Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Однажды в Австралии, или Как я искала кукабарру и Южный Крест

А что мы еще знаем об Австралии? Что именно там видно созвездие Южного Креста, надо только приметить самую яркую звезду рядом, знакомую с детства Альфу Центавра. Что Австралия стала родным домом для тысяч русских эмигрантов (одни страшно тоскуют по России, а иные давно приняли свою новую родину).

 А что мы еще знаем об Австралии? Что именно там видно созвездие Южного Креста, надо только приметить самую яркую звезду рядом, знакомую с детства Альфу Центавра. Что Австралия стала родным домом для тысяч русских эмигрантов (одни страшно тоскуют по России, а иные давно приняли свою новую родину).

Журналистская дорога привела в Австралию, в славный город Сидней. Пять дней в австралийской семье, в которой никто ни слова по-русски, встречи с русскими студентами, путешествие на ферму… «Где мне услышать кукабарру?» - приставала я к каждому встречному-поперечному с вопросом. Ответ получила в последний день…

Еда нон грата

Десять часов над Тихим океаном рейсом Сеул - Сидней. Салон «Боинга» полон корейцев – студентов, молодых мамочек с младенцами, очень пожилых супружеских пар. Одни едут учиться, другие – отдыхать. Значит, могут себе это позволить.

Русские, кажется, одни мы с коллегой Валентиной, журналисткой хабаровской газеты.

Дабы пассажиры не скучали, на больших экранах салона начинается видеофильм. Полезно для моего давно не востребованного английского – пора вспоминать. Фильмец не подкачал – герой, американский летчик, неуязвимый красавчик Джек, лихо воюет с сербами, при этом злые сербы так и норовят обидеть доброго Джека…

И вот наконец самолет приземляется в аэропорту Сиднея. Перед посадкой стюардесса опрыскивает дорожки салона под ногами дихлофосом. Чем мы ей так досадили? Все просто: Австралия панически боится завоза на свой Зеленый континент разного рода сельскохозяйственных вредителей. Таможня не будет здесь трясти на предмет ввоза лишней валюты или золота, в декларацию вы должны честно внести, везете ли с собой продукты питания, деревянные изделия или сувениры (а вдруг там жучок?). Если внесете честно, шоколадки в упаковке или печенье скорее всего осмотрят и пропустят, колбасу изымут или отправят на экспертизу. Если утаите – дело может дойти и до суда! Когда в Европе боролись с коровьим бешенством, в Австралии все прилетевшие тщательно вытирали подошвы своих башмаков о специальные коврики, пропитанные какой-то химической дрянью, причем извлекались даже запасные пары обуви из чемоданов. Понятная осторожность: Австралия – мировой поставщик сельхозпродукции.

О боже! Строгий таможенник круто меня задерживает. Досмотр по полной! И ладно шоколад – но в моей сумке сверток, переданный одной мамой для своей дочки-студентки. Дальше как в детективе: «Вы сами упаковывали свои вещи? Или вам их кто-то передал? Вы знаете, что там?» Меня спасет только «пособничество властям». Мы вместе взрезаем скотч и пять слоев целлофана, а там – кошмар: среди вещей - витамины, таблетки. «Это что такое?» - перетряхивая баночки и высыпая в ладонь наш ревит с ундевитом, вопрошает страж на границе. «Это для здоровья, а это, пардон, против бэби, студентка же…» - собираю я все познания английского… На меня смотрят укоризненно… и пропускают.

Австралия принимает нас в свои теплые объятия. В нашем полушарии весна, здесь - начало осени. На улице +25.

Моя семья

Мне предстоит пройти стандартный путь иностранного студента, который приезжает на учебу и поселяется в семье. Специальная фирма по расселению студентов выбрала для меня милый двухэтажный домик в квартале среднего класса Бондай, где проживает семья Силверов. Хозяйка - приветливая миниатюрная женщина по имени Глория. Ее муж Филип пока на работе. Младшая дочка Джеки на занятиях в университете, на факультете педагогики начальных классов (семье это обходится в $ 2 тысячи в год). Старшая Керолайн, получив специальность социального работника, недавно начала трудовой путь в Лондоне, в одном из детских приютов. Глория проводит меня по комнатам: чувствуйте себя как дома! В моем распоряжении не только комната и душ, но и холодильник со съестным. Именно так чаще всего полюбовно складываются отношения студента с семьей. В том смысле, что студент платит за постой и набор услуг 200-250 австралийских долларов в неделю (это около 120 американских), завтракает, ужинает, пользуется душем и хозяйской стиральной машиной. Но невзирая на коммерческую подоплеку, нередко рождаются искренние дружба и теплота.

«Наш дом совсем небольшой, - щебечет Глория, - но уютный и любимый всеми нами». В «небольшом» доме на первом этаже гараж, кухня, столовая и гостиная, на втором – кабинет, три спальни, две душевые, кладовка. При этом – никакой роскоши и излишеств, обычная мебель, в кабинете - телевизор, видео, компьютер. И гладильная доска. Сдавать комнату внаем – обычное дело даже для среднего класса – хоть какая, а копейка в дом. До меня полгода у Силверов жила студентка-шведка, которая, основательно подучив английский, взяла машину напрокат, проехала по периметру всю Австралию и рванула домой.

«Это комната дочки, кажется, здесь небольшой беспорядок», - смущается хозяйка, а я отмечаю: дети везде одинаковы, терпеть не любят заправлять кровать и класть вещи на место. В комнате настоящий кавардак, и мне становится легко и весело: здесь не требуется чопорности, здесь идет нормальная жизнь.

Еще умиляет, что плоды всеми критикуемой глобализации делают нас быстро вписавшимися в любую обстановку. Ведь на кухне у Глории – «Нескафе», «Липтон», йогурт «Данон» и средство для мытья посуды «Фейри», а в ванной – шампунь «Палмолив» и зубная паста «Аквафреш». Да я почти дома!

Скрипка, йога и жареный цыпленок

В день нашего прибытия в Сидней случилась забастовка водителей автобусов. Они требовали повышения зарплаты аккурат на 8 процентов. Безлошадный народ (а таких в Сиднее тоже немало) с утра пораньше отправился на работу пешком, по улицам сити вышагивали деловые дамочки в кроссовках, с рюкзачками и туфлями за спиной. 2-3 часа пешком – это даже для любителей утренних пробежек круто…

«Мою семью» забастовка не коснулась, у Филипа, Глории и Джеки – по машине. Глория – фармацевт в аптеке. Фил – владелец небольшой издательской фирмы. В семь утра он уже на работе. А к половине седьмого вечера семья собирается к ужину.

Сегодня на ужин каждому – тарелка крупно порезанных помидоров, огурцов, листьев салата и жареные кусочки филе курицы. Назавтра будет тоже салат, жареная картошка, по ломтю рыбы, отварной сладкий картофель. К завтраку мои новые знакомые предпочитают мюсли с соком или йогуртом, сыр, кофе без кофеина, бутерброды – кажется, ничего особенного. Раз в неделю семья ужинает в ресторанчике. Еще из пристрастий австралийцев можно отметить тыквенный суп-пюре: полезная, скажу вам, вещь. «Наше питание сильно изменилось в последнее время, - комментирует Глория. – Раньше считалось, что мяса надо есть много, теперь многие австралийцы предпочитают рыбу, морепродукты и как можно больше овощей».

- А кто у вас обычно готовит?

- Конечно я, - смиренно признается Глория.

- А я что, не готовлю, что ли? – возмущается муж.

- Ты?! Когда? Ах, да, я солю, перчу и кладу готовые куски мяса в холодильник, а ты переносишь все это в духовку. Ну конечно, конечно, милый.

А после ужина семья проводит тихий спокойный вечерок. Джеки жизнерадостно хихикает перед телевизором. Фил… берет скрипку и начинает репетировать. Скоро у него концерт. Да-да, музыкант по профессии, он вынужден был изменить искусству и заняться другим делом, более денежным – артисту и в Австралии трудно прокормить семью. Теперь музыка – его хобби и страсть. И потому в свободное время он играет в симфоническом оркестре. Потом Фил включит видеозапись: «Марина, вам нравится Ойстрах? Послушайте, это гениально!» В доме впервые слышится русская речь, потому что на кассете – запись скрипичного концерта в зале Чайковского с русской ведущей.

«А я не хожу на концерты мужа. К сожалению, не разбираюсь в музыке», - признается Глория. У нее – свои увлечения. По понедельникам после работы ходит на лекции (на этот раз ее абонемент на тему астрологии, спиритизма). По вторникам – шейпинг и танцы. По субботам – занятия в группе йоги. Раз в неделю рано утром – пешая прогулка 4 км по парку. Кстати, у мужа по воскресеньям тоже 2 часа спортивной ходьбы. И меня искренне умиляет эта правильная размеренность их жизни.

- Глория, послушайте, как пишет русский поэт Анатолий Карель про Австралию, он много лет здесь живет: «Голубые, в дымке, эвкалипты И раскатный хохот кукабарр Заменили русские ракиты, соловьиный песенный угар». Где мне услышать знаменитую птицу кукабарру?

Глория с Филом неумолимы:

- Кукабарры в городе нет. Надо ехать очень далеко. А вот лисицы в нашем парке – пожалуйста.

Я выхожу на крыльцо, и над головой пролетает стая огромных какаду, которые орут дурными голосами. Какаду здесь – как наши голуби…

Однажды за ужином типичный англосакс Фил вдруг задумчиво произносит:

- Между прочим, моя прапрабабушка была русской, она вышла замуж за англичанина и уехала из России навсегда в 1900 году. Говорят, была совсем бедной…

Глория удивленно вскидывает брови:

- Боже мой! Чего только не узнаешь на двадцать пятом году совместной жизни!

- А недавно в русском ресторане пробовал русскую водку. Неплохо, гуд…

И я понимаю, что русский след в истории Австралии не так уж незаметен…

А в один из вечеров мы отправились в клуб, членами которого являются мои милые Силверы. Огромный многоэтажный «рассадник праздности» - Souths Juniors, в его недрах – спортзалы и бассейн, китайский ресторанчик, казино, танцплощадка и бесконечно огромные залы игральных автоматов. Здесь наяривают по клавишам люди всех возрастов, особенно много пенсионеров. Я представила себе российских бабушек и дедушек, отправившихся вечерком сыграть в однорукого Джека, а потом пройти тур танго… Что и говорить, они совсем другие, эти австралийцы. Нет, не так. Они очень похожи на нас, но у них совсем другая жизнь…

Редакция «В» благодарит компанию Students International за организацию поездки.

Автор : Марина ИВЛЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Рамы вместо кругляка

Новое лесоперерабатывающее производство открылось в Кавалеровском районе. Цехи по распиловке древесины и столярный принадлежат компании «Дальвуд».

С тайским Новым годом!

Студенты Восточного института ДВГУ, изучающие тайский язык, и их преподаватели готовятся весело встретить Новый год по-тайски, который наступает сегодня, 12 апреля.

В Москву - на олимпиаду и в бизнес-центр

Артемовские одиннадцатиклассники Дмитрий Ларин и Роман Шопин, занявшие призовое место в приморском региональном турнире компьютерной игры “МЭМ-2002”, примут участие в первой Всероссийской олимпиаде компьютерных игр по основам предпринимательской деятельности и потребительских знаний для школьников.

Держи карман шире!

Удивительно, как может преобразиться человек-рыночник, заняв высокую чиновничью должность! Приди вчера к директору «Ролиза» губернатор и предложи поднять оклады работникам этого сугубо частного предприятия, да еще в жестко оговоренном размере, да к определенному сроку, – наверняка бизнесмен Дарькин отослал бы советчика к трудам основоположников рыночной экономики. Дескать, сколько работяги топают – столько и лопают! Поднимется производительность, сократятся издержки – соответственно вырастет зарплата. Может быть.

Ищем нефть в пригороде Владивостока

Депутаты ЗС Приморья приняли решение обратиться к губернатору с предложением открыть финансирование изысканий на территории края нефти и газа.

Последние номера