Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Политика

Под сенью атлантической звезды

…Бельгия – скучная страна. Ну, во-первых, маленькая – сопоставима с нашим Уссурийским районом, а уж какого-нибудь Тернейского меньше раз в десять. Во-вторых, предельно зарегламентированная – здесь курить, здесь не курить, сюда, пожалуйста, только в костюмах, а вот это разделительная полоса, через которую ни-ни...
…Бельгия – скучная страна. Ну, во-первых, маленькая – сопоставима с нашим Уссурийским районом, а уж какого-нибудь Тернейского меньше раз в десять. Во-вторых, предельно зарегламентированная – здесь курить, здесь не курить, сюда, пожалуйста, только в костюмах, а вот это разделительная полоса, через которую ни-ни…

Однако именно в брюссельских магазинах фирменным считается только тот сувенир, на котором броско написано «Брюссель – столица Европы». Как говорится, почувствуйте разницу: европейских столиц много – Лондон, Рим, Париж, Берлин, etc; столица же всей Европы может быть лишь одна, и это – Брюссель.

Почетную функцию эту город присвоил себе по праву – здесь находятся политический, экономический и военный штабы современной западной цивилизации: штаб-квартира ЕЭС (Европейское экономическое сообщество), штаб-квартира НАТО (политическое руководство) и ставка верховного главнокомандующего НАТО на европейском театре военных действий (военное руководство). Столичный статус не тяготит ни город, ни страну. Чиновный люд давно стал здесь главным сословием. По утрам разноязыкая и бесконечная армия отутюженных костюмов и свежих сорочек тянется в многочисленные офисы международных организаций, советов, комитетов, союзов.

Не редкость среди стильных пиджаков и строгая военная форма, причем самых разнообразных расцветок – от иссиня-черного до откровенно канареечного. А иначе и быть не может: 19 стран - членов НАТО и десятки государств, участвующих в различных партнерских программах, держат здесь – в Брюсселе и его пригородах – контингенты своих офицеров. Именно сюда – прямо в логово вчерашнего потенциального противника и прибыла с ознакомительным визитом группа из восьми российских журналистов, среди которых был и корреспондент «В».

Не так страшен черт, как его малюют

Впрочем, устоявшийся за полвека образ врага постепенно растворяется в реалиях сегодняшнего дня. Понятно, что броня крепка, и танки наши быстры, однако в программе «Партнерство ради мира» (ПРМ) участвуют сегодня 24 страны (включая все «осколки» СССР), а в Совете евроатлантического партнерства заседают полномочные представители 44 государств. В обеих структурах Россия – игрок достаточно активный. Более того – вспыхнувшая было в начале 90-х взаимная любовь, пережившая холодный дождь бомбежек Югославии, расцветает на наших глазах с новой силой после событий 11 сентября прошлого года. Речь теперь идет не просто о сотрудничестве, а о создании реально действующего механизма «двадцатки» – 19 стран - членов НАТО + Россия. И механизм этот активно обсуждается на самых высоких уровнях.

Есть уже и конкретный опыт взаимодействия в условиях, максимально приближенных к боевым.

Именно так оценивается совместное участие в миротворческих операциях на Балканах – в Боснии (SFOR) и Косово (KFOR). В Боснии задействовано порядка 20 тысяч военнослужащих (включая российскую бригаду), в Косово – около 45 тысяч, опять же вместе с российскими десантниками. Сейчас, правда, высокие стороны – и руководство НАТО, и российский министр обороны – говорят о том, что военное присутствие на Балканах пора сокращать (называют даже параметры – на 30-35 процентов, включая тяжелое вооружение и армейские вертолеты), но наработанный опыт взаимодействия остается бесценным и вполне реальным багажом. Опять же – реалии сегодняшнего мира, к сожалению, таковы, что этот опыт может оказаться востребованным буквально в любую секунду и в любой точке мира…

Идущие вместе?

Именно об этом старались говорить с нами и политики, и военные во время брифингов и дискуссий. Озвучил эту позицию и официальный представитель НАТО Ив Бродер (Yves Brouder): «Не стоит концентрировать внимание и дискутировать о том, где мы расходимся во мнениях. Давайте работать совместно там, где наши интересы полностью совпадают. А это как минимум два огромных направления – борьба с терроризмом и локализация оружия массового поражения. Современная практика показывает, что здесь мы можем взаимодействовать с очень высокой эффективностью».

Показательное заявление – западные политики до сих пор поражены той степени открытости, которую проявила Россия после 11 сентября. К сожалению, открытость эта оплачена для нас опытом второй уже по счету чеченской кампании. И в борьбе с международным терроризмом мы действительно готовы идти до конца.

Что касается оружия массового поражения (ОМП), то здесь положение еще более сложное. После окончания холодной войны многим (в том числе и ведущим политикам) казалось, что теперь эта проблема утратила свою остроту и постепенно будет сведена на нет. Однако по мнению натовских экспертов – озвучил эту позицию руководитель центра НАТО по борьбе с распространением ОМП Тед Уайтсайд (Ted Whiteside), - реальность оказалась куда ужаснее, и определяется эта реальность четырьмя событиями. Первое – война в Заливе чуть больше десяти лет назад. Именно тогда стало ясно, что Хусейн подошел к известному порогу вплотную. Второе – газовая атака «Аум Синрике» в токийском метро. Тогда фанатики использовали зарин и были предельно близки к тому, чтобы заполучить сибирскую язву. Как показало расследование, они просто взяли не тот штамм. Спасительная случайность… Третье – одновременное испытание Индией и Пакистаном ядерного оружия в мае 1998 года. Обе страны отказались присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия; между тем отношения между ними безоблачными никак не назовешь. И, наконец, четвертое – атака сибирской язвы в США в конце минувшего года. Погибло лишь несколько человек, но общество было парализовано. А злоумышленники не найдены до сих пор…

Четыре адреса в разных концах света; одна проблема для всех, кто еще надеется выжить… Понятно, что здесь Россия и НАТО могут и должны находиться по одну сторону баррикады. Потому что другой стороны просто нет.

Как выиграть мир?

…Однако нахождению по одну сторону баррикады мешает историческая память. Мы не забыли о том, что создавалось НАТО непосредственно против нас. 4 апреля 1949 года в Вашингтоне 12 стран (Бельгия, Канада, Дания, Франция, Исландия, Италия, Люксембург, Голландия, Норвегия, Португалия, Великобритания и США) подписали договор о создании оборонительного альянса, главной задачей которого было остановить продвижение коммунизма. Позже к блоку присоединились Турция и Греция, Испания и Германия, три года назад – Венгрия, Чехия и Польша. И задачу свою альянс, казалось бы, выполнил: коммунизм не только не пустили дальше, но и почти что доконали.

Но история – лукавая дама. В уставе НАТО (это весьма лапидарный документ, занимающий три странички) самой главной – ради нее, собственно, и создавался блок – является статья № 5, гласящая: нападение на одного из членов НАТО является нападением на всех его членов. Так вот за полвека существования альянса этот пункт устава не применялся ни разу – ни когда Франция воевала в Алжире, ни когда Америка увязла во Вьетнаме, ни когда Аргентина атаковала английские Фолкленды. Впервые за всю историю блока статья № 5 была применена полгода назад – после 11 сентября. В России в таких случаях говорят: пришла беда, откуда не ждали…

Новое время – новые реалии. Хотя единственным памятником на территории в 200 гектаров, где располагается ставка верховного главнокомандующего НАТО в Европе, до сих пор остается установленный на бетонной площадке фрагмент берлинской стены – символ вчерашнего мира…

В чем можно позавидовать блоку, так это, пожалуй, в великолепном идеологическом обеспечении всех действий, в точных и емких пропагандистских находках. Так, говоря о событиях на территории бывшей Югославии, все наши собеседники подчеркивали один и тот же тезис: «НАТО не хочет выиграть войну на Балканах. НАТО хочет выиграть мир». Блестящая, на мой взгляд, формула. Правда, возникает вопрос: почему же наш хваленый Павловский и иные политтехнологи не подсказали такой лозунг российскому президенту по поводу событий на Северном Кавказе? Аналогии-то прямые…

Другой пример. Самое модное слово в сегодняшнем политическом лексиконе Западной Европы – транспарентность. Ближайший русский аналог – прозрачность. Так вот к стране, намеревающейся вступить в НАТО, предъявляется ряд требований. У нее должен быть транспарентный военный бюджет – налогоплательщик вправе знать, на что тратятся его деньги. Должна быть абсолютно транспарентная банковская система – так легче бороться с коррупцией и пресекать финансирование террористических организаций. Должна быть полная транспарентность при проведении военных учений под присмотром зарубежных наблюдателей. Именно поэтому, размышляя о стремлении тех или иных стран стать членами блока, идеологи североатлантического альянса без устали подчеркивают, что вступление в НАТО – не награда, а ответственность. И процесс интеграции особенно в вопросах оперативной совместимости, а также приведения к единому стандарту систем вооружения и связи не одномоментен, а растягивается порой на долгие годы. Так, Западной Германии, вступившей в НАТО в 1955 году, на это понадобилось 12 лет, а Испании, вступившей в 1982 году, – 17 лет. Поляки, чехи и венгры, вступившие в НАТО три года назад, находятся лишь в начале этого процесса. То же самое предстоит и странам, официально выразившим желание присоединиться к блоку. Соискателей таких девять – Латвия, Литва, Эстония, Албания, Македония, Словения, Словакия, Румыния и Хорватия. Судьба их будет решена через полгода на пражской сессии НАТО. Однако сегодня представители блока категорически отказываются рассуждать на тему, чьи шансы на вступление предпочтительнее, а чьи невелики. Единственная формула ответа на вопрос, заданный в этом направлении, звучит так: «Приняты будут больше, чем одна страна».

Конечно, по большому счету Словения или Албания нам, как говорится, по барабану. А вот когда речь заходит о вчерашних прибалтийских республиках СССР – щемит сердечко русского человека… Понятно, что право любого независимого государства вступать в любую международную организацию незыблемо. И все же, все же…

…На этом фоне, кстати, любопытно отметить, что ни та же Финляндия, ни Швеция в НАТО не рвутся…

Бдительность – залог свободы

Североатлантический альянс – устоявшаяся, а потому весьма консервативная организация. Тем забавнее (если так можно выразиться) выглядят некоторые детали инфраструктуры блока. Непосредственно у НАТО нет ни одного солдата, ни одного ствола вооружения. Есть только готовые штабные структуры, наполняют которые страны-участницы. Единственное, что имеется в наличии, – 17 самолетов радиоэлектронной разведки АВАКС. Весь бюджет организации – 1,5 миллиарда долларов в год; копейки, по сравнению с военными бюджетами «продвинутых» стран. Деньги эти идут в основном на оплату аренды бельгийской земли, коммунальные платежи, содержание тех же АВАКСов. Ни копейки не идет на зарплату офицерам, служащим в штабах, – денежное довольствие они получают в своих странах, и, естественно, оно существенно разнится: трудно даже сравнивать оклады польского или американского майоров. Кстати, и бюджет блока, складывающийся из взносов стран-участниц, тоже неоднороден: американцы вносят 29 процентов, немцы – 23, англичане – 13. Самое любопытное, что небольшой взнос в общий бюджет делает даже Исландия; удивительно это по той уникальной причине, что в Исландии – одной из стран - основательниц альянса - вообще (именно так!) нет армии. И в натовских таблицах расходов государств на оборону в графе «Исландия» красуется отчетливый 0.

Традиционно и замещение высших постов в НАТО. Верховный главнокомандующий – всегда американский генерал (сейчас – Джозеф В. Ралстон); генеральный секретарь – всегда европейский дипломат (сейчас – англичанин, лорд Джордж Робертсон).

Не меняется вот уже более полувека и девиз НАТО, в качестве которого изначально было избрано латинское выражение Vigilia pretium libertatis – «Бдительность - залог свободы»…

И эту бдительность НАТО, похоже, готово проявлять по всему миру. Английский танкист подполковник Барр (Burr), ныне служащий в отделе разведки, рассказывая о своем послужном списке, заметил: участвовал в операциях в Северной Ирландии, на Фолклендах, в Персидском заливе, в Боснии и Герцеговине, в Косово.

Что у него и у его союзников впереди?

Вопрос следует оставить открытым. Вряд ли кто знает – какие потрясения ждут мир в XXI веке. А на вызов времени каждый – в том числе и каждая страна – отвечает так, как считает нужным.

P.S. Редакция благодарит генеральное консульство США во Владивостоке за помощь в организации поездки корреспондента «В» в штаб-квартиру НАТО.

Автор : Андрей ОСТРОВСКИЙ, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выходи, помашем метлой!

Завтра, 20 апреля, во Владивостоке состоится второй общегородской субботник, в ходе которого все желающие владивостокцы смогут помочь коммунальным службам города в очистке и украшении своих дворов.

ФСС против единого социального налога

В приморском отделении Российского фонда социального страхования впервые прошла пресс-конференция, посвященная 10-летию образования регионального отделения фонда.

Студенты умеют делать газеты

В среду, 17 апреля, во Владивостоке прошло награждение лучших студенческих газет года, победителей конкурса “Студенческая пресса”.

«Дембельский аккорд» краевых депутатов

Вчера состоялось очередное заседание законодательного собрания (ЗС) Приморского края. В течение первых полутора часов работы депутаты приняли сразу в двух чтениях два наиболее оспариваемых из предложенных администрацией Дарькина законопроектов.

Судьи - «в законе»

Главный федеральный инспектор по Приморью Сергей Шерстюк вручил удостоверения пожизненных судей за подписью президента России четырем арсеньевским судьям.

Последние номера