Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мегаполис

Стой, зачем идешь?

Засилье иностранных рабочих в ряде сфер приморского рынка труда доходит до критической отметки. Мы кормим чужих рабочих и «трудовую мафию», теряя при этом собственную кадровую базу. Перевернется ли ситуация с вступлением в силу нового закона об иностранных мигрантах? Об этом корреспондент «В» размышляет вместе с руководителем управления по делам миграции УВД Приморского края Сергеем Пушкаревым.
 Засилье иностранных рабочих в ряде сфер приморского рынка труда доходит до критической отметки. Мы кормим чужих рабочих и «трудовую мафию», теряя при этом собственную кадровую базу. Перевернется ли ситуация с вступлением в силу нового закона об иностранных мигрантах? Об этом корреспондент «В» размышляет вместе с руководителем управления по делам миграции УВД Приморского края Сергеем Пушкаревым.

- 1 ноября в силу вступает недавно принятый федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Обращает на себя внимание ряд принципиальных новшеств: трудовые миграционные квоты, ограничивающие число гастарбайтеров из-за рубежа, пошлины, а также миграционные карты. Станет ли этот закон революционным для миграционной политики России, в том числе и в Приморье?

- Революционность этого закона давно продиктована действительностью. В нем довольно полно отразились проблемы, возникающие с незаконными трудовыми мигрантами, то есть теми иностранными гражданами, которые въехали на территорию России законным путем с четко обозначенной в визе целью, а потом изменили свой статус – например, из туристов превратились в торговцев.

Думаю, толк от закона будет. Хотя для того, чтобы он смог работать, потребуется принять еще целый ряд нормативных актов.

- А чем, собственно, страшны эти самые мигранты?

- В первую очередь тем, что наносят экономике России ущерб. Те же китайцы приезжают, скупают оставшиеся у нас запасы сырья, вывозят контрабандой дикоросы, морепродукты и так далее. Или взять проблему иностранных граждан, работающих сапожниками. Уже больше года мы не даем иностранцам разрешений на занятие этой деятельностью, а значит, легальных сапожников-иностранцев в крае нет. И тем не менее они существуют. Мы с этим боремся, но, с другой стороны, спрос на их услуги должен подстегнуть и нашу систему бытового обслуживания – нужно развить сеть мастерских, может быть, пересмотреть и тарифную политику, повысить качество работы.

…На мой взгляд, китайцы вовсе не хотят постоянно жить и работать в Приморье, у них другие цели (кстати, и инвестиций китайских в приморскую экономику практически нет). Возьмем сельское хозяйство: им гораздо выгоднее выращивать овощи-фрукты у себя и продавать у нас. От корейцев российские сельхозпредприятия сами отказываются из-за низкой квалификации. Вот и выходит, что на полях работать некому.

- Так, может быть, внешнюю трудовую миграцию следует только поощрять? Да, иностранная рабочая сила вытесняет отечественную, на этом делает свой бизнес «трудовая мафия». Но откуда взять собственные трудовые ресурсы в условиях оттока населения с Дальнего Востока? Вот и руководитель Федеральной миграционной службы Андрей Черненко заявляет, что без ежегодного притока миллиона мигрантов-трудовиков Россия уже не обойдется. Нужно ли вообще ужесточать правила, вводить квоты и прочие барьеры?

- Иностранный строитель, работающий на территории края, – это, конечно, благо. Построят гостиницу – и появятся рабочие места для нас, русских. Нельзя забывать о том, что достаточного количества строителей в Приморье не было никогда. Начинать Большой Владивосток приезжали стройотряды с запада. На стройках работали представители проектных институтов, фабрик, заводов. А кто поднимал «шефской помощью» сельское хозяйство? Студенты, солдаты, представители непрофильных предприятий.

Сегодня государство не может организовать внутреннее переселение по советской схеме – на это нет денег. Поэтому допустимо и даже необходимо привлечение высококлассных специалистов в производственную сферу, в строительство. А вот в сфере торговли, бытового обслуживания вполне могут работать приморцы, в том числе такие категории, как инвалиды. Кстати, в Приморье дифференцированный подход был введен еще в 1993 году, когда согласно постановлению губернатора классные специалисты при въезде в край платили сумму гораздо меньшую, чем, например, разнорабочие.

В законе о правовом положении иностранцев такой дифференциации нет, однако установлена довольно приличная миграционная пошлина – три тысячи рублей плюс тысяча за подтверждение. Может быть, эта сумма заставит российских работодателей задуматься, везти ли рабочую силу из-за рубежа или стоит поискать ее здесь. России необходимо восстановление системы профтехобразования. Ведь сегодня мы живем старым багажом: все идут в менеджеры и юристы, никто не учится на строителя.

- Сергей Григорьевич, трудно ли бороться с незаконной миграцией - следить, выявлять, депортировать?

- К сожалению, новый Кодекс об административно-правовых нарушениях пока не работает в полную силу. Депортировать иностранного гражданина можно только по решению суда, то есть нужно его привести в суд, обеспечить переводчиком, адвокатом и так далее. Сейчас мы добиваемся того, чтобы оперативно организовать эту работу.

Что касается безвизовых туристов-«невозвращенцев», то сегодня проблема их несвоевременного выезда решена, дело в другом. Зачастую туристы, въезжающие в Приморье без визы на срок до 30 дней, предпочитают любованию природой другие занятия. За месяц и на стройке поработают, и в поле, и на лесозаготовках, и на рыбалку успеют. Мы направили в Минэкономразвития предложение ограничить срок пребывания безвизовых туристов до 15 дней. Туризм – это одно, а предпринимательство – совсем другое.

- Скоро новый закон вступит в силу. Но так ли трудно будет его обойти? Например, отдельным категориям иностранцев разрешение на временное жительство будет выдаваться без учета квоты – тем, кто инвестировал в российскую экономику или вступил в брак с гражданином РФ. Выходит, следует ожидать всплеска фиктивных браков?

- Вполне возможно. Изощренность граждан нашего великого соседа иногда просто вызывает восхищение. Они так быстро находят лазейки в наших законах, что диву даешься.

Еще года два назад китайские граждане массово проникали в край по служебным паспортам, в которые тогда не требовалась виза. Как только вошло в силу новое положение о служебных паспортах, этот канал незаконной миграции исчез. Были так называемые водители приграничной торговли, которые по льготной визе въезжали в Приморье, не имея ни машин, ни прав, были китайцы с визами переводчиков, не понимавшие по-русски ни бельмеса.

Мы их перестали впускать в Россию. Но взамен начал действовать мощнейший миграционный канал китайцев, проникающих в Приморье по многократным коммерческим визам. Мы обращались в МИД, но там сказали, что «урезание» таких мигрантов не предусмотрено российско-китайским договором о визовом обмене.

- А как обстоят дела с незаконными мигрантами из других мест – например, из стран СНГ?

- Можно пойти легким путем – ловить и выдворять. Но не лучше ли их легализовать, коль они уже нашли себе место, оформить в налоговой инспекции, санэпиднадзоре и всех прочих органах, потребовать соблюдения норм – и пусть трудятся на благо края. Ежегодно в край заезжает около восьми тысяч граждан СНГ. Оформляется как положено всего процентов 10. Депортировать таких нарушителей практически невозможно – везти через всю Россию к узбекской границе (все равно открытой) положено за счет пригласившей стороны, а этих гостей никто не приглашал. Даже с китайцами легче!

Мы не можем, как раньше, на месте разрешать гражданам СНГ вести трудовую деятельность - документы оформляются через Москву. Никакой работодатель на себя эти хлопоты не возьмет. В итоге и незаконная миграция увеличивается, и сам работник оказывается бесправен. Примерно так же обращаются за рубежом и с нашими гражданами.

- Ущерб от незаконной миграции иностранцев очевиден. Менее очевидны пути борьбы с ней. Что, по-вашему, сможет переломать существующий «негатив»?

- Безусловно, заслуживает внимания система контроля, разработанная миграционной службой края вместе с силовыми органами. Например, механизма применения некоторых статей федерального закона о порядке въезда и выезда иностранцев не существует. Однако за последние четыре года мы не пропустили в Приморье более 4 тысяч человек, сообщивших в пунктах пропуска сведения, не соответствующие указанной в визе цели въезда.

В то же время не будет никакого толку без создания единой для всей России системы миграционного контроля. Граница с Китаем тянется на три тысячи километров. Мы перекроем лазейки – поток пойдет на Амурскую, Читинскую области и т. д. Только в условиях единого контроля нам можно будет слаженно работать со всеми службами. Работа пограничников - говорить «стой, кто идет?», таможенников - «стой, что несешь?». Наш вопрос – «Стой, зачем идешь?!». И если иностранец на минуту-полторы задержится у стойки миграционного контроля, то только для того, чтобы потом не тратились огромные средства и силы для вылавливания толпы незаконных мигрантов по всей территории края.

Автор : Василий АВЧЕНКО, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

В этом номере:
Заклинание инвесторов

Вчера в рамках форума АТЭС продолжил свою работу инвестиционный симпозиум. Гости и хозяева, подбив итоги первого дня, выслушали новые доклады. Сегодня в их планах – экскурсия по образцовым предприятиям города, а также встречи с учеными ДВО РАН.

Пришло время Дальнего Востока!

Хотя инвестиционный симпозиум уже завершается, ряд высоких гостей во Владивосток еще не приехали. Лишь на следующей неделе, к открытию ярмарки форума, могут появиться министр науки, промышленности и технологий Илья Клебанов, видные партийные деятели Руслан Аушев, Александр Беспалов, Вячеслав Володин и др. На симпозиуме в «Хендэ» московскую делегацию представлял Евгений Макаров, ответственный секретарь комиссии правительства РФ по вопросам участия России в АТЭС. Несмотря на отсутствие голоса, Евгений Николаевич любезно ответил на вопросы «В».

Технопарк на выданье

Проект российско-корейского технологического парка, в который еще и гвоздя не вбили, тем не менее в течение последних десяти лет прошел длительную закалку на кулуарную живучесть.

Последний путь подлодки

Нынешний сентябрь предполагает стать для Приморья необычайно урожайным на значительные события. Вслед за форумом АТЭС в крае откроется международная конференция по проблемам и вовсе мирового уровня – по утилизации атомных подводных лодок. Ведь перевести в безопасное состояние еще вчера грозный боевой корабль – это не то, что просто разделать его металлический корпус. При этом необходимо решить массу архисложных задач – научных, экологических, производственных, с которыми нашей стране в одиночку не справиться. В России такая международная конференция проводится во второй раз. Первая состоялась в прошлом году в Северодвинске.

РИМСКО: 10 лет самостоятельного плавания

По самым осторожным данным, которые периодически приводят на различных совещаниях морские администрации приморских портов, сегодня в крае насчитываются сотни (так - !) судоходных компаний. Но даже опытный специалист вряд ли сможет с ходу назвать хотя бы с полдюжины реальных судовладельческих фирм, владеющих и оперирующих не виртуальными – заложенными-перезаложенными или наполовину списанными – судами, а вполне ходовыми, работающими и приносящими прибыль танкерами, лесовозами, контейнеровозами, рефрижераторами, вспомогательным флотом.

Последние номера