Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Клара - у Карла,а британский лорд - у Греции

Практически каждый год в неплохих в общем-то отношениях между Россией и Германией в очередной раз всплывает проблема реституции – перемещения, а точнее, возвращения культурных ценностей, сменивших место хранения во время второй мировой войны. Проблема столь остра, что регулярно обсуждается на самом высоком уровне – парламентов, министров, первых руководителей обоих государств. Однако не только между нашими двумя странами существует такое противоречие. Подобная «недоговоренность» вот уже почти два века существует и во вполне цивилизованной Европе – между Англией и Грецией. И никак не может разрешиться. Об этом материал наших корреспондентов.

Практически каждый год в неплохих в общем-то отношениях между Россией и Германией в очередной раз всплывает проблема реституции – перемещения, а точнее, возвращения культурных ценностей, сменивших место хранения во время второй мировой войны. Проблема столь остра, что регулярно обсуждается на самом высоком уровне – парламентов, министров, первых руководителей обоих государств. Однако не только между нашими двумя странами существует такое противоречие. Подобная «недоговоренность» вот уже почти два века существует и во вполне цивилизованной Европе – между Англией и Грецией. И никак не может разрешиться. Об этом материал наших корреспондентов.

АФИНЫ, Греция. В 1801 году некоему Томасу Брюсу, седьмому по счету графу Элджину и послу Британии в Константинополе, пришла в голову, как он считал, прекрасная идея.

Древний греческий храм Парфенон, возможно, самое известное в мире сооружение, было украшено 17 мраморными фигурами и фризом, изображающим древнегреческих героев и богов. Казалось, какая от них польза здесь, на здании, построенном 2500 лет назад на вершине Акрополя? Почему бы не отбить их киркой и не отправить в то место, где их по-настоящему оценят, то есть в приятную и зеленую страну Англию?

Он выпросил разрешение у правителей Османской империи, владевшей в то время Грецией, получил доступ в Парфенон, где нанятая им команда отбила и отпилила 60 процентов бесценных произведений, и послал их в Лондон. В конце концов они оказались в Британском музее.

С приближением Олимпиады 2004 года Греция все настойчивей требует возвращения древних скульптур, которые британский лорд украл из Парфенона два века назад. Вот уже 35 лет Греция добивается этого, а сейчас кампания по возвращению приняла международные масштабы, причем народные массы принимают в ней активное участие.

«Я думаю, время покажет, что публика поддерживает возвращение скульптур», - говорит Елена Корка, директор департамента греческих и зарубежных археологических институтов при министерстве культуры Греции. «Это становится вопросом мирового значения. В конце концов, эти украшения являются неотъемлемой частью Парфенона и имеют смысл, только когда находятся рядом с местом, для которого были сделаны».

Для того чтобы ускорить решение вопроса, министерство устраивает симпозиумы и проводит выставки фотографий скульптур. В мае такую выставку устроили специально для Европейского парламента, чтобы привлечь внимание к требованию Греции. Одновременно Греция направила запросы правительству Великобритании.

Общественное мнение действительно работает на греков. Комитеты по возвращению скульптур возникли даже в таких далеких от конфликта странах, как Югославия и Канада. И, как ни странно, самая большая поддержка Греции идет из Соединенного Королевства, где члены парламента и такие звезды, как Шон Коннери и Джуди Денч, поддерживают Британский комитет по реституции мраморов Парфенона. Бывший президент США Билл Клинтон и российский президент Владимир Путин подписались под воззванием Греции.

Но Британский музей говорит, что вся эта кампания - пустая трата времени. Поддерживаемый лейбористским правительством музей не собирается отдавать скульптуры. Утверждение греков, что мраморы не имеют смысла в отрыве от контекста, противоречит философии просвещения либерального музея, говорят его руководители.

«Сильная сторона музея заключается в том, что мы - всемирный музей, - рассуждает представитель музея Эндрю Гамильтон. - Мировые культуры представлены здесь в сравнительном контексте. Вы можете видеть египетские, римские, греческие произведения в соседних галереях. Если начать изымать их из коллекции, то это измерение будет потеряно».

 Музей боится, что стоит отдать мраморы, как откроются шлюзы для потока требований из бывших британских колоний. Например, Нигерия уже просит вернуть бронзу, украденную британскими солдатами сто лет назад. Различные группы от американских индейцев до новозеландских маори требуют вернуть предметы духовного значения.

Национальная гордость греков - Парфенон был заложен как часть комплекса храмов в V веке до нашей эры по приказу афинского правителя Перикла на святом месте, разоренном персами. Его построили к 432 году до нашей эры.

Даже в начале XIX века многие европейские интеллектуалы выражали свое отвращение по поводу действий лорда Элджина. Лорд Байрон, английский поэт, погибший в 1824 году в боях за независимость Греции, писал о Парфеноне:

«Слепым должен быть глаз, что не плачет при виде
Твоих изуродованных стен, изъятых искрошенных святынь
Британскими руками, что принесли бы больше пользы,
Охраняя реликвии, которые уже никогда не восстановишь».

Но только в последние годы британская публика обратила внимание на проблему, говорит Элени Кабитт, секретарь британского комитета по возвращению мраморов.

«У нас наметился большой прогресс, - говорит Кабитт. - Первой победой было то, что Британский музей перестал называть их мраморами Элджина. (Теперь они называются мраморами и скульптурами Парфенона.) Если у вас есть великое произведение искусства, вы называете его по имени художника, который его сделал, или по месту, где его нашли, а не по имени человека, который незаконно его изъял».

Официальные лица говорят, что попечительский совет Британского музея не обладает полномочиями по выдаче произведений, даже имея такое желание. Ситуацию может изменить только особое решение парламента. Кроме того, музей утверждает, что скульптурам лучше находиться в Лондоне.

«Греки не заботятся о тех реликвиях, которые у них есть, - говорит Гамильтон. - Несколько фрагментов фриза до сих пор находятся на Акрополе, открытые смогу и всем ветрам».

Греция должна построить подходящее место для скульптур, считает он.

Греки это тоже понимают. Весной этого года правительство страны утвердило план по строительству музея Акрополя стоимостью 37,7 миллиона долларов.

Но и Греция справедливо обвинила Британию в плохом обращении с этими произведениями. В тридцатые годы, во время чистки, работники музея попытались отбелить мрамор, решив, что изначально он был белого цвета, а не желтоватого, как большая часть пород в Греции.

Со временем меняется и число британцев, которые активно выступают за возвращение мраморов, иногда весьма необычными методами. В сентябре 2000 года патолог Кристофер Стокдейл проплыл 26 морских миль от необитаемого острова Делос, где находится археологический парк, до острова-курорта Парос. Стокдейл, за плечами которого марафонский заплыв через Ла-Манш, а также заплыв вокруг Манхэттена, хотел привлечь внимание к мраморам Парфенона. Сейчас он планирует с той же целью проехать на велосипеде от Лондона до Афин.

Сидя в своем офисе в Лондоне, он сказал по телефону, что судя по всему, его заплыв тронул греков до глубины души. «Вот приехал простой человек в Грецию и физическими усилиями подчеркнул ситуацию. И это было серьезное усилие и вполне успешное», - сказал он.

Греция даже предлагает отложить вопрос о владении и просит Британский музей одолжить мраморы в обмен на передвижные выставки греческих раритетов в Лондоне. Музей отвергает эту идею. Попечительский совет боится, что, несмотря на благие намерения греческих чиновников от культуры, националистическая политика может помешать Греции сдержать обещание и вернуть мраморы Британии.

Греки, в свою очередь, надеются, что даже если проблема владения не разрешится, они смогут выставить коллекцию мраморов на Олимпиаде.

«Мраморы были вывезены незаконно, - говорит Елена Корка. - Но этот аргумент никуда нас не приводит. Поэтому мы не будем возражать против временного пользования».

Автор : Нонна ЧЕРНЯКОВА, Расселл УОРКИНГ, специально для «В», фото Рассела УОРКИНГА и с сайта Британского музея

comments powered by Disqus
В этом номере:
Банкротом больше или меньше?

Хозяйственная деятельность одного из крупнейших в России рыбопромышленных предприятий – открытого акционерного общества «Дальморепродукт» вот уже несколько дней находится под наблюдением «со стороны». Такое решение 4 июля принял Арбитражный суд Приморского края. Напомним, что данное заседание должно было состояться раньше, но губернатор края Сергей Дарькин попросил суд отложить дело, чтобы дать возможность руководству холдинга «поработать над ошибками» и решить самые острые проблемы.

Рекорды декларационной кампании

В период декларационной кампании 2002 г. налоговыми инспекциями края принято 42 тысячи деклараций физических лиц, в том числе от предпринимателей 32 тысячи деклараций. К декларированию доходов за 2001 г. привлечено 78 процентов предпринимателей, что соответствует уровню прошлого года.

Лето. Отдых. А таможня работает

14 миллиардов 158 миллионов рублей – именно на такую сумму пополнили федеральный бюджет сотрудники Дальневосточного таможенного управления, сумев выполнить план за первое полугодие 2002 года на 102 процента (это на 67 процентов выше прошлогодних показателей).

Вали кулем, потом разберем

На 1,33 миллиона тонн возрос грузооборот с начала года в сравнении с таким же периодом прошлого года в порту Восточном. На предприятии за шесть месяцев перевалено 7,13 миллиона тонн.

Амнистия - флоту

Длительная борьба Дальневосточного морского пароходства против государственного диктата по налогообложению новых судов завершилась успехом ФЕСКО. Премьер-министр Михаил Касьянов несколько дней назад подписал постановление, по которому теплоходы, временно заходящие на российскую таможенную территорию, освобождаются от таможенных пошлин и налогов. Речь идет о судах валовой вместимостью свыше 1000 тонн, зафрахтованных отечественными предприятиями и используемых для международных перевозок грузов и пассажиров.

Последние номера