Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Здоровье, экология

Город ворон

Докучный сорочий треск уже несколько лет является единственным аккомпанементом моего летнего утра. Безнадежно канули в Лету те времена, когда, просыпаясь, я слышала многоголосый птичий хор. Остались ли в моем родном Владивостоке певчие птицы или он навсегда поделен между голубями, воронами, сороками и воробьями?

Докучный сорочий треск уже несколько лет является единственным аккомпанементом моего летнего утра. Безнадежно канули в Лету те времена, когда, просыпаясь, я слышала многоголосый птичий хор. Остались ли в моем родном Владивостоке певчие птицы или он навсегда поделен между голубями, воронами, сороками и воробьями?

- Вообще-то, - отвечает на мой вопрос Виталий Нечаев, ведущий научный сотрудник лаборатории орнитологии Биолого-почвенного института ДВО РАН, - во Владивостоке встречается (пролетает или гнездится) около 250 видов птиц - лесных, морских, пресноводных... Но, - заметив мое искреннее удивление, поясняет Виталий Андреевич, - говоря “во Владивостоке”, я имею в виду его официальные границы, в том числе и пригородную, лесопарковую и прибрежную зоны. Если же говорить о городе собственно, о каменных джунглях, так сказать, то здесь насчитывается чуть более 10 видов птиц. Самые типичные: полудомашние голуби, полевые воробьи, большеклювые вороны (эта ворона звук “р” не произносит, кричит “ка-а”), сороки, а также белопоясные стрижи (те самые, что так громко пищат, носясь по воздуху в погоне за мухами, бабочками и прочими насекомыми), ласточки-касатки и рыжепоясные ласточки (первые лепят гнезда только внутри помещений - в гаражах, в заброшенных зданиях, вторые - под крышами). Постоянно, оседло в городе живут лишь вороны, воробьи, голуби да сороки, остальные - птицы перелетные; встречаются у нас с начала апреля до конца октября.

Активно в последнее время стала осваивать город малютка чернобровая камышовка. Она гнездится в невысоких кустарниках, на заросших полынью склонах сопок. Если вы в июне и июле слышите негромкую трескучую песню из зарослей полыни, а птички

не видите - можете быть уверены, там поет камышовка. Вблизи водоемов в городе можно встретить белую трясогузку, в больших парках, например, в Покровском, где есть высокие деревья с дуплами, - синиц. Орлов, несмотря на наличие Орлиной сопки, летом в городе нет, только зимой можно увидеть кружащихся в небе белохвостого или белоплечего орланов. Иволги, скворцы, соловьи (не путать со знаменитыми курскими!), мухоловки радуют своими песнями в основном жителей пригорода (от фабрики “Заря” и дальше), возле здания самого Биолого-почвенного института в густых зарослях поет-разливается утром синий соловей, давая понять сотрудникам: не всех еще певчих птиц изничтожило каменное чудовище урбанизации.

- Город наступает на леса, осваивает новые районы, - говорит Виталий Нечаев, - и вытесняет певчих птиц с мест привычного обитания. Их нишу заполняют вороны и сороки. Когда я 40 лет назад приехал во Владивосток жить и работать, ворон здесь практически не было. Затем появились вышки ЛЭП, гнездиться на которых воронам очень нравится. Потом они освоили и большие деревья, а уж расплодившиеся десятилетие назад городские помойки с огромным количеством пищи создали воронам практически идеальные условия... Недаром сегодня они селятся неподалеку от мусорных баков - там можно и крысой или мышкой полакомиться.

Между прочим, поселившись в каком-либо районе, вороны методично уничтожают певчих птиц: разоряют гнезда, убивая птенцов и разбивая яйца. Если вы в парке или в лесу случайно наткнулись на гнездо, оглядитесь: если за вами наблюдает ворона, считайте, гнезду конец. Она его потом обязательно разорит. По следам человека к гнезду могут подобраться и енотовидные собаки, и лисицы, и потому брать в руки яйца, поднимать гнездо из любопытства категорически не рекомендуется. Прикройте его травой и идите своей дорогой. У певчих птиц и без того полно врагов.

- Ухудшающаяся с каждым годом экологическая обстановка в городах, - продолжает Виталий Андреевич, - способствует уменьшению числа певчих птиц. Чем меньше в городе парков и скверов, тем больше воробьев и сорок. Бездомные кошки и собаки также представляют собой существенную угрозу: они и птиц ловят, и гнездо никогда не обойдут. Кроме того, каждую весну и осень мы наблюдаем массовую гибель мелких певчих птиц во время сезонных перелетов. Они разбиваются о подпорные стенки (стаи летят, как правило, в темноте), гибнут в проводах, натыкаются на большие яркие лампы... Многие привычные для края и города певчие птицы зимуют в Китае, где на них просто открыта охота. В дикой природе птицы долго не живут: мелкие - не больше двух лет, вoроны (третий вид - те самые королевские птицы) и орланы - не более 70. 100-150 лет они живут только в сказках или в зоопарках. С каждым годом все большее число видов приходится заносить в список редких или исчезающих. А что такое исчезновение мелких птиц? Это увеличение числа вредных насекомых (проще говоря, тучи мух и комаров), это стаи обнаглевших ворон. Уже сегодня голуби совершенно не боятся человека и практически не обращают внимания на автомобили. А вороны куда нахальнее голубей. При самом печальном развитии ситуации может стать реальной такая картинка: наглая ворона, вырывающая печенье из рук малышей, ворующая колбасу у подвыпивших компаний...

Однако помочь крылатым малышам человек может и должен. Пусть это будут простые кормушки с зерном - пшено, овес - на балконах и дачах, в Ботаническом саду - только надо выставлять их после больших снегопадов, когда земля засыпана толстым слоем снега и птицы не могут сами находить корм (когда снега нет, когда много проталин, сыпать корм не надо, иначе крылатая братия расслабится и перестанет его искать, будет дожидаться, когда принесут). Каждое посаженное, сохраненное в городе дерево или куст - потенциальный приют для гнезда. Вон в Японии каждый голубь окольцован, за каждым присматривают, ждут - вернется ли домой. Таких окольцованных голубей, бывает, заносит и к нам в край.

- Только не надо думать, - улыбается Виталий Нечаев, - что даже у подхваченного сильным штормовым ветром голубя хватит сил перелететь море. Скорее всего, он сел на палубу какого-нибудь корабля и вместе с ним попал в город. Его, конечно, можно приручить, но он так или иначе все равно будет стараться вернуться домой. Дикой птице незачем жить в клетке, равно как декоративной - на воле. Улетевшие из дома попугай или канарейка, если не прибьются в другую квартиру, обречены на гибель. Их яркое, столь заметное оперение - прекрасный ориентир не только для кошек, но и для ворон, всегда готовых заклевать выделяющегося чудака. Думаете, просто так все мелкие певчие птички у нас в городе такие серенькие, неприметные?

В пестрой и шумной человеческой сутолоке только чуткое ухо орнитолога способно выхватить тихий звук птичьего пения. Нам, обывателям, его не слышно. И мы даже как-то к этому привыкли... А жаль.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Приморнефтепродукт» в «Альянсе»

С недавнего времени некоторые автозаправочные станции ОАО «Приморнефтепродукт» стали менять свой облик - знакомый большинству автолюбителей фирменный ромб, атрибут всех АЗС «ПНП», уступил место логотипу нефтяной компании «Альянс». С чем связаны перемены и почему заправочные станции «Приморнефтепродукта» теряют свой красно-белый окрас, рассказывает Юрий Екименко, пресс-секретарь акционерного общества.

«Дальморепродукт» под наблюдением. Внешним

Вчера в Арбитражном суде Приморского края завершилась первая сессия давно ожидаемого и самого громкого заседания последнего года – по делу ОАО ХК “Дальморепродукт”. Процесс инициировали многочисленные кредиторы крупнейшей российской рыбопромышленной компании, настаивающие на банкротстве холдинга.

Китайские акварели: Владивосток - Париж

Он пошел в школу в 1966 году – бредящий кистью и красками городской мальчишка из простой семьи. Через 10 лет, когда он окончил школу, в ней практически не осталось преподавателей, и юноше предложили остаться и учить детей рисованию. Он проработал в школе ровно год – достаточный срок для того, чтобы из разряда рабочей косточки перейти в гнилую интеллигенцию и подвергнуться ее пагубному влиянию.

Девяносто японских «нельзя»

Один любопытный факт: из большинства стран Юго-Восточной Азии только Япония не была частично или полностью колонизирована Западом в XIX веке. Как удалось Стране восходящего солнца избежать подобной участи? Доцент педагогического университета Хоккайдо госпожа Момосэ Хибики (в университете Хоккайдо она преподает культурную антропологию и естественную историю, изучает культуру айнов) недавно прочла в Синем зале владивостокского музея имени Арсеньева лекцию “Модернизация Японии – ее культурные стороны”, в которой частично рассказала об одном из аспектов модернизации страны, о том, какими способами она воплощалась в жизнь.

Город ворон

Докучный сорочий треск уже несколько лет является единственным аккомпанементом моего летнего утра. Безнадежно канули в Лету те времена, когда, просыпаясь, я слышала многоголосый птичий хор. Остались ли в моем родном Владивостоке певчие птицы или он навсегда поделен между голубями, воронами, сороками и воробьями?

Последние номера