Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Новости, события

Страсти по контрабанде Япония-мать отвернулась от российских браконьеров

«Большая беда» пришла в дома тех рыбаков-дальневосточников, которые в последние годы активно занимались браконьерским промыслом и контрабандой рыбы и морепродуктов в Японию. С 1 апреля японское национальное управление рыболовства резко ужесточило контроль по ввозу даров моря судами под российским флагом.

 «Большая беда» пришла в дома тех рыбаков-дальневосточников, которые в последние годы активно занимались браконьерским промыслом и контрабандой рыбы и морепродуктов в Японию. С 1 апреля японское национальное управление рыболовства резко ужесточило контроль по ввозу даров моря судами под российским флагом.

Напомним, что до последнего времени портовые власти Хоккайдо (именно на этот остров уходит львиная доля контрабанды из России), как, впрочем, и других японских префектур, при оформлении заходов российских рыболовных судов вполне удовлетворялись – в качестве основного документа – порт-клиренсом. Документ этот выдается в последнем порту, из которого судно ушло в море, и означает, что у властей данного, “выходного” порта нет претензий к судну, грузу, экипажу. И, наверное, такой документ вполне достаточен для грузового, транспортного судна. У рыбаков же при этом как бы выпадала главная составляющая: а что происходило между выходом из российского порта и приходом в японский? Чем пополнились трюмы сейнера или траулера?

Не стоит, очевидно, долго рассказывать о том, к чему приводили такие “ножницы”. Напомним лишь, что согласно многократно озвученным цифрам – а выступать с ними особенно любят представители российских силовых структур – “черный” экспорт рыбы и морепродуктов в сопредельную страну составляет, по самым осторожным оценкам, порядка 75 процентов от общего объема. То есть официальный объем поставок оценивается приблизительно в 300 миллионов долларов; “черный” ввоз, по некоторым (напомним, самым осторожным) прикидкам, достигает 1 миллиарда 200 миллионов. Космические, согласитесь, суммы, с которых не уплачиваются никакие налоги и пошлины и ради которых заинтересованные стороны – а это в основном контролирующие контрабандистов криминальные структуры – готовы пойти на любые преступления. Не случайно стрельба на поражение между российскими “бизнесменами” продолжается даже на территории Японии – “В” рассказывал о таких случаях.

Уставшие от подобного беспредела российские власти неоднократно обращали внимание своих японских визави на порочность сложившейся практики и необходимость резко усилить контроль над ввозом биоресурсов. Японцы вроде бы и не отвергали актуальность таких действий, но достаточно долго “изучали” проблему. Так долго, что стали даже напоминать русских, про которых говорят, что они медленно запрягают, но быстро скачут.

Скачка действительно оказалась стремительной.

С 1 апреля (вот уж смеху-то!) японцы потребовали от рыбацких судов под российским флагом, заходящих с продукцией в японские порты, обязательно иметь на борту судовую таможенную декларацию (СТД). Последствия для российских контрабандистов оказались катастрофическими.

Вот что сообщили нам коллеги из газеты “Хоккайдо симбун”, отслеживающие динамику развития событий. В порт Вакканай, где ежегодный оборот сдачи одного только краба перевалил в прошлом году за 12 миллиардов иен (порядка 100 миллионов долларов), утром 1 апреля не зашло ни одно российское судно с деликатесной продукцией. Прежде здесь фиксировалось до 30 и более судозаходов в сутки. В порт Ханасаки близ Немуро, куда ежедневно заходит порядка 10 российских судов, зашло лишь два судна. На судах были краб и еж, и после проверки соответствующих документов представители управления рыболовства вместе с сотрудниками таможни разрешили заход. В порт Момбэцу 29 марта зашло 11 российских судов с живым крабом (похоже, это был последний “рывок” перед введением жесткого контроля); 1 апреля – ни одного. И в порту Отару, куда сдается 20 процентов всего российского краба, поступающего на Хоккайдо, не было зафиксировано ни одного захода российских судов с морепродуктами на борту.

Что же за страшный зверь такой – СТД, требование о предъявлении которого вызвало панику среди российских контрабандистов? Как удалось выяснить корреспонденту “В”, совместное распоряжение о введении и обязательном применении судовых таможенных деклараций издали несколько лет назад Госкомрыболовство РФ, Гостаможенный комитет РФ и Федеральная погранслужба РФ с целью ужесточения борьбы с браконьерами. Это документ строгой отчетности, с несколькими степенями защиты, печатается на фабриках Гознака. В отличие от порт-клиренса подделать его чрезвычайно трудно. Заполняет СТД сам капитан судна, и предъявляется он (теперь, во всяком случае) как в порту выгрузки (Япония), так и в родном порту приписки. Коль скоро в СТД до граммов (именно так!) указывается объем выловленной и сданной продукции, то моментально и очень легко вычислить соотношение улова с выделенными или приобретенными квотами, а также с таможенными пошлинами и налоговыми платежами. Теперь понятно, почему после введения СТД в действие на обоих берегах Японского моря браконьеры и контрабандисты испытали настоящий шок.

- Надо сказать, что прежде японцы всегда требовали у рыбаков отметку российских портовых властей о том, что продукция им доставлена непосредственно из района промысла, - прокомментировал ситуацию председатель рыболовецкого колхоза “Восток-1” Александр Передня. - Таким образом японцы боролись с браконьерством. Но в 1995 году все изменилось в худшую сторону.

Японцы стали сквозь пальцы смотреть на свои же правила. Почему? Да потому что рыба шла на их рынки по супернизким ценам в отличие от поставок законопослушных российских рыбаков. И в порты соседней страны буквально хлынула выловленная незаконным путем деликатесная рыбопродукция. В основном “дикие” российские рыбаки устремились на Хоккайдо. Этот флот фактически был нелегальным и нигде не числился. У многих капитанов отсутствовали документы, которые удостоверяли бы статус и принадлежность судна, а также свидетельства на право плавания под российским флагом. На это соседи не обращали внимания. Браконьеры ловили рыбу и тут же, через несколько часов, доставляли ее к японским причалам. Наши пограничники не могли справиться с таким беспределом. Браконьерские суда зачастую успевали ускользнуть от преследователей. И такую ситуацию можно было переломить только в том случае, если требовать от капитана судна полного комплекта документов. Сейчас, похоже, порядок стали наводить. Давно пора. Я надеюсь, что теперь цены на рыбу в Японии поднимутся и законопослушные рыбаки смогут продавать свою продукцию по реальной ее стоимости. И, что еще важнее, меньше будут воровать в наших дальневосточных морях. Ведь в последние годы запасы наших морских биоресурсов уменьшились в три раза. Основная причина – браконьерство.

Однако, как гласит отечественная народная мудрость, на всякую хитрую гайку есть болт с обратной резьбой. Не прошло и нескольких суток после введения японцами известных мер, как все в тот же порт Ханасаки (северо-восточное побережье Хоккайдо) зашло российское рыболовное судно, имевшее на борту 10 тонн камчатского краба и краба-стригуна и предъявившее в качестве основного документа все тот же порт-клиренс, но уже оформленный в КНДР, в северокорейском порту Чхонджин. Напомним, что согласно новым японским требованиям недействительными являются только порт-клиренсы, выданные российскими властями. В данном же случае ситуация осложняется еще и тем, что ввиду отсутствия дипломатических отношений между Японией и КНДР проверить подлинность северокорейского документа японскими властями не представляется возможным.

Схема же выглядит приблизительно так. Получателем краба в Японии является российская фирма, головной офис которой находится во Владивостоке (по данным “Хоккайдо симбун”, эта компания называется “Бриз”), а филиал - в Немуро. В КНДР у этой компании есть совместное российско-северокорейское рыбопромышленное предприятие. Краб, который привезло судно, согласно предъявленному порт-клиренсу был отправлен на экспорт этим СП, а импортером является филиал в Немуро.

Так выглядит лишь одна из схем (причем весьма сложная) по преодолению выставленного японцами “заслона”. Нет сомнений, что лихие российские головы изобретут еще не один путь для продвижения контрабанды на емкий японский рынок. Старик Маркс еще полтора века назад заметил, что нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал ради высокой нормы прибыли. И первые такие шаги уже предприняты. 4 апреля в порт Момбэцу прибыло российское судно “Афелия” (порт приписки Невельск) с 25 тоннами краба-стригуна на борту. При оформлении капитан предъявил порт-клиренс, выданный в порту Пусан (Республика Корея). Однако представители японских властей установили, что документ поддельный. Судну было запрещено заходить в порт и сдавать рыбопродукцию. Капитан безо всяких протестов ответил: “Понятно. В следующий раз привезем настоящий порт-клиренс”, - и покинул порт.

По мнению экспертов, с которыми связался корреспондент “В”, наверняка будут применены и другие обходные маневры. Некоторые из них лежат на поверхности. Это, во-первых, переориентация браконьерского контрабандного грузопотока рыбы и морепродуктов на порты Южной Кореи, которая пока что таких мер не ввела. Во-вторых, перегруз морских деликатесов с российских добытчиков на японские суда непосредственно в море с расплатой наличными на месте.

Правда, что касается второго пути, то пресечь его станет теперь делом чести для российских пограничников, у которых отныне нет повода в постыдных оправданиях, как в прошлогодней ситуации с СТМ-17 капитана Степанова, легко натянувшего нос защитникам российских рубежей (о той истории “В” рассказывал неоднократно).

Как бы там ни было, страсти по контрабанде только разгораются. Трудно сказать, насколько хватит выдержки и японских властей – ведь и ребенку понятно, что в ближайшее время внутренние цены на деликатесные морепродукты в Стране восходящего солнца стремительно поползут вверх, что, естественно, популярности властям не добавит (не секрет ведь, что рыба и морепродукты являются главными компонентами стола в каждой японской семье). Ясно и то, что бароны российской контрабанды не пожалеют сил и финансовых ресурсов для “исправления” патовой расстановки фигур.

Ближайшее время покажет.

“В” продолжает внимательно следить за развитием ситуации.

Автор : Андрей ОСТРОВСКИЙ, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Соседям подвалило. Снега

Активный циклон с центром над северо-восточным Китаем в минувшие выходные дни принес обильные осадки на юг российского Дальнего Востока. Особенно досталось соседнему Приамурью.

Черные вести из Чечни

Молох чеченской войны продолжает собирать свою жестокую жатву. Еще не успели высохнуть слезы родных, оплакавших погибших в феврале среди других пяти спецназовцев уссурийца Александра Нехорошева и ольгинца Дениса Смелова, а с Северного Кавказа уже пришло очередное трагическое сообщение.

Награждены посмертно

В конце прошлой недели в УВД Приморья состоялось торжественное и одновременно печальное мероприятие. Указом президента России посмертно орденами Мужества награждены полковник милиции Юрий Григорьевич Орленко и старший лейтенант Максим Витальевич Елисеев. Начальник УВД края генерал-майор милиции Николай Вачаев вручил на хранение боевые награды близким родственникам погибших героев: сыновьям Юрия Орленко Михаилу и Дмитрию и отцу Максима Елисеева Виталию Серафимовичу.

Тротил разрывает плотины

Еще 20 с лишним мирных взрывов прогремело на севере Приморья. На сей раз саперы гражданской обороны освободили от ледового затора Большую Уссурку в среднем течении реки под автомобильным мостом у села Лукьяновка в Красноармейском районе.

«Москитам» - быть

В Арсеньеве закончила работу представительная комиссия во главе с главным федеральным инспектором по Приморскому краю Сергеем Шерстюком.

Последние номера