Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Личность

Хозяйка своей судьбы

Наша встреча с Ольгой Дроздовой, актрисой московского театра «Современник», героиней популярных телесериалов «Королева Марго», «Бандитский Петербург» и «Остановка по требованию», произошла на берегу моря, правда Черного, но все равно - очень символично, ведь обе мы дальневосточницы.

Наша встреча с Ольгой Дроздовой, актрисой московского театра «Современник», героиней популярных телесериалов «Королева Марго», «Бандитский Петербург» и «Остановка по требованию», произошла на берегу моря, правда Черного, но все равно - очень символично, ведь обе мы дальневосточницы.

- Оля, вы недолго проучились во Владивостоке, но что запомнилось как самое дорогое?

- До сих пор с нежностью и благодарностью вспоминаю руководителя нашего курса Альберта Яковлевича Мамонтова.

- Его не стало два года назад…

- Я знаю… Так вот, именно Мамонтов разглядел во мне, обычной девчонке, то, что я сама потом в себе открыла. При внешней инфантильности я уже тогда не годилась на роли Офелий и Джульетт. Видно, жизнь заставила меня рано повзрослеть, и мой первый педагог с деликатностью отнесся к моей заявке на взрослость. Вспоминаю, как он был требователен к внешнему виду своих подопечных. К занятиям не допускались непричесанные, без макияжа, и каблуки должны были быть не ниже пяти сантиметров. Иногда, чтобы утром не тратить время на «красоту», спать укладывались с заранее накрашенными глазами. Вместо ресниц торчали такие густо намазанные тушью палки.

- Не жаль было расставаться с таким требовательным педагогом?

- Самое интересное, что, даже коротко пообщавшись с такой личностью, на всю жизнь с тобой остается что-то очень главное. Мамонтов открыл нам Хемингуэя, чудные строки высокой поэзии. А главное, учил нас быть суперженщинами.

Ольга ушла из института по причине психологической несовместимости с однокурсницами. Устроилась работать на судоремонтный завод кладовщицей, чтобы набраться жизненного опыта. Хотя скорее это был всплеск оскорбленных амбиций. В школе вечно цеплялись к внешности, теперь тут пытаются поддеть, что, мол, приняли тебя за красивые глазки да длинную косу.

- И куда же вы потом направили свои стопы? Покорять Москву?

- До Москвы был свердловский театральный институт, и только потом столица, училище им. Щепкина.

- А как попали в престижный театр «Современник»?

- Не поверите, но очень просто. Пришла, показала несколько отрывков из разных спектаклей, без всякой надежды на успех, но меня приняли в труппу. Хотя без столичной прописки обычно даже не разговаривают с претендентами. Более того, мне выделили в общежитии «Современника» комнатку. От счастья можно было сойти с ума…

К сожалению, в жизни поводов сойти с ума от счастья не так много. С годами научилась радоваться каждой секунде жизни.

Как театральную актрису, Ольгу Дроздову столичные зрители знают уже тринадцать театральных сезонов. Она много играет, занята в таких постановках, как «Три сестры», «Кабала святош», «Крутой маршрут», «Анфиса». Кино вошло в ее жизнь робкой поступью.

- Наутро, после выхода даже третьего фильма с моим участием, я не проснулась знаменитой. На улице меня никто не узнавал, автографов не просил. Между тем режиссеры продолжали приглашать в свои картины. На сегодняшний день где-то около двадцати фильмов в моем послужном списке.

- Есть роли, о которых вспоминаете с особым чувством?

- Первым серьезным опытом на съемочной площадке считаю фильм режиссера Сергея Колосова «Раскол». Я играла жену революционера Баумана. Жаль, что этот фильм так толком и не показали зрителю. История про то, как Ленин собирал деньги на революцию, напоминает сегодняшнюю деятельность продюсеров, выбивающих деньги на свои безумные проекты, – потрясающая аналогия. За время съемок, которые проходили за границей, со съемочной группой объехали пол-Европы.

Именно в этот период жизни Ольги Дроздовой произошло событие, которое могло повернуть ее судьбу в иное русло. В Женеве она познакомилась с режиссером-швейцарцем. Ночные прогулки по городу, купание в Женевском озере, постоянное общение с этим веселым, интересным джентльменом обернулись глубокой взаимной симпатией, готовой перерасти в брачный союз, обещавший сложить к ее ногам все блага роскошной жизни. Однако на время съемок нового фильма, в который пригласили Олю, столь важное событие решено было отложить. А на тех съемках партнером Ольги Дроздовой оказался Дмитрий Певцов… Фильм «Прогулка по эшафоту» стал началом семейного и экранного дуэта этой красивой пары, которую в шутку друзья прозвали «Певчие Дрозды».

- Оля, на вашу семейную идиллию бесконечно покушается желтая пресса. Как вы относитесь к слухам о себе?

- Как к приморской непогоде – бесполезно возмущаться моросью и туманом, просто берешь зонт и перестаешь замечать эту сырость…

- Я не ошибаюсь, ведь именно телесериалы, в которых вы снимались вместе с Дмитрием, принесли вам известность?

- Пожалуй, да. Но не люблю я это слово – телесериал. Есть в нем что-то пренебрежительное. Для меня, например, многосерийный телевизионный фильм Александра Орлова «На ножах» по Лескову – это большое, серьезное художественное кино. И «Остановка», и «Петербург» тоже делались серьезными кинорежиссерами…

Кстати, в 1999 году на фестивале телевизионных фильмов «Горное эхо» Ольга Дроздова отмечена специальным дипломом Союза кинематографистов России за роль в фильме «На ножах».

- Этим летом я решила взять тайм-аут. Никаких съемок. Безумно скучаю по морю, по родному Дальнему Востоку. Тешу себя надеждой побывать там. Ведь у меня мама до сих пор живет в Находке. Пока я позволила себе поездку к Черному морю. А если состоится очередная попытка гастролей Димы в Приморье – упаду к нему на «хвост».

Автор : Татьяна БАТОВА (фото автора), специально для «В»

В этом номере:
«Приморнефтепродукт» в «Альянсе»

С недавнего времени некоторые автозаправочные станции ОАО «Приморнефтепродукт» стали менять свой облик - знакомый большинству автолюбителей фирменный ромб, атрибут всех АЗС «ПНП», уступил место логотипу нефтяной компании «Альянс». С чем связаны перемены и почему заправочные станции «Приморнефтепродукта» теряют свой красно-белый окрас, рассказывает Юрий Екименко, пресс-секретарь акционерного общества.

«Дальморепродукт» под наблюдением. Внешним

Вчера в Арбитражном суде Приморского края завершилась первая сессия давно ожидаемого и самого громкого заседания последнего года – по делу ОАО ХК “Дальморепродукт”. Процесс инициировали многочисленные кредиторы крупнейшей российской рыбопромышленной компании, настаивающие на банкротстве холдинга.

Китайские акварели: Владивосток - Париж

Он пошел в школу в 1966 году – бредящий кистью и красками городской мальчишка из простой семьи. Через 10 лет, когда он окончил школу, в ней практически не осталось преподавателей, и юноше предложили остаться и учить детей рисованию. Он проработал в школе ровно год – достаточный срок для того, чтобы из разряда рабочей косточки перейти в гнилую интеллигенцию и подвергнуться ее пагубному влиянию.

Девяносто японских «нельзя»

Один любопытный факт: из большинства стран Юго-Восточной Азии только Япония не была частично или полностью колонизирована Западом в XIX веке. Как удалось Стране восходящего солнца избежать подобной участи? Доцент педагогического университета Хоккайдо госпожа Момосэ Хибики (в университете Хоккайдо она преподает культурную антропологию и естественную историю, изучает культуру айнов) недавно прочла в Синем зале владивостокского музея имени Арсеньева лекцию “Модернизация Японии – ее культурные стороны”, в которой частично рассказала об одном из аспектов модернизации страны, о том, какими способами она воплощалась в жизнь.

Город ворон

Докучный сорочий треск уже несколько лет является единственным аккомпанементом моего летнего утра. Безнадежно канули в Лету те времена, когда, просыпаясь, я слышала многоголосый птичий хор. Остались ли в моем родном Владивостоке певчие птицы или он навсегда поделен между голубями, воронами, сороками и воробьями?

Последние номера