Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Это наша вина

В минувшую субботу похоронили героиню моего недавнего материала «Удар в лицо» Таню Олейник.

 В минувшую субботу похоронили героиню моего недавнего материала «Удар в лицо» Таню Олейник.

Мы были знакомы совсем недолго, но эта молоденькая медсестра произвела на меня сильное впечатление своей бескомпромиссностью, своим твердым убеждением, что в новой России любой человек может благодаря объективному суду отстоять свою честь. Ей было всего 25. Кто-то скажет – уже 25, а наивна как ребенок.

Она действительно была исключением в нашем жестком мире – верила в идеалы, в доброту людскую. И не усомнилась в ней даже тогда, когда, оказывая помощь в госпитальной палате одному больному, от другого получила кулаком в челюсть и стала инвалидом.

Та немыслимая для нормального общества история произошла 19 апреля 2001 года, а 8 июня 2002-го Таню похоронили. Конечно, ни один врач не свяжет ее смерть с полученной в злополучный день травмой – медицина пока еще не в силах все объяснить. Но для близких тот удар, Танина инвалидность и стремительный уход навсегда будут связаны в тугой узел.

Сильный ветер шевелил лепестки роз. Зажав рот рукой, каменно-неподвижно сидел у гроба Вадим, муж. Весь прошедший год он старался каждую свободную минуту быть рядом с Таней, даже в редакцию они приходили вместе, держась за руки. Вглядывалась в родное лицо еще молодая женщина. Мать в трауре по своему ребенку – это противоестественно. По всем правилам природы в последний путь дети должны провожать родителей. Тогда тоже слезы и горе, но смягчаются они тем, что это неизбежный процесс. Сквозь мучительные стоны мать в черном иногда шептала: «За что?»

Месяц назад при похоронах в Каспийске одна из женщин, подняв глаза к небу, произнесла: «Господи, куда же ты в этот миг смотрел?» За что? Куда смотрел? На эти вопросы нет ответа. Или, если подумать, все-таки можно объяснить столь страшную кару, обрушившуюся на нас?

Возможно, мои размышления покажутся спорными. Но убеждена – в последние годы мы целенаправленно культивируем в обществе невиданную жестокость. А началось все с низвержения героев. Вспомните, как в свое время стали появляться статьи о молодогвардейцах, о Зое Космодемьянской – мол, никакие они не герои, поступки их бессмысленны, а поведение по-юношески нелепо. Старшему поколению такие измышления причиняли боль, младшее – лишали идеалов. Мы собственными руками ломали неокрепшие души, внушая молодым: ни о ком не вспомнят по-доброму. Зачем это делалось?

Зачем сейчас, сделав одномоментно из генерала Гамова героя, через несколько дней превращать его в преступника? Как и большинство людей, я не знаю о нем правды. Но образ уже был создан. Наконец-то человеком в погонах вновь восхитились, и, возможно, кто-то из пацанов захотел стать пограничником. Задумались ли люди, какую страшную травму нанесли они сыну генерала? Мальчишке 14 лет, найдутся доброхоты, которые подсунут ему статьи. Нужна ли сомнительная правда, которая сломает ребенка?

Нашумевшая история с подполковником Лысенко, как это ни покажется кому-то странным, на мой взгляд, тоже из этого ряда. Лично у меня (по виденным кадрам) сложилось впечатление, что малышку он действительно ударил. И если это так, я свое возмущение перенесу на всех милиционеров – уж простите женскую логику. А вдруг удара не было? Вдруг, как утверждает мой коллега, это лишь неудачная для офицера раскадровка? Но никто не ждет объективного расследования. Шашки наголо! Долой погоны! Если Лысенко не виноват, как мы будем смотреть ему в глаза? Судьбы человеческие, как и сами жизни, чрезвычайно хрупки. То и другое можно сломать так, что починить будет невозможно.

Бездумно, порой несправедливо низвергая героев (пусть даже не героев – просто людей с безупречной до определенных событий репутацией), мы не сможем вырастить нравственно здоровое поколение. У нас будет появляться все больше мутантов с искривленной психикой, циников, для которых нет ничего святого. И будут уходить навсегда светлые девочки, а очередная мать простонет: «За что?»

Только не убеждайте меня, что это беспросветная жизнь культивирует в нас жестокость, что она нас сделала злыми. Это мы сделали жизнь злой. Это наша вина.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Находка против паводков

В Находке озаботились локальными противопаводковыми мероприятиями.

Земля леопарда стала чище

Малой Швейцарией называют живописнейший уголок Приморья, где раскинулся пос. Безверхово.

Дорожникам пригодится

На “Аскольде” освоено производство насосов для перекачки жидкого битума и гудрона. Первая партия их в количестве пяти уже готова к отправке заказчику.

Тендеры экономят миллионы рублей

Хорошие результаты дала практика конкурсов на закупки товаров, проведение работ и оказание услуг для муниципальных и государственных организаций.

На войну - по контракту

Во Владивостоке на базе Первомайского военного комиссариата объявлен призыв на военную службу по контракту для службы в армейских комендатурах на Северном Кавказе.

Последние номера