Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Личность

Гагры печнику не светят

Говорят, домовой живет за печкой. В таком случае во Владивостоке обитает немалая популяция этих сущностей: домов с печным отоплением здесь хватает. Только в ЖЭУ № 37 Советского района их числится 119. В основном это бараки, в которых от двух до десяти квартир.

 Говорят, домовой живет за печкой. В таком случае во Владивостоке обитает немалая популяция этих сущностей: домов с печным отоплением здесь хватает. Только в ЖЭУ № 37 Советского района их числится 119. В основном это бараки, в которых от двух до десяти квартир.

А если есть печи – есть и печник.

- Вообще-то я шахтер, - говорит Владимир Степанюк. – Работал в Артеме. Когда шахты стали закрывать, переквалифицировался в печники и перебрался на Океанскую.

- И много за это время печей сложили?

- Не помню уже, не считал. В этом сезоне это уже тринадцатая.

Владимир немногословен, так как занят делом – кладет печь в доме на улице Серова, 24. Это одноэтажный деревянный барак, нагло демонстрирующий свою пролетарскую сущность среди умопомрачительных коттеджей новых русских. И люди здесь живут простые: в отличие от соседей, обносящих владения глухими заборами в два человеческих роста, они, выходя посидеть на лавочке, даже не закрывают двери своих мини-квартир. И в каждой есть печка. Вокруг них и крутились наши разговоры.

- С одной стороны, своя печь – хорошо. Не зависим от энергетиков, запасов топлива на ТЭЦ, «температуры теплоносителя». Хотя, конечно, требует она хлопот, - рассказывает жительница дома Людмила Яковлевна. - Бывает, утром так не хочется в сарай за углем идти. А когда топишь, нужно следить. Не дай бог, уголек выскочит, барак наш старый - вспыхнет и сгорит быстро, так что и рук погреть не успеем.

Печник Владимир Степанюк тем временем продолжал класть кирпичи.

- Не всякий подойдет для печи, - говорит он. – Сейчас хорошо, подвезли огнеупорный кирпич, а случалось работать с обычным, красным строительным. Он быстро трескается, и печь ломается. И песок для раствора нужен мелкий и совершенно сухой. Тогда он хорошо смешивается с глиняной водой.

- А камин сложить можете?

- Конечно, там же принцип такой же, как в обычной печке. Только печь людям для тепла нужна, а камин - это роскошь. Богатым главное, чтобы он красивый был, в интерьер вписывался, они камины в фирмах заказывают, и я им не конкурент.

Печные работы ведутся только в теплое время года – зимой печки должны безотказно греть. А потому печные мастера приравнены к сезонным рабочим. Летом они трудятся в рамках подготовки к отопительному сезону, а в остальное время числятся на бирже труда как безработные. Так что если случается какой форс-мажор, жильцы справляются сами.

- Прошлой зимой забилась чем-то труба, - рассказывает еще один жилец барака Владимир Семенович. – Ничего, залезли на крышу, попытались подцепить это «что-то» крюком. Оказалось, в дымоход упала ворона. То ли птица на лету умерла и свалилась аккурат в трубу, то ли, наоборот, залезла погреться да там и ластами щелкнула – кто ее знает?

Владимир сам редко чистит сажу в дымоходах. Работы невпроворот, а помощника по штатному расписанию ему не положено. А потому помогает только совсем уж старым клиентам, которые сами на крышу не заберутся.

В ЖЭУ, где работает Владимир Степанюк, единственного печника ценят. Но, увы, помочь материально (хотя бы тем, чтоб числился он в штате весь год, а не только по сезону) не могут.

- Я не против того, чтоб платить ему большую зарплату, - говорит инженер ЖЭУ Сергей Киселев. – Пусть бы летом работал, а зимой ехал отдыхать в Гагры. Но эти вопросы не в моей компетенции. Да что там печник? Прежде чем готовить печь, надо отремонтировать крышу. 80 процентов домов, обслуживаемых нашим ЖЭУ, нуждаются в капитальном ремонте кровель. Недавно столкнулись еще с одной проблемой: крыши часто повреждаются ветками деревьев, а спилить старые стволы мы сами не имеем права и даже можем быть за это оштрафованы. Нужно высылать специалистов «Горзеленхоза», чтобы те сделали работу квалифицированно, но в ЖЭУ не предусмотрены такие расходы.

Из дальнейшего разговора стало понятно, что Гагры печному мастеру Владимиру Степанюку не светят. Зато работы – хоть отбавляй. Заказы расписаны на недели вперед – все печи и дымоходы нужно привести в порядок до первых холодов.

Автор : Юлия ИГНАТЕНКО, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Hippo» едет за море

Сегодня во Владивосток приезжают 50 японских семей из 12 японских префектур. В течение недели они будут жить в русских семьях во Владивостоке, Уссурийске, Артеме и знакомиться с бытом, традициями, культурой россиян, пополнят свой запас русского языка и покажут традиционную программу «Hippo едет за море».

Розетка для Транссиба

На приморской станции Ружино, что под Лесозаводском, выездное заседание штаба строительства Министерства путей сообщения и Дальневосточной железной дороги задалось вопросами завершения электрификации Транссибирской магистрали.

«Торговка» возродилась на «Динамо»

Рынок, изгнанный с ул. Адмирала Фокина, не исчез, а лишь переместился на «Динамо» и неделю работает здесь в рабочем режиме.

Лучшее - детям Арбата

Мэр Владивостока Юрий Копылов в эфире телеканала «ПКТВ» предложил местным предпринимателям выкупить у немногочисленных жильцов верхние этажи домов по улице Адмирала Фокина, где на месте бывшей торговой улицы полным ходом идет возведение приморского Арбата.

Сергей Миронов: Такая техника будет востребована

Похоже, боевые вертолеты серийного производства арсеньевской авиакомпании «Прогресс» председателю Совета федерации Сергею Миронову очень понравились. И если в кабину «Черной акулы» он только лишь заглянул, то, не удержавшись, с удовлетворением разместился в кресле пилота «Ми-24» - «Летающего танка», давно снятого с заводского производства, но все еще стоящего на вооружении российской армейской авиации и ряда стран СНГ. Один такой геликоптер Черниговского авиаполка в настоящее время находится в контрольном цехе авиакомпании, где проходит проверку после капитального ремонта и модернизации.

Последние номера