учете и предоставлении жилой площади пенсионерам и работникам ликвидируемых шахт, проживающим в ветхих жилых домах”, которым гарантировалось переселение из ветхого жилья за счет средств федерального бюджета. Но из последующих документов эти гарантии просто испарились.

Надежда на то, что Артем все-таки не бросят один на один с его бедой, появилась после подписания недавнего распоряжения правительства “О разработке проекта федеральной целевой программы “Переселение граждан Российской Федерации из ветхого и аварийного жилищного фонда в 2001-2005 годах”, в соответствии с которым началась подготовка одноименной краевой целевой программы. Для этого каждое муниципальное образование края должно провести инвентаризацию своего жилого фонда, дать раскладку по ветхому и аварийному жилью, но пока это сделали только Артем и Большой Камень. У других, видно, не так болит.

Поэтому администрация Артема продолжает биться по сути дела в одиночку. Но своих средств на решение тяжелейшей проблемы слишком мало. На нынешний год запланировано использовать порядка пяти процентов местного бюджета, на следующий – больше, но это все равно капля в море. Для приобретения жилья тем, кого необходимо переселять, нужно аж 700 миллионов рублей. Без помощи краевого бюджета и выделения федеральных средств не обойтись. Администрация Артема готова при сносе домов в центральной части города рассматривать освобождающиеся площадки под инвестиционные проекты.

Кроме разбросанных по всему городу покосившихся бараков в Артеме есть целые мрачные городки. Как правило, они расположены близ когда-то знаменитых шахт. В свое время было удобно иметь жилье рядом с работой. Теперь уходят в небытие шахты, и все больше приходит в упадок когда-то ведомственное жилье.

340 домов в Артеме имеют износ больше 65 процентов. Необходимо снести 1432 квартиры. В бывшем шахтерском городе назрела критическая ситуация.

Автор : Надежда БРАЖИНА, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

В этом номере:
У Минатома долгая память

Тем не менее в ближайшие пять лет строительство Приморской АЭС не предусмотрено.

«Поплавок» с опасной начинкой

В районе заброшенного гарнизона в бухте Разбойник, что недалеко от города Фокино, намечается строительство комплекса длительного хранения реакторных отсеков. Второе его название звучит довольно скромно – “Площадка временного хранения реакторных отсеков”. Здесь будет построено целое предприятие, инженерный комплекс сооружений с необходимой инфраструктурой. Место для радиационно опасного объекта выбрано не случайно. Реакторные отсеки, вырезанные из подводных лодок с двумя соседними, хранятся тут и сейчас, но пока эти блоки, как поплавки, плавают у берега.

Под водой расследуют гибель «Лысьвы»

Аквалангисты водолазного клуба «ВладSCUBA» в последние дни продолжили погружения в районе гибели 12 февраля 1972 г. судна «Лысьва», обнаруженного случайно на морском дне полторы недели назад. Ребята решили разгадать причину гибели РС и 11 членов экипажа на входе в бухту Витязь у мыса Шульца на полуострове Гамова.

Наш паровоз, ваши тарифы

- говорят сегодня коммерсанты, вложившие свои деньги в строительство железнодорожной ветки

Хуже, чем было

Агропромышленные предприятия и фермерские хозяйства убрали и обмолотили зерновых и зернобобовых культур без кукурузы на площади более 60 тысяч гектаров. Это превышает половину засеянных полей. Свыше 50 процентов площадей от посадок составляет уборка картофеля, а это уже под 30 тысяч гектаров. Вовсю ведется сбор моркови и свеклы. Помидоры и огурцы по большей части уже собраны. На очереди капуста.

Последние номера