Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Экономика, финансы

Законы властного бутерброда, или Новые хозяева рыбы, леса и «бобов»

Сергей Дарькин на пресс-конференции, посвященной итогам экономического форума в Лондоне: - Меня очень обрадовало, что мое видение развития экономической ситуации абсолютно совпало с мнениями многих экспертов не только из России, но и из-за рубежа, это важно. Темпы роста и те точки роста, о которых говорили участники форума, совпадают с моими представлениями. Не скрою, что мы рассматривали несколько сумасбродные проекты, такие, как, например, алюминиевый комплекс в Приморском крае. Хоть все и считают, что у нас в Приморье нет электроэнергии, это не так. Когда продают алюминий, продают электроэнергию, и мы к этому готовы.
Сергей Дарькин на пресс-конференции, посвященной итогам экономического форума в Лондоне:
- Меня очень обрадовало, что мое видение развития экономической ситуации абсолютно совпало с мнениями многих экспертов не только из России, но и из-за рубежа, это важно. Темпы роста и те точки роста, о которых говорили участники форума, совпадают с моими представлениями. Не скрою, что мы рассматривали несколько сумасбродные проекты, такие, как, например, алюминиевый комплекс в Приморском крае. Хоть все и считают, что у нас в Приморье нет электроэнергии, это не так. Когда продают алюминий, продают электроэнергию, и мы к этому готовы.

I. Звено вертикали. Путинской?


За неполный год своего функционирования в качестве директората Приморья команда Дарькина удивила не только местных жителей. Даже президенты в первый “медовый” год своего избрания успевают лишь осмотреть доставшееся от предшественника хозяйство и не очень определенно наметить будущий курс. Может быть, краем управлять легче, чем страной? Не думаем, тем более что до триумфального въезда в “Белый дом” Дарькин и его соратники командовали достаточно небольшими по сравнению с более чем двухмиллионным Приморьем предприятиями.

Тем не менее новый состав сборной “Белого дома” не стал тратить время на обстоятельную рекогносцировку и, как говорится, взял с места в карьер. Из прозвучавших заявлений стало ясно, что власть намерена взять край под жесткий контроль. Это дало основания умудренным аналитикам заговорить о комплексном переделе важнейших точек Приморья, на котором мы остановимся подробнее.

Слово “передел” мы не окрашиваем в черный цвет. Это в природе самой субстанции под названием “власть”, которая без реального контроля над знаковыми точками и фронтами властью быть перестает. Тем более что Приморье – это не самостийная Украина или Узбекистан. И прежде чем Сергею Дарькину сотоварищи заняться обзором владений, нужно было изучить федеральные интересы в этой сфере. А они, надо сказать, на виду.

Государственная собственность не приносит ощутимой выгоды. Уже в эпоху Наздратенко чиновники хотели избавиться от многочисленных унитарных предприятий (строительных, полиграфических, дорожных), вышедших из-под контроля, но зато изрядно высасывающих бюджетные деньги. В итоге процесс по их приватизации (ликвидации, реформированию) стал генеральной линией правительства. Аналитики не случайно считают, что вся проблема в отсутствии нормального менеджмента государственных и муниципальных предприятий. Ведь все должны понимать, что под косилку приватизации все не скинешь.

В середине ноября прошлого года Сергей Дарькин вместе со своим замом Геннадием Токуленко устроили первую показательную зачистку имущественных отношений, устроив настоящее судилище для тех чиновников и бизнесменов, кто не платит аренду и не выполняет федеральные и краевые законодательные нормы.

Это стратегия. На практике зачастую ситуация не складывается. Всего один пример – приморский полиграфкомбинат, который в недавнем прошлом был одним из крупнейших полиграфических монстров. Сегодня – типичнейший пример классического перевода государственной собственности в частные руки. При этом печатные станки здесь остались разве что для экзотики, уступив место частным бутикам и лавочкам.

“Белый дом” начал всячески стимулировать различные межведомственные комиссии по реформированию земельных отношений – как собственноручно созданные, так и федеральные.

Не единожды губернатор намекал на то, что действия Путина и его, Дарькина, копируют друг друга. Поэтому, наверное, губернатор огласил стратегическую задачу, поставленную перед краем правительством, - найти любые прорехи в земельном и арендном механизме, чтобы затем косвенно рассчитываться с работниками бюджетной сферы.

На недавнем совещании, которое министерство имущественных отношений провело во Владивостоке для своих региональных чиновников, представители полпредства в Дальневосточном федеральном округе отметили, что деятельность межведомственных комиссий в регионе сведена к нулю. Меньше половины ГУПов привели свои уставы в порядок (по Приморью – 50 процентов). Лишь 22 процента акционерных обществ ДВ, в которых государство имело свои пакеты, закончили финансовый год с прибылью. Всего 14 процентов таких предприятий приняли решение о выплате дивидендов. Реально российская казна имеет ощутимую прибыль в регионе только благодаря Якутии, а точнее – алмазному гиганту “АЛРОСа”. Все остальные как камень на шее.

Неудивительно, что на том же совещании представитель Минимущества Андрей Алякин напугал боссов “ДВМП” и “Восточного порта”, что, мол, государство намерено избавиться от своих госпакетов, в течение многих лет не влияющих на политику компаний. Москва через свежесоздаваемую структуру “Росморпорт” будет контролировать только стратегически важные причальные сооружения. Заметим, что команда Сергея Дарькина ни разу не вступилась за наших транспортных гигантов. А зачем? К московской политике в крае стали относиться с плохо скрываемым “прогибанием”.

II. Дарькинская горизонталь

Введение в макроэкономику

Если федеральные указы на местах выполняются все же в несколько квелом режиме, то самостийные решения, касающиеся внутренней политики и исходящие от краевых властей, приобрели необратимый характер.

Помнится, перед выборами Дарькин говорил о краткосрочных целях своего курса - на период 2001-02 годов. Разговор был глобальным, популистским и в общем-то экономически избитым - о стабилизации социально-экономического положения края, прекращении спада и начале роста уровня жизни населения. Как переклеивают обои прежнего хозяина в купленной квартире, так обычно и переиначивают экономику с собственностью – на свой вкус и цвет.

Искусство кройки и шитья

Хронологически первой экономической перекройкой можно считать “обеспечение прозрачности финансовых потоков и жесткий контроль за их прохождением на всех уровнях” – об этом было открыто заявлено в канун прохождения новой командой первого месяца четырехлетнего срока (об этом мы подробно поговорим в последующих обзорах). В это же время чиновники публично протерли пыль в сфере собственности. Александр Линецкий, первый вице-губернатор, заявил следующее: “Отменено несколько принятых в первой половине этого года постановлений губернатора края (то есть Наздратенко, а позже Дубинина. – Ред.), касающихся актов передачи в безвозмездную собственность. Отношение администрации края к любому предприятию или организации будет основываться на том, как и в каком объеме они платят налоги”.

Отличительной чертой НЭПа по-дарькински стала иллюзия непричастности "Белого дома" к громким экономическим событиям - там, где имел место "федеральный след". А вот все внутренние реформы сановники начали осуществлять планомерно, гласно и негласно.

В июле московская группа “МДМ” выкупает 49,2 процента акций ОАО “Торговый порт Посьет” у Находкинского морторгпорта и мелких акционеров. Сделка эта не похожа была на то, что министр транспорта Сергей Франк позже, комментируя ситуацию с перекупкой акций Восточного порта, назовет атакой на спекулятивных инвесторов, которые во время первой волны приватизации стали владельцами этих пакетов и никогда при этом особо не скрывали, что они спекулянты. В том смысле, что просто так такие серьезные пакеты в другие руки не уходят. Но в том же Посьете передел восприняли с оптимизмом – новые хозяева порта пообещали “присоединить” причалы к транснациональной империи “Межрегиональный Деловой Мир” с ее угольными разрезами, банками и главное – стабильными заказами на перевалку угля и ферросплавов.

Сомнительно, чтобы новая команда молча наблюдала за маневрами “Северстальтранса”, “Евразхолдинга” и “МДМ” в отношении крупнейших портов России, расположенных в Приморье (соответственно Восточного, Находкинского торгового и Посьетского). Одни окрестили зеленый свет для москвичей как предвыборную сделку Дарькина со структурами, которые премировали губернаторское кресло, другие ничего страшного в этой экспансии не видят, а губернаторское “добро пожаловать” расценивают как особой воды ноу-хау, призванное загрузить работой “ворота в океан”. Сам Сергей Дарькин вполне определенно говорит о том, что ничего страшного в “московском вторжении” нет: порты остаются в крае, налоги – тоже, а москвичи – всего лишь долгожданные инвесторы, за которыми гоняется вся страна. Тем более что на иностранных инвесторов губернатор Дарькин уже не надеется, о чем он заявил после своего первого зарубежного визита в Японию.

На этом фоне, конечно же, заметным стал процесс насильственного устранения действовавших в этой сфере менеджеров. Леонид Бочков в Находке, Валерий Маслаков – в Большом Камне. В первом случае – остающееся пока без наказания заказное убийство генерального директора крупнейшего порта, во втором - трагическая нелепость. Тем не менее это серьезные потери для когорты современных менеджеров, способных на грамотные решения в новой экономической ситуации.

Согласимся, что это далеко не рядовые процессы в приморском хозяйстве. Трудно представить себе что-либо подобное при Евгении Наздратенко – экс-губернатор всеми силами защищал край от “пришельцев”.

Перепил лесосек

Вслед за портами наступила очередь “таежного золота”. В августе 2001-го Сергей Дарькин выехал в Ольгу, где его взору предстал приморский лес со всеми его финансовыми возможностями. После этого была опробована система единого таможенного брокера, которая берет на себя контроль за грузоотправителями леса. Губернатор тогда был уверен, что местные бюджеты недополучают значительные налоговые платежи от деятельности добывающей и перерабатывающей лесной промышленности. Первый в истории края лесной аукцион, проходивший по весне и призванный наладить схему экспорта кругляка легальными методами, тоже провалился. Желание навести порядок в одной из самых криминализированных отраслях приморской экономики пока осталось нереализованным.

Последовавший за августом сентябрь ликвидировал “льготы” для градообразующих предприятий. В фаворе те, кто зовется честными налогоплательщиками. Впрочем, не нужно думать, что градообразующие остались вне интересов краевой администрации. При посредничестве “Белого дома” прошли революционные преобразования на “Дальполиметалле”. “Белый дом” наводит орудия на “Дальморепродукт” и “Дальзавод”. На последнем в итоге вводится-таки процедура банкротства, весьма необходимая новой команде. Для будущей национализации?

Что подают к рыбе

Сергей Шерстюк, главный федеральный инспектор по Приморскому краю, по поводу «рыбных войн» администрации:

- Время покажет, кто выйдет победителем из этого затянувшегося конфликта. Как это часто бывало в приморской политике, чисто хозяйственный, казалось бы, вопрос перерос в нешуточное политическое противостояние, и если говорить об информационной составляющей этой политической войны, то пока проигрывает нынешняя команда "Белого дома". Лично мое мнение по поводу "рыбной", как вы ее называете, войны - она несет бедствие прежде всего народу. Квоты не получают рыбодобывающие компании, отчего в конечном счете прежде всего страдают конкретные живые люди.


…Зимы не было. Была пресловутая “рыбная война”.
Рыбная промышленность во все времена была стратегическим направлением деятельности краевой власти. Контролируешь рыбу – контролируешь мир, гласит приморская мудрость. Когда настало время распределения бесплатных (внеаукционных) промышленных квот на добычу биоресурсов, власти добавили одним и урезали другим, вызвав в отрасли настоящий раскол. Кроме того, Дарькина обвиняли в протежировании компании “Ролиз”, той самой, откуда он пришел во власть. В декабре данная фирма купила у ОАО “Приморрыбпром” рыбозавод “Каменский”, что в Дальнегорском районе. Позже туда повели ЛЭП для снижения затрат на электроэнергию.

Что имеем в итоге? Если рыбопромышленники ранее воевали против федералов, то теперь все чаще - против локальной власти. Напрямую задеты экономические интересы отдельных "пострадавших" предприятий. И как следствие - частная собственность не является страховкой от административного ресурса.

Олег Кожемяко, успешный руководитель успешной рыболовецкой компании из Преображения, вынужден был на всякий случай застолбить несколько «рыбных полян» на Камчатке. Недавно принятый законодательным собранием закон “О рыбохозяйственной деятельности в Приморском крае” тоже, если разобраться, писан под губернаторскую “горизонталь”.

Туризм не хуже леса

Фирменным, а то и новаторским шагом новой команды можно назвать переустройство “вечно перспективной”, но при этом невнятной по своим возможностям на приморской почве туристической сферы. Однако у людей, осознанно выбиравших Сергея Михайловича, это не должно вызывать удивление. Петр Бакланов, директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН и один из соавторов предвыборной экономической программы команды губернатора, еще до 17 июня обмолвился, что развитие такой отрасли, как туризм, может позволить увеличить валовой региональный продукт на 50 процентов. И без всяких там унитарщиков можно обойтись. Неудивительно, что уже сейчас, по возвращении из Лондона, губернатор загадочно намекнул на более глубокое освоение острова Русского. Военным форпостом заинтересовалась тройка английских инвестиционных фирм. Не стоит удивляться, что через какое-то время эти земли будут принадлежать не военным, а дядям с английскими паспортами и губернаторскими карт-бланшами.

…Годовалые дети, как известно, начинают ходить – неровно, спотыкаясь и еще не умея смотреть под ноги. И тем не менее первые шаги многое могут сказать о будущей походке человека. Впрочем, об этом в следующих выпусках рубрики «Нам здесь жить. Итоги года».

Автор : Александр СЫРЦОВ, Василий АВЧЕНКО, «Владивосток»

В этом номере:
Слонов переселяют

Не стоит пугаться тому, что одну из достопримечательностей Владивостока – композицию со слониками в сквере на ул. Семеновской демонтируют. Слонов просто переселяют на новое место обитания.

Дети-искусственники обречены болеть?

Во Владивостоке прошел международный симпозиум врачей-педиатров “Дефицитные состояния у детей”. По словам Татьяны Бурмистровой, начальника отдела организации медицинской помощи женщинам и детям департамента здравоохранения администрации края, пожалуй, наиболее интересным для врачей оказался доклад профессора из Швейцарии Вольфа Эндерса.

«Архидея» расцветает в мае

Вчера во Владивостоке в Молодежном центре Дальневосточного государственного технического университета (Аксаковский пер., 3а) открылся первый международный молодежный фестиваль архитектуры и дизайна «Архидея–2002». В нем примут участие представители Республики Корея, Китая, США, Новой Зеландии.

Приморье начинается с меня

В минувшую пятницу во Владивостоке прошел ставший уже традиционным фестиваль национальных культур Приморского края. На этот раз все заботы по его проведению взяли на себя администрация города, консультативный совет по делам национальностей, сами национальные объединения и, конечно же, Дворец культуры моряков, предоставивший свои площади.

Копытным дают фору

Летом 2002 года в приморской тайге не будет проводиться охота на самцов изюбря и пятнистого оленя с неокостеневшими рогами. Такое решение принято на состоявшемся 14 мая координационном совете с участием представителей Приморского крайохотуправления, охотничьих обществ, общественных организаций, охотоведов из районов и заказников.

Последние номера