Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Личность

Восток - дело не столько тонкое, сколько другое

Удивительное все-таки место Дальний Восток, и в особенности Приморский край. Уже не Европа, еще не Азия. Не о географическом понятии, естественно, речь. Оторванные от центра России, мы с любопытством посматриваем на восточных соседей. Пытаемся их понять. Но славянская душа многого не приемлет. Тем не менее интерес не ослабевает. К тому же подогревается он опасениями – вдруг задавит нас многочисленный сосед? Какие они? Какие мы на данном жизненном этапе? Об этом разговор с директором Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока доктором исторических наук профессором Виктором ЛАРИНЫМ.

Удивительное все-таки место Дальний Восток, и в особенности Приморский край. Уже не Европа, еще не Азия. Не о географическом понятии, естественно, речь. Оторванные от центра России, мы с любопытством посматриваем на восточных соседей. Пытаемся их понять. Но славянская душа многого не приемлет. Тем не менее интерес не ослабевает. К тому же подогревается он опасениями – вдруг задавит нас многочисленный сосед? Какие они? Какие мы на данном жизненном этапе? Об этом разговор с директором Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока доктором исторических наук профессором Виктором ЛАРИНЫМ.

- Вас, наверное, как и многих, интересует, как будут складываться наши отношения с соседями дальше. Но давайте сначала поговорим о том, как мы живем сейчас.

- На мой взгляд, плохо.

- Это некорректное определение. Так о своей личной жизни могут и американец, и француз сказать. А вот то, что живем мы хуже, чем народ в других развитых странах, это уже факт. Но узнали мы об этом сравнительно недавно. И стали злиться. В нас проснулась зависть – с какой это стати те же китайцы вдруг стали лучше нас жить?

- И с какой стати?

- С той, что власть дала им возможность работать и зарабатывать.

- Почему же они тогда к нам лезут?

- Лезут ли? По статистике мы к ним больше ездим.

- Зато они у нас чаще остаются.

- Вот тут уж дело не столько в них, сколько в нас самих. Остаются потому, что мы сами им позволяем. Ведь пребывание китайцев на российской территории нам просто выгодно. Согласитесь, иначе цены на китайские товары были бы значительно выше. К тому же остаются у нас теперь десятки, а не сотни и тысячи приезжих, как это было в середине 90-х годов прошлого века.

За последние пять лет из Приморья выслано китайцев на порядок больше, чем осталось. Есть определенная экономическая ниша, которую они заполняют. Больше она стать не может. Потому что на 7 с небольшим миллионов населения Дальнего Востока рыночных торговцев хватает: новые станут лишними. В строительстве китайцев вытеснили корейцы. Что еще остается? Сельское хозяйство? Так мы сами себе нанесли огромный ущерб, ограничив доступ восточных соседей на наши поля. Они, не долго погоревав, создали на своей территории вдоль границы пояс по производству сельхозпродукции для Дальнего Востока. Выращивают у себя, продают у нас. Налоги и доходы остаются на той стороне. Вот он, результат нашего страха перед китайской экспансией.

- Так они бы нам землю испортили.

- Контракты надо правильно заключать, чтоб возвращали поля в хорошем состоянии. А не конвертики под столом принимать.

- Выгодно нашим чиновникам с китайцами дело иметь?

- Не секрет, что выгодно. Причем данные эти опубликованы. Согласно социологическим опросам, проведенным среди китайцев в России, 70 процентов из них признаются, что дают в нашей стране взятки. Если из этого числа вычесть студентов и официальных лиц, получится, что 100 процентов рыночных торговцев откупаются от милиции и власти черным налом. Не забывайте еще, что тот же вывозимый в огромных количествах в Китай лес, те же дикоросы или кедровые орехи на самом деле китайцы лишь покупают – а продают им наши с вами соотечественники. Получается – всем выгодно. Если о будущем не думать.

- Все равно кажется, что их слишком много на нашей территории.

- До революции во Владивостоке китайцев временами было чуть ли не больше, чем русских. Ничего, город жил и развивался.

- Так они же на наших девчонках женятся.

- За последние 10 лет российское гражданство или вид на жительство получили около 700 человек. Это на весь Дальний Восток. Страшно? Или, может быть, страшно, что, женившись, китаец у нас недвижимость купит? Как будто он дом в карман положит и на родину увезет, прихватив заодно и арендованную землю.

- Тем не менее создается впечатление, что лет через 20-30 мы здорово пожелтеем.

- Если исходить из того, что говорят наши политики, этого произойти не должно. В подсознании все понимают: Дальний Восток нужен. Но в нынешней ситуации, когда столько проблем, особенно личных, в пределах Садового кольца, до нас просто руки не доходят. Приезжают, конечно. В августе-сентябре тайгой полюбуются, в море искупаются, красной икрой полакомятся. «Да вы, ребята, неплохо живете!» Уезжают и тут же забывают.

- Как в свое время Хрущев.

- Вот-вот. Владивосток – второй Сан-Франциско. И бросил на произвол судьбы. В принципе, когда задаешься вопросом, почему мы здесь так плохо живем, понимаешь: потому что мы в большей степени европейцы, и родина наша там, за Уралом.

- Ваши корни откуда?

- Я-то уже коренной дальневосточник, но отец родился в Подмосковье, мама – под Киевом.

- На историческую родину тянет?

- Пока, возможно в силу возраста, хочется жить там, где комфортнее работать. Мне здесь интересно, Китаем занимаюсь уже практически 30 лет. Но его чем больше изучаешь, тем меньше понимаешь.

- Дело тонкое?

- Просто другое. Европеец никогда не сможет полностью понять жителя Восточной Азии.

- Восток есть Восток, а уж наш Дальний Восток… Столько проблем. Если не возражаете, Виктор Лаврентьевич, вопрос о вашем институте. Среди обывателей существует мнение, что очень уж неблагоразумно по нынешним временам тратиться на археологические изыскания. Не до жиру.

- Ну, так можно сказать, что и на образование, и на культуру нынче тратиться не стоит. Однако без науки нет будущего. Мы, кстати, в последние 10 лет в раскопки вообще денег не вкладываем. Как это ни покажется кому-то смешным, меценаты выручают.

- Неужели среди наших объявились?

- Есть, конечно, и совместные экспедиции – с американцами, японцами, корейцами. Но и наши много помогают – администрации районов, краевая и городская администрации. На экспедиционной базе организуются школьные лагеря. Для нас – рабочая сила, для них – занятость детей в летнее время.

Говорить же о том, что наука лежит тяжелым камнем на бюджете государства, по меньшей мере наивно. Могу показать штатное расписание. Вот доктор наук, 50 лет отдавший любимому делу. Весь его заработок, со всеми надбавками – 3600 рублей. Но ведь не бегут люди. В последние два года даже молодежь потянулась. Это совсем другое поколение. Они научились зарабатывать деньги, однако все равно идут к нам.

- Даже ощутив вкус денег?

- Не для всех они на первом месте. Осталась все-таки жажда поиска, творчества. Ну и продолжают, конечно, подрабатывать на стороне. Маститые – в вузах, молодые могут и менеджерами в какой-нибудь табачной компании крутиться. Такое вот совместительство. Что поделаешь? Это вынужденная ситуация.

- Молодые специалисты нынче “ущербные” приходят? Или качество образования, несмотря на все передряги, по-прежнему на высоте?

- К сожалению, оно заметно снизилось. Я могу говорить только о гуманитарных дисциплинах. Совершенно непонятно, кто пишет, утверждает и издает школьные учебники по истории. По ним детей учить противопоказано. Похоже, и тут свою роль играют деньги. В вузах тоже не все гладко. Расплодились дублирующие друг друга специальности, лекции приглашают читать непрофессионалов. Другой, даже профессионал, порой кочует из вуза в вуз, чтобы подзаработать. Как результат – ему уже не до научной деятельности. Какой это педагог?

- А как вы к 12-летнему образованию относитесь?

- Отрицательно. Это опять же попытка пересадить западный вариант на нашу почву. Мы другие, и традиции у нас другие. И вообще, на мой взгляд, наша школа неправильно построена. Главное ведь – не дать знания, а научить их добывать. У нас этому не учат.

- Зато детишки в 12-летке здоровее станут, отдыхать будут больше.

- А то они мало отдыхают! Да в японской или китайской школе нагрузка не меньше.

- Отвлеклись мы с вами, Виктор Лаврентьевич, от истории. Скажите, наука ваша объективна?

- Конечно же, нет. Каждое поколение по-разному трактует те или иные события, ведь представления о мире расширяются.

- А у вас есть любимый исторический образ?

- Дело в том, что исторических героев создают сами историки. Каждую личность любой человек видит собственными глазами, воспринимает через собственное «я». О Петре I чего уж только не написано! Он и демон, и герой, и злодей, и полубог… А мне, например, симпатичнее всех Ходжа Насреддин. Это исторический персонаж, хотя и окутанный легендами. До чего он уверен в жизни, сколько в нем юмора, оптимизма!

- В быту он, может, и хорош. Но вы руководитель, лидер коллектива. Какие качества важны на этой должности?

- У каждой эпохи и в каждой области к лидеру предъявляются свои требования. Неизменным, наверное, остается умение слышать людей, понимать их и видеть перспективу. Выдающийся же лидер способен поступать вопреки мнению большинства. В будущее способны заглянуть единицы. История свидетельствует, что их не понимают, над ними смеются. Например, идею Петра I построить город на Неве воспринимали как блажь, как самодурство. Никто не хотел смотреть вперед. Королев был одержимым, видел значительно дальше, чем его современники. Ему тоже было нелегко. Но такова судьба гениев – их оценивают через годы.

- Можете ли вы как историк предположить, имя кого из наших современников будет занесено в анналы?

- Был ли такой человек среди нас, смогут сказать только наши потомки.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Приплыли! На «Блю Ридж»

Вчера к парадному 33-му причалу Тихоокеанского флота пришвартовался штабной корабль 7-го флота военно-морских сил США «Блю Ридж» (Blue Ridge).

Новая «Семеновская площадь»

Завтра, пообещали специалисты управления благоустройства и содержания Владивостока, если не подведет погода, должна быть сдана в эксплуатацию “Семеновская площадь” - новая транспортная развязка на месте бывшего сквера со слониками.

Инфекция косит ряды пограничников

Вспышка кишечной инфекции в Находкинском погранотряде вызвала тревогу в городе. 65 бойцов были госпитализированы. Часть из их находится на излечении в больницах города. Другие - в изоляторе, развернутом на территории воинской части 2020.

Комиксы для заключенных

Владивостокская молодежная общественная организация «Жизнь», созданная при краевом клиническом центре СПИД, выпустила пособие по профилактике ВИЧ-инфекции для юношей, оказавшихся за решеткой. Тираж - 3 тысячи экземпляров. Первыми брошюру оценили две сотни парней 14-18 лет из колонии для малолетних преступников поселка Врангель.

В Кремле обсудили фантастические доходы приморцев

В среду в Кремле полпред по Дальневосточному федеральному округу Константин Пуликовский встретился с главой государства Владимиром Путиным. Таким образом, состоялась традиционная ежемесячная встреча в верхах, где Пуликовский доложил о социально-экономической ситуации в регионе, а кроме того, подвел итоги первого полугодия.

Последние номера