Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Ким Чен Ир: Пишите как хотите, я вам разрешаю

...Февраль в Пхеньяне схож с апрелем во Владивостоке. Хоть и ветрено, но достаточно тепло. Еще немного - и зазеленеет листва, мир наполнится благоуханием цветов и буйством красок. В правительственной резиденции Пэк Хва Вон, предоставленной российской делегации, которую возглавил Константин Пуликовский, полномочный представитель президента России в Дальневосточном федеральном округе, радуют глаз зелень ковров ручной работы и красота оранжерейных цветов. Среди них особо выделяется кимченирхва. Ярко-красные цветы с сочными узорчатыми лепестками, схожими с бегонией, в течение двух десятилетий выводил японский селекционер Камо Мотодеру и назвал его «цветком Ким Чен Ира».

 ...Февраль в Пхеньяне схож с апрелем во Владивостоке. Хоть и ветрено, но достаточно тепло. Еще немного - и зазеленеет листва, мир наполнится благоуханием цветов и буйством красок. В правительственной резиденции Пэк Хва Вон, предоставленной российской делегации, которую возглавил Константин Пуликовский, полномочный представитель президента России в Дальневосточном федеральном округе, радуют глаз зелень ковров ручной работы и красота оранжерейных цветов. Среди них особо выделяется кимченирхва. Ярко-красные цветы с сочными узорчатыми лепестками, схожими с бегонией, в течение двух десятилетий выводил японский селекционер Камо Мотодеру и назвал его «цветком Ким Чен Ира».

Чтобы навечно сохранить цветок как общенародную ценность, в Пхеньяне, в Центральном ботаническом саду, построили для него специальную теплицу площадью более 1000 кв. метров. Оттуда декоративное растение и попало в резиденцию, над которой с 10 по 13 февраля 2002 года развевался российский триколор.

Помчались дни, насыщенные активной работой, встречами. К вечеру 12 февраля по некоторым признакам стало понятно: в резиденцию прибудет глава Корейской Народно-Демократической Республики. В коридорах буквально через каждые полметра – офицеры корейской охраны; устанавливаются «ворота» металлоискателя. Как оказалось, труднее всего контроль было пройти Сергею Шерстюку, главному федеральному инспектору по Приморскому краю. После травмы ноги он передвигался, слегка опираясь на трость. Американская по «происхождению», трость имела конструкцию, благодаря которой спокойно складывалась в металлический обрез пятидесяти сантиметров. Уж как ее крутили, вертели, пытаясь даже заглянуть в темное нутро. В конечном счете хозяину предложили оставить ее под присмотром бдительной охраны. Туда же последовали фотоаппараты и мой диктофон.

Но это было позже. А пока ловлю себя на том, что почему-то нервничаю. Впрочем, волнение охватывает всех членов делегации. Особенно видно, как переживает посол России в КНДР Андрей Карлов, велик был груз ответственности.

Баритон Кима солировал...

За десять минут до приезда главы государства мы стоим в ряд, как дисциплинированные солдаты на параде. И вот наконец резные створки дубовой двери, высотой под шесть метров, весом каждая в центнер, медленно раскрываются. Вбегают корейские телерепортеры и фотографы, мгновенно занимают, видимо, заранее определенные для них места, замирают, как и мы.

В 18 часов распахнулись массивные двери резиденции, в нее вошел Ким Чен Ир. Он крепкого телосложения, одет в привычный полувоенный френч цвета хаки, взор пронзительный, голос с хрипотцой, примерно как у Луи Армстронга, он сразу же, широко улыбаясь, шагает навстречу главе делегации: «Я рад вас снова видеть, полпред Пуликовский». Они тепло обнялись, приветствуя друг друга. Со всеми остальными - дежурное рукопожатие с дежурными словами: «Очень рад, рад встрече». На следующий день его напечатают почти на полполосы в газете «Нодон синмун».

Перед ужином Константин Пуликовский провел переговоры с Ким Чен Иром, в течение часа обсуждая различные аспекты международной политики и вопросы экономического сотрудничества между нашими странами. Была проявлена схожая или идентичная позиция по многим вопросам, готовность претворять в жизнь договоренности, достигнутые в ходе встреч глав России и КНДР в 2000 и 2001 годах.

Нас пригласили в зал, где уже стояли сервированные столы. В центре каждого - цветочная композиция, венчавшаяся цветком кимченирхва. За самым большим круглым столом отведены места для Ким Чен Ира и Пуликовского. Рядом сидели дипломаты из Министерства иностранных дел России, работники российского посольства со своими женами, несколько членов правительства КНДР. За двумя другими столами расположились все остальные. После официальных здравиц за столами началось неформальное общение. К главе КНДР один за другим подходили члены нашей делегации, российские дипломаты, выражая благодарность за прием, поздравляя Ким Чен Ира с наступающим Новым годом.

Ким Чен Ир был оживлен, общителен, улыбчив, притягателен. Его баритон, казалось, «солировал» в общем хоре русских и корейских реплик и тостов. В какой-то момент он неожиданно предложил исполнить песню «Широка страна моя родная» и запел первым, с едва уловимым акцентом, великолепно ведя мелодию подзабытой нами песни.

Ну, за саран!

Мне предложили экспромтом поздравить северокорейского лидера от женщин России. Я растерялась: что же ему пожелать от имени гражданок-россиянок? Получив одобрение, что можно и от себя лично, желательно неформально, пошла через весь зал на негнущихся ногах. Почему-то боялась лишь одного, что споткнусь и плесну на кого-нибудь вино из бокала. Когда приблизилась к Ким Чен Иру, он галантно встал. Честно призналась, что учила перед поездкой несколько корейских фраз, но сейчас от волнения все позабыла. Но точно знаю, что предстоящее 60-летие – хвангап – дата зрелости, мудрости, обаяния. И пусть всегда в его жизни будет то, что по-корейски звучит как саран, а по-русски – любовь. Стоящий за спиной главы КНДР помощник молниеносно переводил, но мне показалось, что Ким Чен Ир понимает русскую речь. Он поблагодарил за поздравление и предложил осушить бокалы до дна. Наверное, я поддалась его обаянию, если осмелилась сказать, мол, согласна, но тогда – на брудершафт. Ким Чен Ир улыбнулся, мы сомкнули руки. Он смотрел дружелюбно, я подставила щеку для поцелуя. За стол вернулась с чувством грузчика, сутки разгружавшего вагоны.

Где-то через час Ким Чен Ир стал обходить членов российской делегации, поднимая тост. Когда он оказался рядом со мной, я и без переводчика поняла, что хотел сказать загадочный правитель Востока, поскольку он жестом показал на свою щеку. И подтвердила, что готова его поцеловать, но спросила, а может ли он выполнить желание женщины? Ким Чен Ир согласно кивнул. И тут я выразила свое самое сокровенное желание: пять минут – три вопроса - блицинтервью. «Интересные пошли у женщин желания», - по-мальчишески озорно улыбнулся Ким Чен Ир. Я с радостью его расцеловала. Переводчик добавил, что мне дадут знак, когда подойти к главе КНДР. И вот блокнот лежит на коленях, записываю ответы – сбылась журналистская мечта!

«Кто для вас самый дорогой и близкий человек на свете?» – спросила сначала. «Это моя мама, которую я потерял в раннем детстве, - ответил Ким Чен Ир. – Она была революционерка-борец, она желала, чтобы у ее сына все было благополучно. Но вряд ли она могла представить, что я стану тем, кем я являюсь сегодня. Я многим обязан ей». «А что стало самым запоминающимся во время визита в Россию?» Ким Чен Ир ответил, что это встреча и общение с президентом России Владимиром Путиным и доброжелательность россиян. «В их глазах я видел симпатию к себе, - подчеркнул глава КНДР. – Мне это было приятно». И еще добавил, что рад, найдя в полпреде Пуликовском настоящего товарища и интересного собеседника.

Интервью могло длиться и дольше, но стоящий за спиной Ким Чен Ира начальник корейского протокола настойчиво стучал пальцем по циферблату своих часов, давая понять, что надо знать меру. В заключение Великий Полководец громко и властно произнес: «Вы можете писать про меня совершенно свободно - хорошо ли, плохо. Пишите как хотите, я вам это разрешаю», - и поцеловал на прощание руку.

Часы пробили полночь. За пять минут до этого в зал внесли шампанское. Мы отметили наступающий восточный Новый год на европейский лад – чокнулись фужерами пенящегося вина и выпили за счастье и благополучие всех граждан Корейского полуострова и России.

«Восточный экспресс» набирает ход

Судьба уготовила мне еще одну встречу с Ким Чен Иром.

Во время его августовского путешествия по российским городам Константин Борисович по поручению президента страны вновь сопровождал северокорейского лидера. Для освещения неофициального визита были аккредитованы пятеро репортеров, в том числе пресс-секретарь Пуликовского Евгений Аношин. В состав рабочей группы входили два приморских журналиста, включая Леонида Виноградова, корреспондента ИТАР-ТАСС по Дальнему Востоку, два хабаровчанина - фотокорреспондент Александр Голоднев, телеоператор Сергей Шульга. С ним два года назад довелось познакомиться в Чечне, оказались в одной связке, это удивительной надежности и мастерства человек. Ему единственному довелось снимать встречу Ким Чен Ира и Константина Пуликовского в штабном вагоне главы КНДР. С этими съемками связаны интригующие обстоятельства. По условию корейского протокола для съемок отводились три минуты. Вернуться в свой вагон оператор мог только во время остановки. Три часа предстояло стоять на ногах в тамбуре корейского вагона. Когда съемка закончилась, поезд тронулся. Корейские охранники, видимо, пожалели репортера, знаками показывая: следуйте за нами. Двигались быстро, почти бегом. «Эпатируемого» держали в середине, ограничивая обзор. Оператор успел отметить стерильную чистоту и доминирующий белый цвет, зрительно увеличивающий объем вагонов. Удивился переходам в тамбурах. Они в отличие от «горбатых» российских абсолютно плоские, неподвижные, застеленные ковриками. В самих проходах пол покрывал светлый линолеум. Как рассказывал потом наш товарищ, ему очень хотелось отснять внутренний интерьер корейских вагонов, но он не стал подводить тех, кто принял на себя ответственность при столь нестандартной ситуации, выходя за рамки протокола.

На Хасане, откуда начался дальневосточный вояж Ким Чен Ира, он меня буквально ошеломил, узнав. Крепко пожал руку, в ответ на его улыбку разулыбалась и я. «Вы опять с интервью!» - добродушно воскликнул он. Два дня спустя я прошла по приглашению Ким Чен Ира в салон речного теплохода «Георгий Седов», совершавшего прогулку по Амуру с председателем ГКО КНДР и сопровождавшими его лицами на борту. И вновь обозначила свой нескрываемый интерес – интервью. На этот раз удалось проговорить более пятнадцати минут. Отвечая на один из вопросов, Ким Чен Ир приоткрыл завесу таинственности, почему он выбирает в качестве варианта передвижения поезд. “Зарубежная пресса пытается представить меня человеком, страдающим аэрофобией. Это не так, – сказал он. - Что я узнаю за время перелета? Ничего. И общаться буду только с политиками. Мне же хотелось своими глазами увидеть, что есть хорошего в России, а что плохого. Теперь вопреки утверждению об аэрофобии, если состоится визит в Москву, полечу самолетом. А если поеду на Дальний Восток, то вновь выберу поезд”. На этом вечере таинственный правитель самого закрытого государства вновь проявил себя как неожиданный, неординарный человек, галантный джентльмен. Впрочем, это, как и все события, происшедшие на пути от Хасана до Хасана, полностью интервью с главой КНДР самым подробным образом будет изложено во второй, дополненной книге Константина Пуликовского. Первая - под названием «Восточный экспресс с Ким Чен Иром» вышла в Москве, ее презентация должна состояться на Московской международной книжной ярмарке.

Автор : Ольга МАЛЬЦЕВА (фото автора), специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ты узнаешь меня по почерку

Он избегает паблисити, не любит фотографироваться, не обозначает биографические даты, не дает названия своим скульптурам. Считает, что его работы выражают больше, нежели любые слова. Накануне первой во Владивостоке выставки «Каменная пластика», открывшейся в Приморской картинной галерее на Партизанском проспекте, скульптор Мансур Якубов был немногословным: «Приходите, смотрите…»

Мы очень рады видеть вас

Эта или подобная фраза прозвучит не раз в концертных залах Владивостока в сентябре: открывается новый сезон. Одна из полюбившихся горожанам и гостям Владивостока сцен – в Пушкинском театре, где 13 сентября состоится концерт нового – 24-го музыкального абонемента.

Аварийная администрация края

В тот день, когда Америка скорбела в связи с годовщиной воздушного террора, на российской дороге под Владивостоком столкнулись немецкий и японский автомобили.

Дурное предзнаменование

Ночное ДТП в Находке поразило даже видавших виды работников ГАИ. Разбились молодожены.

Сима двинулась на нерест... в Китай

Несколько «хвостов» нерестовой симы пытались незаконно вывезти из Приморья в Китай граждане соседней страны.

Последние номера