Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Приговор для молокозавода

После рассмотрения кассационной жалобы судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда вступил в силу приговор Кавалеровского районного суда по обвинению Юркеева Ю. Ю. в совершении преступления, дискредитировавшего органы государственной власти и причинившего существенный ущерб ТОО «Молоко».
 После рассмотрения кассационной жалобы судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда вступил в силу приговор Кавалеровского районного суда по обвинению Юркеева Ю. Ю. в совершении преступления, дискредитировавшего органы государственной власти и причинившего существенный ущерб ТОО «Молоко».

Арифметическая ошибка

Речь - о Кавалеровском молокозаводе, который был выкуплен его коллективом в 1995 году. Нельзя сказать, что приватизация открыла для предприятия второе дыхание. Проблемы с выплатой зарплаты изжить не удалось, хотя завод продолжал работать, оставаясь важным звеном в экономике района. На 80 процентов он был загружен переработкой местного сырья и являлся гарантированным рынком сбыта для совхозов в округе. Явным тормозом стало отсутствие упаковочной линии, из-за чего кавалеровская продукция стремительно теряла конкурентоспособность на рынке. Эта проблема обсуждалась в районной администрации, велись поиски путей ее решения.

На начало 2000 года задолженность по налогам у ТОО «Молоко» была, но не настолько смертельная, чтобы ставить крест на производстве. Это подтверждает отказ арбитражного суда о признании предприятия банкротом в ответ на иск ГНИ по Кавалеровскому району. В суде представитель налоговой службы пояснил, что на молокозаводе «пытались выжить, предоставляли все необходимые документы и справки, в бытность директора Принятина они еще старались вносить платежи и их задолженность не росла, росла только пеня». На его взгляд, «была реальная возможность сохранить данное производство при условии содействия администрации района в приобретении и запуске упаковочной линии».

Но угроза банкротства аукнулась в коллективе: многие понесли в суд заявления с требованием о выплате долгов по зарплате. На 5 марта 2000 года в исполнительном производстве находилось 47 заявлений о взыскании с ТОО «Молоко» задолженности по заработной плате на общую сумму 196811 рублей 83 копейки. На основании этих исполнительных документов судебным приставом-исполнителем и был наложен арест на имущество молокозавода:«на 50 наименований с оценкой стоимости данного имущества на общую сумму 304100 рублей».

Как видите, суммы, которые по идее должны соответствовать друг другу, расходятся. Главный герой истории дал на этот счет простенькое объяснение: «разница в сумме описанного имущества и суммы взыскания произошла в связи с арифметической ошибкой».

 Технологическое оборудование – на металлолом

Во время недавней поездки в Кавалерово мы зашли на молокозавод. Вернее, в то жалкое разграбленное здание, которое от него осталось. Таких скелетов некогда крепких построек, пугающих теперь пустыми глазницами окон, множество по всему Приморью. Случившееся в северном поселке заставляет в очередной раз задаться вопросом, а не так же лихо расправились и с другими предприятиями?

На руинах молокозавода промышляют мальчишки. Они еще умудряются находить какую-то мелочевку, обрывки проводов, но по-хорошему здесь уже поживиться нечем. Все, представлявшее интерес для «металлистов», было вывезено с завода в апреле 2000 года при непосредственном руководстве тогда главного судебного пристава Ю.Юркеева под благовидным предлогом «исполнения исполнительных документов». На металлолом пошли: пастеризационная установка в сборе, три сепаратора, охладитель творожный, 14 двигателей к разному оборудованию, ванны, столы, мойки, танки-резервуары из нержавейки и пищевого алюминия, кабели и провода с медью и другое оборудование по переработке молока, установленное в цехах и находившееся на складах.

«Там было все необходимое для производства, что могло бы работать еще многие годы, - давала показания на суде Т.И.Лапоха, работавшая в последнее время на предприятии технологом. – Юркеев продал завод оптом и тем самым уничтожил его».

Арбитражный суд – не указ

Подножка производству была подставлена еще за год до кульминации описываемых событий. Тогда арест был наложен на кассу завода. Оставшись без наличных денег, а значит, без сырья, предприятие не могло рассчитываться со сдатчиками молока, а потому тут же ухнуло вниз. Тем не менее, как пояснил свидетель В.Коростелев, работавший на заводе механиком-электриком, «оборудование ТОО «Молоко» можно было запустить при наличии сырья». Но Юркеев рассудил, что технологической линии остался один путь – на металлолом.

Арестованное оборудование, участвовавшее в производстве, по закону являлось имуществом третьей очереди. Принудительное изъятие основных фондов должника осуществяется в последнюю очередь и предусматривает строго определенный порядок. Но судебному приставу закон оказался не указ, он проигнорировал его и, как сказано в обвинительном заключении, «незаконно, с помощью посторонниц лиц, не посвященных в его преступные планы, изъял оборудование из числа основных фондов ТОО «Молоко».

В случае применения этой крайней меры судебный пристав-исполнитель должен был в трехдневный срок направить в территориальный орган Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) уведомление о произведенном аресте с приложением сведений о составе и стоимости имущества, а также о сумме требований взыскателя, а копию этого документа - в налоговый орган. Дальше события должны были развиваться уже при участии такого территориального органа и арбитражного суда. «В случае возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращено взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу».

Но, как следует из официального ответа территориального органа ФСФО России, «каких-либо действий в отношении ТОО «Молоко» агентство по Приморскому краю не совершало, поскольку уведомления от судебных приставов об аресте имущества указанной организации в наш адрес не поступало». Не понадобилось Юркееву и обязательное сообщение в печати «об обращении взыскания на имущество должника». Он все взял на себя, «минуя специализированную организацию о реализации, используя акт описи и ареста имущества, произведенный без понятых», и «по установленной самостоятельно цене» пустил молокозавод по ветру.

Подоспела амнистия

На покупке металлолома оказалось завязано множество различных лиц. Их, конечно, меньше всего волновало, что, выдирая с корнем оборудование на единственном в Кавалеровском районе предприятии по переработке молока и производству молочной продукции, в тяжелое положение ставится вообще все животноводство района. Но эти люди отношения к исполнительному производству не имели и преследовали лишь свою выгоду.

Реальная стоимость проданного покрыта мраком, экспертизы на этот счет не проводилось. Сначала в качестве оплаты за демонтированные станки по банку прошло 300 тысяч рублей. Но потом покупатели то ли чего-то недосчитались, то ли взвешивание груды металлолома разочаровало, и они потребовали вернуть 140 тысяч. Юркеев послушался. Оставшейся суммой и оперировал суд, устанавливая нанесенный производству урон. «Так как в судебное заседание не представлены доказательства, указывающие на реальную цену проданного оборудования, суд полагает возможным исключить из обвинения Юркеева указанные цены каждого предмета и при определении размера ущерба предприятию исходить из их продажной цены – 160000 рублей».

Суммы этой, понятно, не хватило для того, чтобы рассчитаться по всем долгам, в том числе по заработной плате. Потеряв рабочие места, члены коллектива до сих пор полностью денег так и не получили. 

 Осужденному за совершение преступления Ю.Юркееву был присужден штраф в 150 минимальных размеров оплаты труда. Но в связи с объявленной Госдумой 26 мая 2000 года амнистией от этого наказания он был освобожден. Гражданскому истцу предоставлено право «на разрешение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства».

Сценарий не дописан?

Уголовное дело по обвинению Ю.Юркеева, работающего теперь начальником юридического отдела одной из компаний в Кавалерово, было возбуждено далеко не с первого захода. До этого представитель молокозавода юрист ООО «Статут» Анатолий Кузнецов на свои жалобы неизменно получал из Кавалеровской прокуратуры ответы об отсутствии в действиях провернувшего продажу заводского оборудования должностного лица состава преступления. Правовой сценарий начал развиваться в другом направлении только после обращения Кузнецова в управление генеральной прокуратуры в Дальневосточном федеральном округе.

Но вынесение обвинительного приговора бывшему главному судебному приставу само по себе не может возродить из пепла разграбленный молокозавод. Предпринималась попытка привлечь в качестве ответчика по этому делу отделение федерального казначейства по Кавалеровскому району для возмещения за счет государственной казны ущерба, нанесенного предприятию и экономике района в целом. Однако это ни к чему не привело. Но, как заверил начальник управления сельского хозяйства администрации Кавалеровского района Борис Янюк, отступать никто не собирается. Район кровно заинтересован в восстановлении молочного производства, и для этого нужны деньги.

Удастся ли оспорить вынесенный молокозаводу жестокий и несправедливый приговор?

Автор : Надежда БРАЖИНА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
ДВГУ на рубежах информационной грамотности

29 мая в ДВГУ открывается центр Интернет-образования учителей и администраторов средних школ.

Как создать концерн

В пятницу в отеле “Хендэ” состоялась пресс-конференция, посвященная пятилетию концерна “Парк Групп”. На вопросы журналистов отвечали президент Станислав Ермоленко и председатель совета директоров Игорь Пушкарев.

«Черный список» не закрыт

Управление Министерства РФ по налогам и сборам по Приморскому краю подвело предварительные итоги санкционированного еще в 1999 году постановления правительства о реструктуризации задолженности предприятиями–недоимщиками перед бюджетами разных уровней.

Варить так варить, топить так топить!

Мэрия Арсеньева ведет подготовку и аттестацию кадров, работающих на муниципальных объектах жилищно-коммунального хозяйства. К предстоящему отопительному сезону состав теплоэнергетиков пополнится 20 сварщиками и 25 машинистами котлов высокого давления, которых обучают в профтехучилище № 32 и в учебном комбинате авиакомпании “Прогресс”.

Бесплатного стало меньше

Главой администрации Владивостока подписано постановление, утверждающее перечень работ, которые жилищно-эксплуатационные организации должны выполнять по заявкам населения бесплатно. Отныне вместо полутора десятков пунктов сохранены восемь основных.

Последние номера